×

ЕСПЧ поддержал российских ЛГБТ-активистов

Европейский Суд отказал в передаче дела «Баев против России» о запрете пропаганды нетрадиционных сексуальных отношений среди несовершеннолетних для рассмотрения в Большую Палату
Ранее по этому делу ЕСПЧ признал нарушение права заявителей на свободу выражения мнения и запрещения дискриминации, присудив заявителям почти 50 тыс. евро. По мнению эксперта, справедливая компенсация, скорее всего, единственный позитивный эффект этого дела, поскольку российское законодательство не предусматривает пересмотр дел об административных правонарушениях по новым обстоятельствам. Кроме того, известное постановление КС РФ «позволяет органам государственной власти успешно игнорировать решения ЕСПЧ в части нормотворчества».

14 ноября Европейский Суд опубликовал пресс-релиз об отказе передать решение по делу «Баев и другие против России» для рассмотрения в Большую Палату. Напомним, ЕСПЧ рассматривал вопрос о том, является ли необходимым привлекать к административной ответственности за мирные публичные акции, участники которых публично высказываются о существовании и нормальности гомосексуализма.

Заявители подали жалобы в ЕСПЧ в связи с привлечением их к административной ответственности за акции протеста против принятых в России законов, закрепивших запрет «гей-пропаганды» в отношении несовершеннолетних. Они проводили демонстрации с плакатами, на некоторых из которых было написано: «Гомосексуализм – это нормально» и «Я горжусь своей гомосексуальностью. Спроси меня об этом». Акции проводились перед средней школой в Рязани, школьной детской библиотекой в Архангельске и административным зданием в Санкт-Петербурге. Впоследствии участники акции были оштрафованы в соответствии со ст. 6.21 КоАП РФ «Пропаганда нетрадиционных сексуальных отношений среди несовершеннолетних».

Заявители решили оспорить эту норму КоАП РФ в Конституционном Суде, указав, что она противоречит конституционным принципам равноправия и свободы выражения мнения. Однако Суд пришел к выводу, что статья не содержит дискриминационных положений. В решении говорилось, что запрет на гей-пропаганду среди несовершеннолетних направлен «на защиту таких конституционно значимых ценностей, как семья и детство», а также на защиту здоровья и духовно-нравственного развития детей. При этом в КС РФ отметили, что закон считает противоправными только публичные действия, целью которых является распространение информации, навязывающей и популяризирующей среди несовершеннолетних нетрадиционные сексуальные отношения, расширительного понимания установленный запрет не допускает.

В своей жалобе в ЕСПЧ заявители указали на нарушение ст. 10 и ст. 14 Конвенции о праве на свободу выражения мнения и запрещении дискриминации. Они утверждали, что подверглись дискриминации за публичное заявление о личности, правах и социальном статусе сексуальных меньшинств. Заявители отметили, что были привлечены к ответственности за разбрасывание безвредных, по их мнению, листовок. Они также указали на дискриминацию в обычной жизни и отметили, что им приходится скрывать свою сексуальную ориентацию.

В отзыве на жалобу Правительство РФ, в частности, отметило, что предпринятые меры были необходимы для защиты морали, поскольку выражение мнения по вопросам ЛГБТ девальвирует традиционные семейные отношения. Также в отзыве было указано, что внутреннее законодательство направлено на защиту здоровья и прав других лиц, включая несовершеннолетних, которые могут быть подвержены давлению со стороны людей, имеющих намерения уговорить их изменить сексуальную ориентацию.

ЕСПЧ не нашел оснований для оправдания действий России. Он указал, что привлечение к ответственности ЛГБТ не может обеспечить защиту морали. Кроме того, Европейский Суд отметил, что он не одобряет политику, отражающую предрассудки гетеросексуального большинства в отношении гомосексуального меньшинства, и выступает за возможность открыто говорить о своей сексуальной ориентации. ЕСПЧ также считает, что распространение информации о сексуальной идентичности и рисках, связанных с этим, является профилактикой заболеваний и направлено на здравоохранение. Суд указал, что, протестуя, заявители не стремились взаимодействовать с несовершеннолетними или вмешиваться в их личное пространство. Более того, по мнению Суда, плакаты содержали лишь идеи равенства, разнообразия и терпимости, принятие которых способствует социальной сплоченности.

Кроме того, Суд подчеркнул размытость оспариваемой нормы, позволяющей правоприменителям неограниченно широко толковать ее положения. Так, привлечение к административной ответственности за акцию возле администрации Санкт-Петербурга, по мнению ЕСПЧ, неоправданно, так как это общественное место, специально не предназначенное для несовершеннолетних. В связи с этим у Суда создалось впечатление, что случайное или намеренное воздействие на несовершеннолетнего в любом месте может быть признано правонарушением. Такое законодательство, считает ЕСПЧ, только укрепляет гомофобию, которая не может уживаться с равенством, плюрализмом и толерантностью – признаками демократического общества.

В связи с этим Суд признал нарушение ст. 10 (свобода выражения мнения) и ст. 14 (запрещение дискриминации) Конвенции и присудил заявителям почти 50 тыс. евро в качестве компенсации.

Россия заявила ходатайство о пересмотре решения Большой Палатой ЕСПЧ, однако 14 ноября Суд отказал в его удовлетворении. Минюст России в связи с этим выразил сожаление, отметив, что обстоятельства дела были непосредственно связаны с основополагающими принципами нравственности, морали и защиты прав несовершеннолетних.

Program Director, Europe and Eurasia Division, ABA ROLI Мария Воскобитова отметила, что высказывания на плакатах участников протестной акции «не являются “пропагандой” в том смысле, что они никого никуда не призывают».

«Рассматривая данное дело, ЕСПЧ указал, что между сторонами не было спора о наличии закона, который предусматривает ответственность за подобные высказывания. При этом Европейский Суд рассмотрел вопрос качества данного закона в рамках анализа необходимости и наличия правомерной цели у этого закона, – отметила Мария Воскобитова. – Так, Суд указал, что наличие предубеждений у гетеросексуального большинства в отношении гомосексуалов не может быть основанием для различного законодательного регулирования в их отношении, как не может быть таким основанием раса, цвет кожи или национальность».

Она добавила, что защита общественного здоровья также не была признана Судом основанием для запрета, так как невозможно связать между собой запрет на информирование о гомосексуальных отношениях и рост рождаемости, который зависит от благосостояния, развитой системы поддержки семей, – запрет на распространение информации о гомосексуальных отношениях не коррелирует с решением гетеросексуальных пар иметь детей. Суд также отметил, что власти должны реализовывать взвешенную политику в области сексуального образования – с учетом мнения родителей, но основываясь на принципах объективности и научности, обеспечивая безопасное образовательное пространство для детей, свободное от насилия, буллинга, социальной изоляции и других форм дискриминации на основании сексуальной ориентации и гендерной идентичности.

Юрист КА «Фрейтак и Сыновья» Екатерина Хазова отметила, что объективная оценка отказа ЕСПЧ в постановлении по делу «Баев и другие против России» возможна только при совокупном рассмотрении правового и этического аспектов, в частности толкования фигурирующего в нормативных актах понятия «нравственность».

Эксперт пояснила, что российское законодательство еще до повсеместного закрепления в 2013 г. запрета «гей-пропаганды» в отношении несовершеннолетних уже было ориентировано на наличие обязанности государственных органов защищать ребенка от «информации, пропаганды и агитации, наносящих вред его здоровью, нравственному и духовному развитию», в частности Законом об основных гарантиях прав ребенка. Данная формулировка, по мнению Екатерины Хазовой, формально не противоречит, а скорее соответствует п. 2 ст. 10 Конвенции о возможных ограничения свободы выражения мнения, проверкой на соответствие которой законодательства и действий государственных органов занимается ЕСПЧ.

«При этом проверка оспоренной в ЕСПЧ статьи на соответствие Конституции РФ была осуществлена Конституционным Судом еще в 2014 г., а отказ в признании ее неконституционной был обоснован возможностью ограничения прав человека в целях защиты нравственности, заключающейся в сохранении “общепризнанной системы ценностей”», – напомнила эксперт.

По мнению юриста, содержание тяготеющего к моральным категориям понятия «защита нравственности» у ЕСПЧ и Конституционного Суда различное, в частности, в связи с различными идеологическими основами в европейском и российском обществах, поэтому в такой ситуации ожидать одинаковых выводов от российского и европейского судов не стоит.

Екатерина Хазова подчеркнула, что, скорее всего, решение ЕСПЧ не повлечет изменений в российском законодательстве, поскольку в 2015 г. было принято Постановление КС РФ от 14 июля 2015 г. № 21-П, которое закрепляет верховенство Конституции РФ и «позволяет органам государственной власти успешно игнорировать решения ЕСПЧ в части нормотворчества». По ее мнению, позитивный эффект для заявителей ограничится только справедливой компенсацией, поскольку российское законодательство не предусматривает возможности пересмотра дел об административных правонарушениях по новым обстоятельствам, которыми в гражданском, арбитражном и уголовном процессе являются постановления ЕСПЧ.

Рассказать: