×

ЕСПЧ присудил россиянке 3 тыс. евро за однодневную задержку освобождения из-под стражи

Суд подчеркнул, что связанные с освобождением из-под стражи административные формальности не могут оправдать задержку более чем на несколько часов, а Правительство РФ никак не обосновало проволочку сроком в один день
Фотобанк Freepik
В комментарии «АГ» адвокат Иван Хорошев, представлявший заявительницу в ЕСПЧ, согласился с выводами Европейского Суда и размером присужденной ей компенсации, но выразил сожаление по поводу очень долгого рассмотрения дела. Эксперты «АГ» также положительно оценили основные выводы ЕСПЧ, в то же время один из них предостерег, что безусловное следование национальных властей обозначенным Судом критериям может привести к усилению негуманного отношения к освобождаемым из-под стражи лицам.

21 января Европейский Суд по правам человека вынес Постановление по делу «Сухоносова против России» по жалобе на однодневную задержку освобождения из-под стражи в связи со смягчением обвинительного приговора.

В августе 2005 г. суд приговорил Клавдию Сухоносову к четырем годам лишения свободы условно за совершение преступления по ст. 160 УК РФ (присвоение или растрата). В апреле 2009 г. женщину осудили за контрабанду сильнодействующих и ядовитых веществ по ч. 3 ст. 33, ч. 2 ст. 188 и ч. 1 ст. 234 УК. Срок лишения свободы за второе преступление составил четыре года, после сложения наказаний он был увеличен до пяти лет. Осужденную заключили под стражу непосредственно в зале суда. Впоследствии апелляция оставила в силе второй приговор.

В сентябре 2009 г. Президиум Красноярского краевого суда рассмотрел кассационную жалобу заявительницы на первый обвинительный приговор, исключив отягчающие обстоятельства и смягчив его. Благодаря этому Клавдия Сухоносова освобождалась от дальнейшего срока отбывания наказания за первое преступление в силу истечения срока давности.

В июне 2010 г. Президиум Красноярского краевого суда отменил решение апелляции по второму приговору. Дело было возвращено на новое рассмотрение в апелляционный суд, который частично оправдал Клавдию Сухоносову и сократил срок ее наказания до полутора лет. В связи с тем что осужденная содержалась в пенитенциарных учреждениях больше указанного срока, она подлежала немедленному освобождению. Тем не менее ее выпустили на свободу лишь через день – 13 августа 2010 г.

В жалобе в Европейский Суд Клавдия Сухоносова указала на нарушение ст. 5 («Право на свободу и личную неприкосновенность») Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Она ссылалась на незаконное содержание под стражей во время рассмотрения второго уголовного дела и запоздалое освобождение. По мнению заявительницы, ее незаконно содержали в СИЗО в период с 9 апреля 2009 г. по 13 августа 2010 г., так как впоследствии суд изменил обвинительный приговор в отношении нее. С учетом изложенного женщина просила ЕСПЧ присудить ей компенсацию морального вреда на сумму в 3 тыс. евро, а также 1429 евро в возмещение судебных издержек.

Правительство РФ признало факт освобождения заявительницы с просрочкой в один день. При этом государство-ответчик ссылалось на неисчерпание внутренних средств правовой защиты, поскольку Клавдия Сухоносова не обращалась в национальный суд за присуждением компенсации в связи с незаконным заключением в СИЗО. Российская сторона также указала, что жалоба в ЕСПЧ была направлена по истечении установленного шестимесячного срока для ее подачи.

После изучения материалов жалобы Европейский Суд отметил, что в отсутствие признания государством-ответчиком факта незаконного содержания под стражей заявителя его требование о присуждении соответствующей компенсации не имеет шанса на благоприятный исход в национальных судах. В связи с этим он отклонил довод правительства о неисчерпании внутренних средств правовой защиты.

При этом ЕСПЧ отметил, что заявительница в своей жалобе от 14 декабря 2009 г. упомянула свое незаконное содержание под стражей в 2008 г., поэтому он признал соответствующую часть жалобы неприемлемой в связи с истечением сроков на обращение в Суд. В то же время он пояснил, что жалоба гражданки о заключении под стражу в 2010 г. было впервые упомянута в дополнительной заявке от 12 сентября того же года, поэтому право обращения в Суд по этому поводу на тот момент не истекло.

ЕСПЧ напомнил, что срок содержания под стражей признается законным в случае утверждения его судом. При этом последующее выявление ошибки суда при его определении не обязательно ретроспективно повлияет на срок промежуточного содержания лица под стражей. По этой причине органы Конвенции постоянно отказывают в удовлетворении жалоб осужденных за уголовные преступления лиц, которые жалуются на то, что вышестоящие инстанции признали впоследствии их приговоры основанными на фактических или правовых ошибках.

Европейский Суд также отметил, что в рассматриваемом деле ни первое, ни второе осуждение Клавдии Сухоносовой не были незаконными во время вынесения судами соответствующих приговоров. Заключение заявителя на основании таких приговоров было также законным. «Этот вывод не подлежит сомнению, хотя надзорный суд впоследствии переоценил первое преступление и оправдал заявительницу по одному из обвинений, выдвинутых против нее во втором судебном процессе. Хотя заявительница оставалась под стражей на один месяц дольше, чем требовало исправленное наказание, ее положение не отличалось от людей, приговоры которых были отменены в кассационном порядке. В этих обстоятельствах Суд считает, что соответствующая жалоба заявительницы об ее содержании под стражей с 9 апреля 2009 г. и 12 августа 2010 г. является явно необоснованной и должна быть отклонена», – указано в постановлении.

В то же время Европейский Суд пояснил, что некоторая задержка исполнения решения об освобождении понятна и зачастую неизбежна с учетом практических реалий в работе судов и соблюдения определенных формальностей. Тем не менее он указал на обязанность национальных властей свести такое положение дел к минимуму. «Административные формальности, связанные с освобождением, не могут оправдывать задержку более чем на несколько часов», – подчеркнул ЕСПЧ.

Суд добавил, что в рассматриваемом деле российская сторона никоим образом не обосновала задержку в один день при освобождении заявительницы. В связи с этим Страсбургский суд указал на отсутствие у национальных властей каких-либо трудностей в своевременном осуществлении такого действия. Таким образом, ЕСПЧ выявил нарушение ст. 5 Конвенции за несвоевременное освобождение Клавдии Сухоносовой из СИЗО и присудил ей требуемую сумму в полном объеме.

В комментарии «АГ» управляющий партнер АБ «Хорошев и партнеры», адвокат Иван Хорошев, который представлял интересы заявительницы в ЕСПЧ, согласился с выводами Суда. «Европейский Суд признал, что процедура освобождения из-под стражи не должна превышать нескольких часов. С учетом современных средств коммуникаций и научно-технического прогресса она должна выполняться в максимально короткие сроки. В нашем деле ЕСПЧ оценил сутки задержки в освобождении из-под стражи в 3 тыс. евро, и это хорошо. Кроме того, Суд присудил еще и все заявленные нами судебные издержки по делу. Огорчает лишь одно: что ЕСПЧ понадобилось девять с лишним лет, чтобы рассмотреть такое простое дело», – отметил адвокат.

Управляющий партнер АБ «Правовой статус», адвокат Алексей Иванов выделил два ключевых момента в рассматриваемом деле. «Во-первых, в случае изменения приговора и снижения срока лишения свободы факт его превышения в случае нахождения под стражей не будет свидетельствовать о нарушении права на свободу (п. 1 ст. 5 Конвенции). Для нарушения этого права необходимо признание незаконным постановления о заключении под стражу. По мнению ЕСПЧ, содержание под стражей в принципе будет законным, если оно осуществляется на основании постановления суда. Тот факт, что при кассационном рассмотрении установлены определенные процессуальные недостатки, сам по себе не означает, что содержание заявителя под стражей было незаконным», – отметил он.

«Во-вторых, ЕСПЧ обратил внимание на несвоевременное освобождение осужденного на основании судебного решения. Европейский Суд придал законный характер разумной задержке освобождения, поскольку она зачастую неизбежна с объективными процедурными моментами исполнения. Тем не менее он указал на обязанность государства свести этот срок к минимуму. Соблюдение формальностей, связанных с освобождением, не может служить оправданием задержки более чем на несколько часов. Превышение этого разумного срока, по мнению Суда, свидетельствует о нарушении п. 1 ст. 5 Конвенции», – пояснил адвокат.

Алексей Иванов поддержал данный вывод и подчеркнул, что никакая длительная задержка освобождения гражданина из мест изоляции не может быть оправдана соблюдением формальных процедур. «Разумность задержки должна исчисляться часами, но не сутками. Обратное будет свидетельствовать о нарушении права на свободу», – подытожил он.

Председатель президиума КА «Лапинский и партнеры» Владислав Лапинский полагает, что смысл комментируемого постановления ЕСПЧ состоит в том, что государство несет позитивную обязанность сообщения и доведения до исполнителей судебного решения, с тем чтобы не допустить неправомерного (более длительного), чем это предусмотрено окончательным решением суда, содержания лица под стражей. «Государство также обязано создать условия для немедленного исполнения этого решения административными органами. Учитывая, что выявленное Судом нарушение (то есть фактически незаконное содержание под стражей с просрочкой в один день) носит серьезный характер, заявительнице присудили за один день сумму, соразмерную с той, которая обычно присуждается при серьезных нарушениях Конвенции», – пояснил он.

По словам эксперта, в Санкт-Петербурге судебные решения исполняются столь незамедлительно, что людей просто выставляют на улицу после его получения, несмотря на ночное время и неработающий общественный транспорт, холод, отсутствие зимней одежды и пр. «Человека выгоняют, даже несмотря на просьбу разрешить ему уйти позднее, после приезда родственников или наступления светлого времени суток. Одного из моих подзащитных выгнали на улицу в два часа ночи, в шлепанцах на босу ногу и хлопчатобумажных тренировочных штанах, невзирая на ударившие морозы», – отметил Владислав Лапинский.

Адвокат полагает, что в рассматриваемом деле ЕСПЧ обращает внимание России на необходимость создания максимально эффективных механизмов по немедленному исполнению решений национальных уголовных судов, с тем чтобы не допустить неправомерного содержания человека под стражей. «Возможно, такое решение – это единичный случай. Боюсь, что безусловное следование обозначенным ЕСПЧ критериям может привести, напротив, к усилению негуманного отношения к людям. Позитивные обязательства государства должны предусматривать не только незамедлительное исполнение судебного решения, но и обеспечение гражданину возможности достойного и безопасного для него освобождения из мест заключения и содержания с созданием приемлемых условий по убытию к месту его проживания и нахождения, с извещением родственников, обеспечением его (в случае необходимости) необходимой одеждой и обувью», – заключил Владислав Лапинский.

Рассказать: