×

ЕСПЧ признал нарушением невыплату компенсации за незаконное заключение в колонию

Европейский Суд указал, что отказ выплачивать компенсацию под предлогом того, что декриминализация преступления не дает права на реабилитацию, нарушает Европейскую конвенцию
Фото: «Адвокатская газета»
По мнению экспертов «АГ», постановление Суда отражает дефекты российского судопроизводства в сфере обеспечения прав граждан на компенсацию морального вреда за незаконные аресты и содержание под стражей, а также отсутствие эффективного контроля качества решений, принимаемых судами общей юрисдикции, со стороны вышестоящих судебных инстанций и способно сломать сложившуюся негативную практику.

24 июля 2018 г. ЕСПЧ вынес постановление по делу «Шакирзянов против России», заявитель по которому Рустам Шакирзянов жаловался на нарушение п. 5 ст. 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, поскольку в результате судебной ошибки он провел два года в заключении.

Как следует из постановления, 4 июня 2002 г. Рустам Шакирзянов был признан виновным в хулиганстве и приговорен к двум годам лишения свободы условно с испытательным сроком два года. 14 ноября 2003 г. суд заменил условный срок реальным в связи с неисполнением возложенных на него обязанностей. 16 декабря Верховный Суд Республики Татарстан оставил апелляционную жалобу без удовлетворения, приговор вступил в силу.

13 июля 2016 г. Президиум ВС РТ отменил состоявшиеся судебные решения, указав, что 11 декабря вступил в силу закон, декриминализовавший инкриминированное Рустаму Шакирзянову деяние, в связи с чем приговор не мог быть исполнен. Вместе с тем, как указано в постановлении ЕСПЧ, согласно позиции Верховного Суда РТ, заявитель не имел права на компенсацию за незаконное содержание в исправительном учреждении, поскольку первоначально признан виновным, тогда как обратная сила декриминализации не ведет к реабилитации.

В жалобе, направленной в ЕСПЧ, Рустам Шакирзянов указал, что в результате судебной ошибки провел два года в колонии, тогда как в качестве наказания ему должен был быть назначен штраф. Он просил присудить ему 1 млн евро в качестве компенсации морального вреда. Однако Суд, признав нарушение п. 5 ст. 5 Конвенции, обязал Россию выплатить заявителю только 5 тыс. евро.

Комментируя «АГ» постановление ЕСПЧ, председатель МКА «Паритет», адвокат АП Белгородской области Ерлан Назаров отметил, что Суд признал, что способ формулирования и применения российского законодательства не позволяет заявителю получить компенсацию за содержание под стражей, которым было заменено условное осуждение, в нарушение п. 1 ст. 5 Конвенции. «Отклонив претензию на компенсацию заявителя по формальным основаниям, российские суды не толковали внутреннее право в духе ст. 5 Конвенции, в связи с чем он необоснованно был лишен права на компенсацию. В то время как оно, будучи предусмотренным п. 5 ст. 5 Конвенции, должно обеспечиваться и быть доступным на практике», – пояснил эксперт. 

Европейский Суд также напомнил принцип, согласно которому Конвенция должна гарантировать «не теоретические и иллюзорные, а практичные и эффективные права», в соответствии с которыми компенсация за лишение свободы, присуждаемая в связи с нарушением положений ст. 5 Конвенции, должна быть доступна лицу не только теоретически, но и практически. ЕСПЧ, сославшись на неоднократно выраженную позицию по данному вопросу – в частности, в постановлениях по делам Стадника и Абашева против России, – отметил, что это еще один пример неприемлемой ситуации, когда суд отказывает заявителю в «праве на реабилитацию» на том основании, что оно предоставляется только тем, кто освобожден от обвинений. По мнению Ерлана Назарова, указанные решения Европейского Суда отражают дефекты российского судопроизводства в сфере обеспечения прав граждан на компенсацию морального вреда за незаконные аресты и содержание под стражей, а также отсутствие эффективного контроля за качеством принимаемых судами общей юрисдикции решений со стороны вышестоящих судебных инстанций.

Адвокат МКА «Конфедерация» Валентина Леонидченко отметила, что в теории уголовного права объективная сторона преступления, предусмотренного ст. 127 УК РФ «Незаконное лишение свободы», описывается как «незаконное лишение человека свободы передвижения в пространстве и времени, выбора им места нахождения, общения с другими людьми». «Не в такой ли ситуации длительное время находился Рустам Шакирзянов? Мог ли он испытывать от этого нравственные и физические страдания? – задается вопросами эксперт. – Ответ очевиден. Более того, официально подтверждена незаконность удержания заявителя в условиях лишения свободы. Кем была создана указанная ситуация? Ответ также очевиден и официально подтвержден: лицами, наделенными государством властными полномочиями с целью защиты конституционных прав человека, в том числе права на свободу и личную неприкосновенность. Должно ли государство нести ответственность? Да, поскольку обязано соблюдать принцип взаимной ответственности государства и личности».

Однако, по мнению адвоката, государство не только отказалось нести ответственность за незаконное содержание под стражей, но и выразило официальную позицию по данному вопросу. «То есть негативная практика получила официальное закрепление с перспективой последующего  повторения», – добавила Валентина Леонидченко. Адвокат надеется, что постановление «Шакирзянов против России» сломает сложившуюся негативную практику и станет надежным средством защиты интересов доверителей в арсенале адвокатов.

Как считает Ерлан Назаров, случай с Шакирзяновым – еще один наглядный пример неприемлемой ситуации, когда суд отказывает заявителю в «праве на реабилитацию» на том основании, что оно предоставляется только тем, кто был освобожден от обвинений. «Действительно, о каком качестве и уровне правосудия можно говорить, если заявитель был отправлен в колонию, когда деяние, за совершение которого его осудили, было декриминализировано? – задается вопросом эксперт. – Суд второй инстанции, руководствуясь принципом обратной силы уголовного закона (ст. 10 УК РФ), должен был не только отменить решение нижестоящего суда о замене условного осуждения на реальное отбытие лишения свободы, но и привести приговор в соответствие с новым уголовным законом, устранившим ответственность за преступление, инкриминированное Шакирзянову. Неужели судьи ВС РТ, оставившие в силе решение о направлении его в колонию, не были знакомы с положениями общей части УК РФ и проявили вопиющую профессиональную некомпетентность? И не этим ли неправосудным решением объясняется тот факт, что впоследствии теми же судебными инстанциями Шакирзянов был лишен права на компенсацию за незаконное направление его в колонию?»

Адвокат назвал 13 лет, понадобившихся для исправления судебной ошибки, «завидной расторопностью», после чего последовали мытарства заявителя по поводу моральной реабилитации: «Таким образом, права и свободы Шакирзянова были дважды попраны судами».

Рассказать: