×

ЕСПЧ вновь подчеркнул, что государство само отвечает за свои ошибки при отчуждении муниципальной собственности

Европейский Суд указал, что утрата права собственности на земельные участки муниципалитетами в результате мошеннических действий третьих лиц и восстановление их права путем изъятия спорного имущества у добросовестных приобретателей нарушают права последних
Фотобанк Лори
Один из экспертов «АГ» отметил, что постановление ЕСПЧ усиливает защиту добросовестных приобретателей. Другой полагает, что документ затрагивает одну из наиболее сложных и дискуссионных проблем гражданского права – обеспечение баланса интересов собственника, утратившего имущество, и добросовестного приобретателя.

9 октября ЕСПЧ вынес Постановление по делу «Сергунин и другие против России», заявители по которому жаловались на изъятие государством купленных ими земельных участков, которые выбыли из собственности муниципалитетов в результате мошеннических действий третьих лиц.

В разное время Олег Сергунин, Дмитрий Исупов, Сергей Прокудин приобрели участки земли и зарегистрировали свое право собственности в Росреестре. Впоследствии органы прокуратуры подали в суды иски от имени администраций муниципальных образований об истребовании указанных земельных участков из чужого незаконного владения. В 2013 и 2014 гг. суды удовлетворили требования прокуратуры в полном объеме. Суды выяснили, что спорная недвижимость ранее выбыла из собственности муниципалитетов в результате мошеннических действий третьих лиц. В своих решениях районные суды признали право собственности соответствующего муниципального образования на спорные земельные участки. Вышестоящие судебные инстанции поддержали решения судов, а ВС РФ отклонил кассационные жалобы граждан.

Впоследствии они обратились в Европейский Суд, указав в своих жалобах, что лишились своего недвижимого имущества в нарушение ст. 1 Протокола № 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод. В этой связи Сергунин просил о восстановлении права собственности на спорный земельный участок, о возмещении материального ущерба в размере 25 618,5 руб., присуждении 20 тыс. евро компенсации морального вреда, 40 тыс. руб. в качестве возмещения судебных расходов. Исупов не подавал требований о справедливой компенсации, а Прокудин, в свою очередь, просил присудить ему компенсацию за потерю имущества.

Правительство РФ в своих возражениях ссылалось на то, что граждане не исчерпали эффективных внутренних средств правовой защиты. Оно, в частности, указало, что заявители должны были предъявить иски продавцам спорного имущества. Кроме того, российская сторона указала, что Исупов и Прокудин не обжаловали вынесенные судебные решения в надлежащим порядке.

Также Правительство считало, что вмешательство в имущественное право заявителей происходило в соответствии с законом и преследовало законную цель. Как указали российские власти, заявители сами решили не требовать возмещения материального ущерба от продавцов участков.

Заявители оспорили доводы российского Правительства. В частности, Сергунин утверждал, что иск о возмещении ущерба к продавцу не может считаться эффективным средством правовой защиты в его случае.

ЕСПЧ отклонил довод российского Правительства о необходимости предъявления исков к продавцам. Данное действие, указал Суд, нельзя считать необходимым для соблюдения правила исчерпания внутренних средств правовой защиты в обстоятельствах, когда владелец имущества был лишен права собственности в судебном порядке и не было иных способов правовой защиты, которые могли бы потенциально привести к восстановлению права. При этом Суд согласился, что заявители могли предъявить иски о возмещении ущерба продавцам, но отметил, что, по сути, это привело бы лишь к передаче бремени другим добросовестным владельцам. В силу последнего Суду непонятно, как указанная мера улучшит баланс между публичным интересом и необходимостью защиты прав человека.

Кроме того, ЕСПЧ выявил, что земельные участки выбыли из права собственности муниципалитетов в результате мошенничества, совершенного частными лицами. Как указал Суд, законность каждой сделки и права в отношении земельных участков контролируется регистрирующими органами, однако Правительство не пояснило, почему данные гарантии не предотвратили мошенничество в рамках защиты интересов муниципалитетов. В этой связи Европейский Суд пришел к выводу об упущениях в процедуре регистрации, которая привела к утрате муниципалитетами имущественного права на спорные земельные участки.

Как указал Европейский Суд, процедура отчуждения государственных активов частным лицам находится в исключительной компетенции государства и процедурные ошибки, приводящие к утрате государством недвижимости, не должны исправляться за счет добросовестных владельцев. Суд также указал, что изъятие имущества государством или муниципалитетом в отсутствие какой-либо компенсации добросовестному приобретателю является чрезмерной мерой, которая не обеспечивает справедливый баланс между публичным интересом и правом заявителя по использованию собственного имущества.

Оценив обстоятельства дела, ЕСПЧ пришел к выводу, что имело место нарушение ст. 1 Протокола № 1 к Конвенции. Европейский Суд распорядился восстановить Сергунина в праве собственности на спорный земельный участок, а при отсутствии такой возможности – предоставить гражданину равноценный земельный участок. Кроме того, ЕСПЧ присудил Сергунину 5 тыс. евро в качестве компенсации морального вреда и 535 евро в качестве компенсации судебных расходов. В остальной части требования заявителей о справедливой компенсации были отклонены Европейским Судом за их отсутствием или недоказанностью.

Комментируя решение Суда, адвокат Московской муниципальной коллегии адвокатов Алексей Лаптев отметил, что в нем подтверждается неоднократно высказанная ранее позиция о необходимости большей защиты добросовестных приобретателей в сравнении с той, которая предоставляется российскими судами. «Однако если в предыдущих постановлениях речь шла о приватизированных квартирах, то комментируемое постановление касается земельных участков, предоставленных гражданам муниципальными властями», – отметил он.

Эксперт обратил внимание на то, что наличие у заявителей возможности взыскать свои убытки с продавцов земельных участков никак не повлияло на вывод ЕСПЧ о нарушении права собственности заявителей, гарантированного ст. 1 Протокола № 1 к Конвенции. Также Европейский Суд не потребовал от заявителей исчерпания данного средства правовой защиты для целей приемлемости их жалоб. Также адвокат назвал любопытным тот факт, что ЕСПЧ не присудил одному из заявителей даже компенсацию морального вреда, несмотря на то, что тот заявил требование о «компенсации за потерю собственности». «Данное требование можно было бы легко истолковать как требование компенсации как материального, так и морального вреда, размер которого был оставлен заявителем на усмотрение Суда, – полагает Алексей Лаптев. – Однако в отсутствие подробного списка соответствующих требований, который предусмотрен ст. 60 Регламента, Европейский Суд предпочел отклонить его».

Как считает Алексей Лаптев, данное постановление усиливает защиту добросовестных приобретателей и поэтому его следует приветствовать. «Остается надеяться, что российские суды будут руководствоваться соответствующими позициями ЕСПЧ при применении ст. 302 ГК РФ (истребование имущества от добросовестного приобретателя). Во всяком случае они обязаны это делать в силу положения п. 2 Постановления Пленума ВС РФ о применении судами общей юрисдикции Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. и Протоколов к ней от 27 июня 2013 г. № 21», – заключил он.

Адвокат АП Амурской области Александр Богдашкин считает, что в постановлении ЕСПЧ затрагивается одна из наиболее сложных и дискуссионных проблем гражданского права – обеспечение баланса интересов собственника, утратившего имущество помимо своей воли или в результате хищения, и добросовестного приобретателя. «Найти такой баланс практически невозможно, так как в любом случае один из них будет вынужден смириться с утратой имущества, – отметил он. – Конечно, он вправе требовать от продавца возврата уплаченных за имущество денежных средств. Но, как правило, реально вернуть деньги в такой ситуации бывает достаточно сложно, а порой невозможно. И такое положение является неверным».

По словам адвоката, государство, создав систему регистрации прав на недвижимое имущество, гарантировало гражданам, что такая регистрация осуществляется на основе принципов проверки законности ее оснований, а также публичности и достоверности государственного реестра: «Это значит, что собственник имущества вправе рассчитывать на то, что его право собственности находится под надежной защитой и не может быть утрачено помимо его воли. С другой стороны, добросовестный приобретатель, полагаясь на сведения госреестра, вправе рассчитывать на законность совершаемой им сделки».

«В случаях когда государство в лице своих уполномоченных органов не смогло обеспечить данные им гарантии, оно должно принять меры к возмещению имущественных потерь потерпевшей стороне, – считает Александр Богдашкин. – В связи с этим необходимо установить такое регулирование, при котором права обеих сторон будут в равной степени защищены и восстановлены».

По мнению адвоката, такой подход уже нашел свое отражение в ст. 68 Закона о государственной регистрации недвижимости, однако эта норма распространяется только на случаи утраты единственного жилья и предусматривает крайне низкий размер компенсации – 1 млн руб. При существующих ценах на жилые помещения такое регулирование вряд ли можно назвать эффективным.

«В деле Сергунина обращает на себя внимание то, что спорный земельный участок находился в муниципальной собственности. То есть его отчуждение должно было происходить при соответствующем контроле должностных лиц органа местного самоуправления. Кроме того, участок являлся предметом еще нескольких сделок, законность которых проверялась госрегистратором, – заключил эксперт. – При таких обстоятельствах возложение на гражданина имущественных потерь является несправедливым, хотя и соответствует диспозиции ст. 302 ГК РФ».

Редакция «АГ» не смогла оперативно связаться с представителями заявителей в ЕСПЧ, чтобы получить их комментарии.

Рассказать: