×

ЕСПЧ вновь указал, что рассмотрение уголовного дела в кассации без осужденного нарушает Европейскую конвенцию

Европейский Суд указал на необходимость пересмотреть дело заявителя, кассационная жалоба на приговор которого была рассмотрена в его отсутствие из-за ненадлежащего уведомления судебным органом
Фото: «Адвокатская газета»
Эксперты «АГ» отметили устойчивую практику в рассмотрении Европейским Судом подобной категории дел, отрицательно оценив тенденцию оказывать в присуждении денежной компенсации морального вреда. Один из них спрогнозировал уменьшение количества таких жалоб в ЕСПЧ, поскольку практической пользы от них становится все меньше.

24 июля Европейский Суд вынес Постановление по делу «Газизов против России», заявитель по которому жаловался на нарушение права на справедливое судебное разбирательство, поскольку не был надлежащим образом уведомлен о кассационном рассмотрении его дела в Верховном Суде и потому не участвовал в заседании.

1 ноября 2004 г. сотрудник МВД Рустем Газизов был задержан по подозрению в получении взятки. В дальнейшем ему предъявили обвинение, а уже в ноябре 2005 г. Верховный Суд Республики Татарстан признал его виновным и приговорил к лишению свободы. До вступления приговора в силу Газизов оставался под подпиской о невыезде из г. Набережные Челны. При этом он мог покинуть место жительства только по вызову следователя или суда.

Спустя некоторое время Газизов и другой осужденный по данному делу – Р. Ганиев независимо друг от друга подали кассационные жалобы на приговор в Верховный Суд РФ, а прокурор подал кассационное представление. Дело было направлено в Судебную коллегию по уголовным делам ВС РФ для рассмотрения, однако Рустем Газизов не получил повестки, так как сотрудники ВС указали неверный почтовый индекс. Также Газизов не получил копии кассационного представления и жалобы, поданной Ганиевым и его защитником.

28 февраля 2006 г. Верховный Суд РФ рассмотрел кассационные жалобы и представление и в результате оставил приговор без изменения, при этом в заседании участвовали прокурор и защитник другого осужденного по делу.

Кроме того, в 2011 г. заявитель подал иск о возмещении морального вреда в связи с плохими условиями содержания в местах отбывания наказания. В своем исковом заявлении Рустем Газизов просил суд рассмотреть дело в его отсутствие. 14 апреля 2011 г. Бугульминский городской суд Республики Татарстан отказал в удовлетворении исковых требований. При этом Газизов получил уведомление о времени и дате проведения судебного заседания через несколько месяцев – 4 июля 2011 г. 

В своей жалобе в ЕСПЧ Газизов указал, что в его отношении была нарушена ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, так как рассмотрение его кассационной жалобы на приговор прошло без него или его защитника, а также в связи с тем, что он был уведомлен о времени рассмотрения его гражданского иска уже после вынесения решения по нему.

Правительство в своих возражениях на жалобу ссылалось на то, что уведомления Рустему Газизову направлялись Верховным Судом РФ по месту его жительства и регистрации. По мнению властей, он не был лишен свободы до окончательного вступления приговора в силу, следовательно, мог полностью изучить дело, включая документы, поступившие от других участников, а также имел возможность предстать перед судом кассационной инстанции. Что касается гражданского процесса, Правительство настаивало на том, что заявитель просил рассмотреть дело в его отсутствие, а значит, никаких нарушений допущено не было.

ЕСПЧ напомнил о том, что право обвиняемого лично участвовать в судебном разбирательстве является основополагающим элементом справедливого судебного разбирательства. Поскольку заявителю не предоставили эффективную возможность лично или посредством защитника присутствовать и защищать свои интересы на рассмотрении кассационной жалобы в ВС РФ, в то время как прокурор и адвокат другого осужденного присутствовали на судебном заседании, Суд признал нарушение ст. 6 Конвенции.

В части предполагаемого нарушения судами гражданско-процессуальных прав заявителя при рассмотрении иска о взыскании морального вреда ЕСПЧ посчитал, что так как заявитель сам не выразил желания лично участвовать в заседании, то жалобу в этой части следует отклонить.

Европейский Суд указал, что возобновление судебного разбирательства является наиболее приемлемой компенсацией за установленное нарушение прав заявителя.

Комментируя постановление ЕСПЧ, эксперт по работе с Европейским Судом по правам человека Антон Рыжов отметил, что оно встраивается в ряд аналогичных дел, практика по которым сформировалась и которые потому рассматриваются лишь тремя судьями и с меньшими формальностями.

 «По всей вероятности, работники суда просто перепутали индекс почтового адреса, по которому проживал господин Газизов, а может – допустили иную ошибку. Так или иначе, ЕСПЧ при рассмотрении подобного вопроса исходит из следующего: именно власти должны доказать, что человек достоверно получил информацию о месте и времени судебного заседания; если таких доказательств не представлено – пожалуйста, распишитесь в нарушении Конвенции», – прокомментировал эксперт.

Антон Рыжов также отдельно отметил вопрос о компенсации за установленное нарушение, с которой он не согласен: «Печально, но факт: в последних своих решениях по схожей тематике страсбургские судьи ничего заявителям не присуждают, ограничиваясь констатацией очевидного тезиса: мол, по российскому законодательству признание нарушения в ЕСПЧ является основанием для пересмотра дела в России по вновь открывшимся обстоятельствам. Вот пусть пострадавший и обращается в местные суды за пересмотром приговора, а в дальнейшем, может быть, последует и гражданский иск».

Адвокат Московской муниципальной коллегии адвокатов Алексей Лаптев добавил, что таким образом ЕСПЧ продолжил свою практику, которой он начал придерживаться с конца 2016 г., отказывая в присуждении денежной компенсации в ситуации нарушения права на справедливое судебное разбирательство. Как считает адвокат, это связано с тем, что Суд стал придавать большее значение принципу restitutio in integrum (восстановление состояния, существовавшего до нарушения права) и принципу субсидиарности, согласно которому основная задача по защите прав человека лежит на национальных властях. 

«Проблема в том, что с этой задачей власти не всегда справляются, и подобный подход ЕСПЧ не добавляет им мотивации. А восстановление состояния, существовавшего до нарушения права, не компенсирует все те страдания и неудобства, которые испытывал заявитель, пока его право было нарушено», – подчеркнул Алексей Лаптев. Он также назвал интересной позицию Суда в отношении жалобы заявителя на запоздалое получение повестки по его гражданскому делу. Государство-ответчик представило в ЕСПЧ доказательство заблаговременного уведомления о судебном заседании, представив копию повестки с подписью заявителя и указанием даты ее получения. Несмотря на это, Европейский Суд не стал рассматривать вопрос о том, действительно ли на представленном документе стоит подпись заявителя или нет, а исходил в своем анализе из того, что повестка была вручена ему уже после вынесения решения.

Вместе с тем, отметил Алексей Лаптев, ЕСПЧ признал жалобу в этой части не обоснованной, поскольку заявитель в своем исковом заявлении просил рассмотреть дело в его отсутствие и таким образом отказался от своего права участвовать в судебном заседании: «Следовательно, запоздалое уведомление о дате и времени судебного заседания не повлияло на справедливость процесса. При этом Суд также учел, что заявитель, будучи надлежащим образом уведомленным, не явился в суд второй инстанции, еще раз подтвердив свое желание о рассмотрении дела в его отсутствие».

Алексей Лаптев отметил, что теоретически, на основании позиции ЕСПЧ, можно было бы освободить суды от обязанности высылать повестки той стороне процесса, которая попросила суд рассмотреть дело без ее участия. Также эксперт спрогнозировал уменьшение количества подобных жалоб в ЕСПЧ, поскольку практической пользы от них становится все меньше.

Рассказать: