×

ЕСПЧ: Закрытый судебный процесс по уголовному делу экс-сенатора Игоря Изместьева нарушил его права

Среди выявленных многочисленных нарушений Конвенции Европейский Суд также отметил, что российский суд неоднократно продлевал срок заключения под стражей обвиняемого без серьезных на то оснований
Представители заявителя в ЕСПЧ сошлись во мнении, что наиболее важный вывод Суда касается необоснованности закрытого судебного процесса в отношении подсудимого, что является основанием для отмены соответствующих судебных актов и возобновления производства по делу ввиду новых обстоятельств.

27 августа Европейский Суд вынес Постановление по делу «Изместьев против России» по жалобе бывшего сенатора, отбывающего пожизненное наказание в колонии «Белый лебедь» за совершение ряда тяжких и особо тяжких преступлений.

Обстоятельства дела

В январе 2007 г. правоохранительные органы задержали члена Совета Федерации РФ Игоря Изместьева по подозрению в причастности к убийству, совершенному организованной преступной группой. Его поместили под стражу, впоследствии ему были предъявлены обвинения по ряду преступлений, совершенных в период с 1994 по 2006 г. (включая организацию преступной группы, несколько убийств и терактов, покушение на дачу взятки).

Российский суд неоднократно продлевал избранную в отношении заявителя меру пресечения из-за опасений следствия, что он может оказывать давление на свидетелей или скрыться от правосудия. В итоге перед судом предстали 13 человек, которым были предъявлены различные обвинения за преступления, совершенные, в том числе, кингисеппской ОПГ.

В 2009 г. московский суд принял решение рассмотреть уголовное дело в отношении Игоря Изместьева в закрытом порядке в связи с необходимостью обеспечения гостайны. В следующем году суд первой инстанции признал подсудимого виновным в большинстве инкриминируемых ему деяний и приговорил его к пожизненному заключению. В 2011 г. Верховный Суд РФ изменил приговор, но сохранил пожизненное заключение осужденному.

Содержание жалобы в ЕСПЧ

В своей жалобе в Европейский Суд Игорь Изместьев указывал на длительный срок содержания под стражей и ненадлежащие условия в самом СИЗО (плохую освещенность камер, их переполненность и отсутствие горячей воды). Он также утверждал о неприемлемых условиях его транспортировки на судебные заседания. Так, в фургоне могли перевозиться одновременно 26 человек, и заявителю приходилось ожидать судебных разбирательств по несколько часов в ограниченном пространстве. Он также перечислил плохие условия содержания во время судебных разбирательств (специальное помещение, в котором он содержался до судебных заседаний, было оборудовано одной лишь скамейкой и не имело ни вентиляции, ни окон, ни туалета).

Игорь Изместьев жаловался на рассмотрение судом его уголовного дела в закрытом режиме, что нарушило его право на справедливое и публичное судебное разбирательство. По мнению заявителя, 100 томов его уголовного дела содержали лишь четыре документа с грифом «совершенно секретно». Кроме того, заключенный жаловался на плохие условия содержания в колонии особого режима, включая круглосуточное видеонаблюдение, установленное в его камере. Он также указал на ограничения свиданий с близкими (крайне малое количество таких посещений, отсутствие конфиденциальности и физического контакта во время них, запрет телефонных звонков друзьям и родственникам).

В обоснование своих требований заявитель ссылался на нарушение ст. 3 (запрещение пыток), ст. 5 (право на свободу и личную неприкосновенность), ст. 6 (право на справедливое судебное разбирательство), ст. 8 (право на уважение частной и семейной жизни) Конвенции о защите прав человека и основных свобод. В этой связи он просил суд присудить ему компенсацию морального вреда в размере 10 тыс. евро и 60 тыс. евро в возмещение судебных издержек.

В возражениях на жалобу Правительство РФ ссылалось на соответствие требуемым стандартам условий содержания заявителя в СИЗО и колонии особого режима, а также его перевозки на судебные заседания. Государство-ответчик также утверждало о том, что Игорь Изместьев не обжаловал решение суда о рассмотрении его дела в закрытом режиме.

Российская сторона также отметила, что в период содержания осужденного в колонии строгого режима между ним и его адвокатами, а также близкими состоялись 111 свиданий. Кроме того, национальное правительство указало, что видеонаблюдение за камерой заявителя было предусмотрено внутренним законодательством и осуществлялось в интересах гражданина для его безопасности.

Выводы Европейского Суда

Изучив материалы жалобы, Европейский Суд отметил, что российское правительство не представило никаких документов относительно содержания заявителя под стражей в спорный период и условий его перевозки в суд. Поскольку государство-ответчик не выполнило возложенного на него бремени доказывания, ЕСПЧ принял во внимание изложенные в жалобе факты. Таким образом, Суд выявил, что условия содержания заявителя в следственном изоляторе с 30 ноября 2007 г. по 6 ноября 2011 г. нарушили ст. 3 Конвенции, равно как и порядок его доставления на судебные заседания.

Читайте также
ЕСПЧ обозначил средний размер компенсации за незаконное содержание под стражей свыше 18 месяцев
Европейский Суд присудил по 9,75 тыс. евро каждому из четырех заявителей, срок нахождения которых в СИЗО составил от двух с половиной до пяти с половиной лет
15 Ноября 2018 Новости

Страсбургский суд подчеркнул, что срок нахождения Игоря Изместьева в СИЗО длился почти 3 года, поэтому национальные суды должны были обосновать продление такой меры пресечения. ЕСПЧ отметил, что российские суды на протяжении, как минимум 2 лет 7 месяцев формально продлевали сроки содержания под стражей без ссылки на какие-либо конкретные обстоятельства, руководствуясь лишь сложностью уголовного дела и серьезностью предъявленных обвинений. Кроме того, сроки заключения под стражей продлевались судьями в отношении заявителя и других обвиняемых одновременно. В этой связи ЕСПЧ зафиксировал нарушение ст. 5 Конвенции.

ЕСПЧ также отметил, что российский суд должным образом не пояснил важность имеющихся в уголовном деле секретных материалов для рассмотрения дела в закрытом порядке. Выявлено, что суд не исследовал указанные материалы в судебном процессе и не опирался на них в своем приговоре. Кроме того, Страсбургский суд указал, что российский суд мог ограничить доступ общественности к документам, содержащим гостайну, в силу предусмотренной УПК РФ возможности. Следовательно, изъятие уголовного дела из публичного судебного порядка рассмотрения не было оправданным, что нарушило ч. 1 ст. 6 Конвенции.

Читайте также
ЕСПЧ: Постоянное видеонаблюдение за заключенными нарушает их права
Европейский Суд считает, что законодательство РФ в контексте правоприменительной практики не позволяет заключенному оспорить в суде его помещение под постоянное видеонаблюдение
03 Июля 2019 Новости

При этом Европейский Суд отклонил доводы заявителя о плохих условиях его содержания в колонии «Белый лебедь» в связи с отсутствием их описания, но выявил нарушения ст. 8 Конвенции в двух случаях. Во-первых, родственники заявителя могут посещать его в колонии особого режима лишь раз в 6 месяцев. Такие визиты длятся не более 4 часов, количество посетителей не превышает двух человек. Во время встреч с родными Игорь Изместьев отделен от них стеклянной перегородкой, на их свиданиях постоянно присутствует сотрудник колонии. Во-вторых, камера заключенного находится под постоянным видеонаблюдением. Несмотря на то что российские высшие судебные инстанции неоднократно высказывались за обоснованность такого видеонаблюдения, ЕСПЧ отметил, что такая мера не защищает права заявителя в условиях демократического государства.

С учетом изложенного Европейский Суд присудил Игорю Изместьеву компенсацию морального вреда в размере 10 тыс. евро и 2 тыс. евро в возмещение судебных расходов.

Представители сторон прокомментировали постановление ЕСПЧ

В Европейском Суде интересы Игоря Изместьева представляли адвокаты АП г. Москвы Каринна Москаленко, Елена Афанасьева, Олег Бессонов, а также адвокат Анна Маралян.

Адвокат Елена Афанасьева сообщила «АГ» о том, что судебный процесс по делу Игоря Изместьева сопровождался демонстративными нарушениями закона, на которые неоднократно указывала не только защита, но и известные авторитеты в области юриспруденции и правозащитники.

«Теперь мы имеем поддержку в виде данного решения Европейского Суда, удовлетворившего все пункты нашей жалобы. Особенно важно и принципиально для нас – это признание нарушения п. 1 ст. 6 Конвенции (права на справедливое судебное разбирательство). Наш доверитель был осужден Мосгорсудом в рамках закрытого процесса, основание для которого было искусственно создано российским правоприменителем. Это известный прием, который часто используется в практике, когда внезапно в дело вбрасываются второстепенные рапорты оперативных сотрудников, не имеющие никакой доказательственной ценности и значения. Суд даже не исследует их, но зато это основание для комфортного закрытого слушания, без контроля общественности и внимания СМИ», – пояснила адвокат.

Елена Афанасьева также отметила, что ЕСПЧ признал пыточными условия содержания Игоря Изместьева в СИЗО во время данного процесса и доставки в суд. По ее словам, эти условия также способствовали вынесению сомнительного приговора. Адвокат добавила, что защита будет предпринимать шаги по реализации данного решения Европейского Суда, в том числе как основания для пересмотра приговора в соответствии со ст. 413 УПК РФ.

Олег Бессонов выразил согласие с правовой позицией, изложенной в постановлении ЕСПЧ. «Помимо иных нарушений статей Конвенции; о защите прав человека и основных свобод; ЕСПЧ признал нарушение п. 1 ст. 6 Конвенции, выразившееся в нарушении принципа гласности. Публичность судебных слушаний представляет собой фундаментальный принцип, защищаемый Конвенцией, поэтому его нарушение влечет отмену состоявшихся судебных решений по уголовному делу и возобновление производства по нему ввиду новых обстоятельств (подп. “б” п. 2 ч. 4 ст. 413 УПК РФ). Согласно действующему законодательству основанием для возобновления производства по уголовному делу ввиду новых обстоятельств, в порядке, предусмотренном гл. 49 УПК РФ, является установленное ЕСПЧ нарушение положений Конвенции, допущенное судом РФ при рассмотрении уголовного дела», – пояснил адвокат. В этой связи он выразил надежду на положительный исход в пересмотре уголовного дела Игоря Изместьева.

В свою очередь адвокат Анна Маралян также особо выделила факт выявления ЕСПЧ нарушения ст. 6 Конвенции. «Эффективное исполнение постановления Европейского Суда, когда оно вступит в силу, потребует нового рассмотрения дела Игоря Изместьева, где не должно быть несоразмерного ограничения его права на публичное судебное разбирательство», – отметила она.

Пресс-служба Минюста сообщила «АГ», что признанные Европейским Судом по правам человека нарушения в оглашенном Постановлении по делу «Изместьев против России» являются предметом устоявшейся практики, сформированной в отношении всех стран Совета Европы. «Постановление не вступило в силу, в связи с чем решение по вопросу обжалования будет принято Минюстом России по итогам его изучения в течение установленного трехмесячного срока», – отмечено в ответе ведомства.

Рассказать: