×

ФПА предлагает, чтобы только адвокаты представляли подростков по искам об ограничении их свободы

В направленной в Госдуму правовой позиции подчеркивается, что судебное представительство в отношении особо уязвимой категории лиц, находящихся под угрозой ограничения свободы, должно быть сугубо профессиональным
Фото: «Адвокатская газета»
Комментируя «АГ» правовую позицию, советник ФПА Алексей Иванов, принимавший участие в ее разработке, отметил, что появление законопроекта обусловлено, скорее, техническими изменениями, которые законодатели решили внести в КАС. При этом он подчеркнул, что, по его мнению, ужесточать существующий порядок водворения несовершеннолетних в специализированные учреждения временного содержания ни в коем случае не нужно.

Федеральная палата адвокатов РФ направила в Госдуму правовую позицию на законопроект № 618625-7, предусматривающий внесение изменений в КАС РФ и Закон об основах профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних. Законопроект входит в пакет поправок, внесенных в Думу Верховным Судом в декабре 2018 г. и принятых в первом чтении в мае этого года. Другие два проекта предусматривают изменения в ст. 92 УК в части помещения несовершеннолетних в специальные учебно-воспитательные учреждения закрытого типа (№ 670565-7) и в ст. 432 УПК в части исключения из Кодекса положений, связанных с пребыванием несовершеннолетнего осужденного в таких учреждениях (№618614-7).

Что предлагает законодатель

Как ранее писала «АГ», раздел I (Общие положения) КАС предлагается дополнить ч. 3 ст. 1 п. 10 и 11. Согласно им дела о помещении подростков в центры временного содержания и специальные закрытые учебно-воспитательные учреждения войдут в перечень административных дел, рассматриваемых судами в порядке судебного контроля за соблюдением прав и свобод человека и гражданина, прав организаций при реализации отдельных административных властных требований к физическим лицам и организациям.

Читайте также
Подростки получат право на адвоката при рассмотрении исков об ограничении их свободы
Верховный Суд направит в Думу пакет поправок, устанавливающих порядок помещения несовершеннолетних в закрытые учебные учреждения и центры временного содержания в рамках КАС РФ
26 Декабря 2018 Новости

Также в КАС планируется включить гл. 31.2 и 31.3, касающиеся производства по административным делам, связанным с пребыванием несовершеннолетнего в центре временного содержания для несовершеннолетних правонарушителей ОВД и в специальном закрытом учебно-воспитательном учреждении. Так, в них определены круг субъектов, уполномоченных подавать исковые заявления о помещении подростков в указанные заведения или продлении сроков пребывания в них, содержание исков и прилагаемые к ним документы, порядок рассмотрения таких дел судами и устанавливаемые ими обстоятельства, а также требования к судебным решениям.

Также установлены процессуальные гарантии судебной защиты прав несовершеннолетних. В частности, поправки закрепляют права подростков на личное участие в судебном заседании; на оказание профессиональной юридической помощи адвокатом, если у суда нет сведений о надлежащем представителе несовершеннолетнего; на участие законных представителей, наделенных полным объемом процессуальных полномочий; апелляционное и кассационное обжалование в порядке гл. 34, 35 КАС. В целях соблюдения конфиденциальности информации, касающейся несовершеннолетних, предлагается закрепить возможность рассмотрения соответствующего дела в закрытом заседании. Также поправки ограничивают возможность применения привода к несовершеннолетним, допуская такую меру лишь в отношении лиц старше 14 лет.

Кроме того, предусматривается информирование судом регионального уполномоченного по правам ребенка, который может участвовать в деле и давать заключения по нему. Суд сможет утверждать соглашение о примирении по делам, связанным с пребыванием несовершеннолетнего в специальном закрытом учебно-воспитательном учреждении. В таком документе могут быть урегулированы вопросы о порядке проведения медосвидетельствования, необходимого для определения возможности помещения подростка в такое заведение.

Корреспондирующие изменения предполагается внести в Закон об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних.

Позиция ФПА

Федеральная палата адвокатов РФ в целом поддержала законопроект, «так как он призван повысить уровень защиты прав несовершеннолетних граждан», отмечается в правовой позиции. Вместе с тем некоторые его положения, как указано в документе, нуждаются в доработке.

В частности, содержание несовершеннолетнего в указанных спецучреждениях в конституционно-правовом смысле является «лишением свободы», что следует из Постановления Конституционного Суда РФ от 16 июня 2009 г. № 9-П и п. 1 ст. 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

С учетом этого при решении указанных вопросов несовершеннолетнему должны быть предоставлены все необходимые конституционные и международно-правовые гарантии от незаконного ограничения свободы, одна из которых – обязательное участие адвоката в рассмотрении любых вопросов, касающихся ограничения права лица на свободу и личную неприкосновенность. В этой части законопроект, как указано в документе, не отвечает данному требованию в полной мере.

Так, предлагаемые поправки предусматривают возможность назначения адвоката в качестве представителя несовершеннолетнего только при отсутствии у суда сведений о наличии у несовершеннолетнего представителя, отвечающего требованиям ст. 55 Кодекса. Таким образом, представителем лица, находящегося под угрозой ограничения свободы, предлагается считать не только адвокатов, но и иных лиц с высшим юридическим образованием.

«Считаем, что судебное представительство в административном судопроизводстве по делам данной категории должно быть сугубо профессиональным, – сообщается в документе. – Это полностью будет соответствовать как конституционным правам – праву каждого на получение квалифицированной юридической помощи, праву каждого задержанного, заключенного под стражу, пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента задержания, предусмотренным ст. 48 (ч. 1, 2) Конституции РФ, так и праву несовершеннолетнего лица на обеспечение бесплатной юридической помощи с участием адвокатов, предусмотренному ч. 2 ст. 8 Закона об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних».

Участие в качестве представителя иного лица с юридическим образованием, по мнению ФПА, не будет гарантировать его квалификацию, поскольку такое лицо, в отличие от адвоката, не обязано подтверждать имеющийся опыт юридической деятельности. В связи с этим вполне допустима ситуация, когда лицо, имеющее юридическое образование, но не имеющее опыта в области права, будет представлять интересы особо уязвимой категории граждан по вопросу лишения их свободы.

В документе отмечается, что в связи с поправками другим законопроектом предлагаются изменения и в ст. 432 УПК РФ, регламентирующую вопросы направления несовершеннолетних в спецучреждения, и предусматривающую обязательное участие в судебном заседании адвоката. «Указанной статьей предусмотрено обязательное участие в судебном заседании именно адвоката. Ссылка на иное лицо, обладающее высшим образованием и выступающее в защиту интересов несовершеннолетнего, не содержится», – подчеркивается в правовой позиции. Таким образом, считают в ФПА, предлагаемое включение в число представителей иных лиц влечет ухудшение прав несовершеннолетних по сравнению с правами, которыми они обладают сейчас.

В документе также обращается внимание, что предлагаемые новации содержат требования о том, что исковое заявление о помещении несовершеннолетнего в центр временного содержания и продлении срока его пребывания там подается органом внутренних дел в суд не позднее чем за 24 часа до истечения срока нахождения подростка в спецучреждении.

В то же время, как указано в проекте ч. 4 ст. 285.6 КАС, несоблюдение указанного срока не влечет возвращение или отказ в принятии иска и не является основанием для отказа в его удовлетворении. Это, подчеркивается в правовой позиции ФПА, указывает на абсолютную необязательность соблюдения 24-часового срока, что повлечет массу нарушений, когда такие иски будут подаваться в суд непосредственно перед заседанием, что, в свою очередь, лишит несовершеннолетнего и его адвоката полноценного права на защиту (права на необходимое время для подготовки к заседанию и на формулировку возражений относительно заявленного иска).

При этом отмечается, что предусмотренная проектом (ч. 1 ст. 285.9 КАС) возможность в случае нарушения 24-часового срока рассмотрения дела судом в течение 10 дней со дня принятия иска к производству не восстановит право несовершеннолетнего на подготовку к первому судебному заседанию, поскольку не является обязательной и не указывает на безусловное отложение разбирательства в случае необходимости предоставления подсудимому и его адвокату времени на ознакомление с материалами дела и подготовку правовой позиции.

По аналогичным основаниям предложено исключить из проекта ч. 4 ст. 285.13 КАС, согласно которой несоблюдение сроков подачи иска (в течение месяца со дня вынесения постановления о прекращении уголовного дела или об отказе в его возбуждении; не позднее чем за месяц до истечения срока пребывания несовершеннолетнего в закрытом учебном учреждении) не влечет отказ в его принятии и не является основанием для отказа в удовлетворении.

Наличие взаимоисключающих условий закона, согласно одному из которых соблюдение указанного срока обязательно, а другому – такое нарушение не повлечет правовых последствий, отмечается в правовой позиции ФПА, будет создавать правовую неопределенность, позволяющую госорганам игнорировать указанные в законе сроки, что повлечет нарушение прав несовершеннолетних.

Кроме того, из проекта предложено исключить ч. 3 ст. 285.11 и ч. 8 ст. 285.18 КАС как ставящие под угрозу права несовершеннолетнего на немедленное ознакомление с судебным актом, на основании которого он лишен свободы.

ФПА обратила внимание законодателей и на то, что проект не предусматривает обязательное участие в судебном заседании представителя комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав – он может быть в случае необходимости привлечен к делу в качестве заинтересованного лица. «Таким образом, с принятием указанного законопроекта может ухудшиться положение несовершеннолетних лиц в результате необязательности привлечения к участию в деле указанной комиссии. Такое ухудшение положения недопустимо, в любом случае должно быть мотивировано, в настоящее время такая мотивировка отсутствует», – подчеркивается в правовой позиции ФПА.

Мнения адвокатов

Комментируя «АГ» правовую позицию, советник ФПА Алексей Иванов, принимавший участие в ее разработке, отметил, что, по его мнению, появление законопроекта обусловлено, скорее, техническими изменениями, которые законодатели решили внести в КАС, перенеся их из УПК, чтобы более регламентированно изложить этот процессуальный порядок.

«Прежде всего, в законопроекте мне не понравилось, что в вопросах водворения несовершеннолетних в закрытые спецучреждения предусмотрено участие не адвоката, а просто юриста, причем без подтверждения им практики, – пояснил он. – ЕСПЧ трактует, что любое вмешательство в жизнь лица, ограничивающее его права, можно считать лишением свободы. Считаю, что участие квалифицированного защитника – а таким лицом является только адвокат, – должно быть обязательным. Допустить ситуацию, когда несовершеннолетнего защищает юрист, который имеет диплом о высшем образовании, но не имеет практики, нельзя. Так, когда в суде избирается мера пресечения в виде заключения под стражу, в процессе обязательно участвует адвокат, поскольку данный вопрос очень серьезный и касается свобод человека. Когда на определенный срок решается судьба несовершеннолетнего, это не менее важно, и такая защита должна быть обеспечена».

Советник ФПА добавил, что также не согласен с тем, что в проекте не предусмотрено участие в судебном заседании по указанному вопросу представителя комиссии по делам несовершеннолетних. «Представитель комиссии вправе выразить несогласие с водворением несовершеннолетнего в такое заведение с ограничением его свободы. В настоящее время гарантия участия представителя комиссии в судебном заседании в законодательстве предусмотрена, и убирать ее не нужно, поскольку в задачи комиссии входит отслеживать такие ситуации и давать свои заключения о том, необходимо конкретного подростка направлять в спецучреждение или нет».

По мнению Алексея Иванова, законодатель не предусмотрел участие представителя комиссии в заседании, скорее, для собственного удобства – чтобы вызывать меньше людей и проводить такие процессы с меньшим составом участников. «Если же законодатель таким образом хочет показать, что функция представителя комиссии по делам несовершеннолетних иллюзорна, я с этим не согласен, поскольку, если есть лицо, представляющее интересы несовершеннолетнего, оно должно высказывать свою принципиальную позицию». В заключение советник ФПА подчеркнул, что, по его мнению, ужесточать существующий порядок ни в коем случае не нужно.

Комментируя предложенные Верховным Судом поправки на стадии их внесения в Думу, адвокат АП Ленинградской области Евгений Тарасов отмечал их важность в свете гармонизации законодательства и обеспечения прав несовершеннолетних. При этом он подчеркнул их запоздалый характер в силу того, что такие поправки необходимо было предусмотреть еще в 2015 г., когда принимался КАС РФ.

По мнению Евгения Тарасова, недостатком поправок является ограничение несовершеннолетнего в праве на приглашение собственного адвоката, так как предлагаемая формулировка нормы допускает усмотрение судьи, какого адвоката пригласить – по соглашению или по назначению. «Приоритет, конечно, должен быть отдан адвокату по соглашению, и это необходимо четко указать в законе», – считает адвокат.

Также неудачно, по мнению эксперта, сохранение типовых сроков на обжалование решений по новым видам производств, учитывая, что законопроект предлагает ввести сокращенный срок апелляционного рассмотрения по делу о помещении в закрытое учебное учреждение. «В таком случае правильнее было бы предусмотреть 10-дневный срок на апелляционное обжалование, 3-дневный срок для принятия жалобы к производству и направления дела в апелляционную инстанцию, для оставления жалобы без движения желательно установить срок в 5 дней, а для рассмотрения апелляционной жалобы – 10-дневный срок», – отметил Евгений Тарасов. В этой связи он выразил надежду, что в ходе рассмотрения законопроекта он будет доработан, а его недостатки – устранены.

Адвокат АП Чукотского автономного округа Игорь Кустов в свою очередь отмечал, что такой вид ответственности, как помещение несовершеннолетнего в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа, является одним из основных видов профилактики повторной преступности среди несовершеннолетних, однако до настоящего времени механизм помещения несовершеннолетнего в такое заведение законодательством регулировался недостаточно четко. По его словам, законодательная инициатива ВС РФ направлена на устранение правовых пробелов относительно содержания несовершеннолетних в специализированных учреждениях и является логичной и обоснованной: «Предложение Верховного Суда о внесении изменений в ряд законов призвано отрегулировать указанный механизм. Передача полномочий по определению срока содержания в таких учреждениях в административное судопроизводство сделает процесс открытым, допустив в него в целях защиты несовершеннолетних больший круг лиц, в том числе правозащитников».

По мнению Игоря Кустова, предложенные нововведения существенно детализируют процесс продления и досрочного прекращения срока содержания несовершеннолетних в спецучреждениях, так как ранее данному вопросу не уделялось должного внимания. «Особенно интересны в данном случае нововведения, определяющие обстоятельства, подлежащие доказыванию при рассмотрении административных дел данной направленности», – заключил адвокат.

Рассказать: