×

Глава ФСИН указал на правовой пробел в Уголовно-исполнительном кодексе РФ

В ответе СПЧ Геннадий Корниенко отметил, что законодательство не устанавливает, кто входит в число «иных лиц, имеющих право на оказание юридической помощи» осужденным
Эксперты «АГ» согласились, что подобный законодательный пробел не позволяет осужденному в полной мере реализовать свое конституционное право на защиту путем недопуска сотрудниками органов ФСИН по его ходатайству защитников-неадвокатов. Устранить проблему, по их мнению, можно только внесением законодательных изменений.

Совет при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека опубликовал ответ директора ФСИН России Геннадия Корниенко на запрос о том, как обеспечиваются права находящихся в местах принудительного содержания граждан на свидания со своими защитниками. 

Глава ФСИН в своем ответе обратил внимание на имеющуюся правовую неопределенность в положениях УИК РФ, касающихся предоставления осужденным свиданий для получения юридической помощи. Он напомнил, что ч. 8 ст. 12 УИК закрепляет право осужденных получать юридическую помощь не только от адвокатов, но и от иных лиц, имеющих право на оказание такой помощи. 

В соответствии с ч. 4 ст. 89 УИК РФ для этого осужденным предоставляются свидания с адвокатами или иными лицами, имеющими право на оказание юридической помощи, без ограничения их числа продолжительностью до 4 часов. По заявлению осужденного свидания с адвокатом предоставляются наедине, вне пределов слышимости третьих лиц и без применения технических средств прослушивания. 

«При этом круг иных лиц, подпадающих под используемое законодателем понятие “иные лица, имеющие право на оказание юридической помощи”, УИК Российской Федерации не установлен, требования к таким лицам в законодательстве Российской Федерации нормативно не закреплены. Вместе с тем законом не предусмотрен бесконтрольный допуск к оказанию юридической помощи всех желающих или желаемых самим осужденным лиц, иное противоречило бы требованиям ч. 1 ст. 48 Конституции Российской Федерации, в соответствии с которой каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи, а также в предусмотренных законом случаях – оказание юридической помощи бесплатно», – подчеркнул Геннадий Корниенко.

В ответе главы ФСИН приведена ссылка на позицию Конституционного Суда, изложенную в Постановлении от 26 декабря 2003 № 20-П, согласно которой законодатель, предусматривая предоставление свиданий осужденным к лишению свободы, различает, с одной стороны, свидания, которые предоставляются им в целях сохранения социально полезных связей с родственниками и иными лицами, и с другой – свидания с адвокатами и иными лицами, имеющими право на оказание юридической помощи, в целях реализации осужденными конституционного права на получение квалифицированной юридической помощи, устанавливая различные условия и порядок реализации данного права в зависимости от вида свидания. 

Также Геннадий Корниенко напомнил: п. 1 ст. 9 Закона об адвокатуре установлено, что статус адвоката в РФ вправе приобрести лицо, которое имеет высшее юридическое образование, полученное в имеющем государственную аккредитацию образовательном учреждении высшего профессионального образования, либо ученую степень по юридической специальности. Кроме того, на основании ч. 1 ст. 8 Закона о БЮП все виды бесплатной юридической помощи, предусмотренные ст. 6 названного Закона, могут оказывать лица, имеющие высшее юридическое образование, если иное не предусмотрено федеральными законами.

«При этом законодательством Российской Федерации не установлено ограничений на оказание юридической помощи осужденным представителями правозащитных организаций при условии их соответствия указанному квалификационному требованию», – заключил глава ведомства.

Вместе с тем Геннадий Корниенко проинформировал Совет, что ранее ФСИН России разработала законопроект о внесении поправок в ч. 4 ст. 89 УИК РФ в части ограничения круга лиц, имеющих право на оказание юридической помощи, в число которых должны были войти адвокаты, лица, оказывающие бесплатную юридическую помощь в соответствии с Законом о БЮП, и лица, имеющие полномочия представителя (защитника) осужденного в суде в соответствии с законодательством РФ. «Минюстом России дальнейшая работа по законопроекту прекращена», – сообщил он

Комментируя ответ директора ФСИН Совету по правам человека, адвокат АБ «Патронъ» Лидия Шевцова отметила, что позицию руководства ведомства следует считать своевременной в связи с наделением исправительных учреждений статусом режимных объектов специального назначения, что предполагает соблюдение правил допуска к посещению осужденных определенным кругом лиц.

«В соответствии с конституционным, уголовно-процессуальным законодательством в качестве защитника наряду с адвокатом по определению или постановлению суда (что считается законным основанием участия в деле защитника) может быть допущен один из близких родственников обвиняемого или иное лицо, о допуске которого ходатайствует обвиняемый. Вышеобозначенная законодательная позиция расходится с содержанием ч. 4 ст. 89 УИК РФ, как справедливо отмечено в разъяснении директора ФСИН о проблемах толкования данной нормы ввиду ее неопределенности. Подобный законодательный пробел не позволяет осужденному в полной мере реализовать свое конституционное право на защиту путем недопуска сотрудниками органов ФСИН по его ходатайству защитников-неадвокатов», – рассказала адвокат.

Лидия Шевцова отметила, что в практике нередко встречаются случаи, когда при наличии постановления суда о допуске лица, о котором ходатайствует обвиняемый (или осужденный), в качестве защитника наряду с адвокатом сотрудники ФСИН выступают с отказом по причине того, что в ст. 89 УИК статус данного лица фактически не определен и требует системного толкования.

В то же время эксперт не согласилась с предлагавшимися ведомством поправками в УИК: «Внесение изменений в ч. 4 ст. 89 УИК следует проводить во взаимосвязи со ст. 6 ЕКПЧ, ст. 48 Конституции РФ, ч. 2 ст. 49 УПК РФ, где понятие “защитник” шире понятия “адвокат” и решение о допуске того или иного лица, в том числе и правозащитной организации, по ходатайству обвиняемого или осужденного находится в компетенции суда». 

По мнению Лидии Шевцовой, было бы разумно изложить ч. 4 ст. 89 УИК в следующей редакции: «Для получения юридической помощи осужденным предоставляются свидания с адвокатами или одним из близких родственников обвиняемого или иным лицом, о допуске которого ходатайствует обвиняемый, по основаниям и в порядке, предусмотренном ст. 49 УПК РФ, без ограничения их числа продолжительностью до четырех часов…».

Адвокат АП Белгородской области Георгий Скурятин согласился с тем, что хотя УИК РФ и закрепляет право осужденных получать юридическую помощь от адвокатов и иных лиц, однако конкретно не предусматривает законной возможности оказания юридической помощи осужденному защитником из числа близких родственников (ч. 2 ст. 49 УПК РФ) по уголовному делу после вступления обвинительного приговора суда в законную силу, в кассационной и надзорной инстанции.

«Несмотря на то что у защитников из числа близких родственников, допущенных к участию в уголовном деле судом, сохраняются уголовно-процессуальные права и обязанности на всех стадиях производства по делу, им зачастую не предоставляются свидания с осужденными администрациями исправительных колоний. Поводами для незаконных отказов в свиданиях являются отсутствие уголовно-процессуальных прав защитника после вступления приговора в законную силу, отсутствие у лица высшего юридического образования и т.д. В результате незаконных отказов защитникам в свиданиях грубейшим образом нарушаются права лиц, отбывающих уголовное наказание. Действующие требования ст. 12, 89 УИК РФ содержат правовую неопределенность, что зачастую приводит к принятию незаконных решений администрациями ИК ФСИН России», – отметил эксперт, согласившись с тем, что проблема может быть решена внесением изменений в Уголовно-исполнительный кодекс.

Рассказать: