×

Гражданский иск, удовлетворенный приговором, вынесенным в особом порядке, – неоспорим?

Конституционный Суд изучает жалобу на нормы УПК, не позволяющие гражданскому ответчику по уголовному делу, рассмотренному в особом порядке, пользоваться своими процессуальными правами
Фото: «Адвокатская газета»
Представитель компании-заявителя, адвокат Максим Мизин в комментарии «АГ» отметил, что доступ к правосудию формально был реализован, однако фактически участвовать в процессе для отстаивания своей позиции его доверитель не мог. Мнения экспертов разделились: один считает, что ситуация заявителя жалобы распространена и проблема требует разрешения, другой полагает, что это уникальный случай, так как в качестве ответчика привлечено третье лицо.

Адвокат АП Хабаровского края Максим Мизин сообщил «АГ», что в настоящий момент судьи Конституционного Суда РФ изучают жалобу (имеется в распоряжении «АГ»), поданную им в интересах АО «Торговый дом “Медтехника”», в которой поставлен вопрос о неконституционности положений ст. 317.7 УПК РФ.

Обращению в КС предшествовала следующая ситуация. Биробиджанский районный суд Еврейской автономной области рассмотрел уголовное дело в отношении М. в особом порядке ст. 316 и 317.7 УПК РФ и вынес обвинительный приговор – М. был признан виновным в совершении двух преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 285 УК РФ. Этим же приговором был удовлетворен гражданский иск управления здравоохранения правительства ЕАО к АО «Торговый дом “Медтехника”» и М. о взыскании в солидарном порядке причиненного имущественного ущерба в размере более 24 млн. руб.

При этом суд отклонил ходатайство компании о применении общего порядка рассмотрения дела. Общество настаивало на этом в связи с необходимостью проверки обоснованности заявленных исковых требований и исследования доказательств, относящихся к гражданскому иску. Кроме того, Торговый дом «Медтехника» планировал заявить доводы и возражения против ряда имеющихся в деле доказательств, а также представить суду доказательства в подтверждение своих доводов.

Апелляционная инстанция также не усмотрела в приговоре нарушений процессуальных прав АО «Торговый дом “Медтехника”». Кроме того, апелляция отказалась рассмотреть по существу указанные в жалобе доводы о неподтверждении материалами уголовного дела размера причиненного истцу имущественного ущерба. Суд мотивировал отказ положениями ст. 317 УПК РФ, указав, что в апелляционном порядке он лишен возможности проверки доказательств по уголовному делу, так как они не исследовались судом первой инстанции. Президиум суда Еврейской автономной области также не нашел нарушений законности и оснований для отмены ранее принятых судебных актов и отказал в удовлетворении кассационной жалобы.

В жалобе общества в Конституционный Суд указано, что суд первой инстанции, рассмотрев дело без исследования доказательств обоснованности иска, полностью лишил заявителя возможности в соответствии с ч. 2 ст. 45 Конституции защищать свои права и интересы всеми способами, не запрещенными законом, воспользоваться своими процессуальными правами как гражданского ответчика, предусмотренными ч. 2 ст. 54 УПК РФ, ограничив эту роль формальным участием в процессе.

Компания отметила: ст. 317 УПК РФ установлено, что приговор, постановленный в соответствии со ст. 316 данного Кодекса, не может быть обжалован в апелляционном порядке по основанию, предусмотренному п. 1 ст. 389.15 УПК РФ, которой установлены основания отмены или изменения судебного решения в апелляционном порядке.

В жалобе указывается, что п. 1 ст. 389.15 УПК РФ предусматривает, что основанием отмены или изменения судебного решения в апелляционном порядке является несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции. Таким образом, гражданский ответчик, не согласный с рассмотрением дела в особом порядке в случае вынесения приговора и удовлетворения гражданского иска в соответствии со ст. 317.7 УПК без исследования и оценки доказательств судом первой инстанции, лишен права обжалования такого приговора по основанию несоответствия выводов суда в части удовлетворенных имущественных требований (гражданского иска) фактическим обстоятельствам дела и имеющимся доказательствам.

Поясняется, что ст. 317.7 УПК РФ нарушает предусмотренный ч. 1 ст. 19 Конституции принцип равенства сторон судопроизводства, так как при наличии у потерпевшего (гражданского истца) права на заявление гражданского иска указанная правовая норма лишает гражданского ответчика возможности защищаться против такого иска. Кроме того, нарушение принципа равенства сторон судопроизводства заключается и в том, что ч. 6 ст. 316 УПК потерпевший (гражданский истец) наделен правом возражать против постановления приговора без проведения судебного разбирательства, то есть против рассмотрения дела в особом порядке. В то же время гражданский ответчик той же правовой нормой такого права лишен.

Таким образом, компания просит признать не соответствующими Конституции положения ст. 317.7 УПК РФ в той части, в какой они по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, допускают возможность постановления приговора без проведения судебного разбирательства не только в отношении подсудимого, заключившего досудебное соглашение о сотрудничестве, но и в отношении иных лиц, привлеченных в качестве гражданских ответчиков в случаях, когда ответчики возражают против особого порядка уголовного судопроизводства, то есть рассмотрения дела без исследования и оценки доказательств, обосновывающих заявленный гражданский иск, без возможности защищаться против заявленного иска.

В комментарии «АГ» Максим Мизин отметил, что в данном случае нарушения достаточно серьезные: «Чтобы все судебные инстанции так безразлично отнеслись к закону и праву стороны – это вопиющее нарушение. Мы присутствовали в процессе, но сказать ничего не могли, равно как и представить доказательства. Доступ к правосудию формально реализован, так как мы были в зале, однако участвовать в процессе фактически для отстаивания своей позиции – не могли», – пояснил адвокат.

Председатель МКА «Каневский, Чургулия и партнеры» Герман Каневский подтвердил, что поднятая в жалобе проблема распространена. «Так, президиумом Ростовского областного суда от 7 июля 2016 г. № 44у-168 отменены судебные постановления в части разрешения гражданского иска, дело направлено на новое судебное рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства. По данному делу подсудимый иск не признал и просил отказать в его удовлетворении. Судом кассационной инстанции при отмене судебных постановлений было указано, что разрешение судом по существу в приговоре гражданского иска по уголовному делу, рассмотренному в порядке гл. 40 УПК РФ, без исследования и оценки доказательств, обосновывающих заявленные потерпевшим исковые требования, нельзя признать законным», – привел пример Герман Каневский.

Он также отметил, что ранее уже предпринимались попытки признать неконституционными как положение ст. 316 УПК РФ, так и гл. 40.1, включающей в том числе ст. 317.7 УПК РФ (определения КС РФ от 20 декабря 2016 г. № 2781-О; от 23 ноября 2017 г. № 2776-О; от 29 мая 2018 г. № 1352-О), однако жалобы, касающейся оспариваемой в данном случае части, – не было. «Можно лишь пожелать удачи коллегам, обратившим внимание на подобную проблему, которая в случае признания нормы неконституционной обяжет суды учитывать мнение гражданских ответчиков», – заключил Герман Каневский.

Советник ФПА РФ, управляющий партнер МАБ «Глинка, Рубинштейн и партнеры» Евгений Рубинштейн, наоборот, считает, что вопрос о соблюдении прав гражданского ответчика при рассмотрении уголовного дела в особом порядке, как правило, на практике не возникает. Он указывает, что в подавляющем большинстве случаев подсудимый является одновременно гражданским ответчиком и, соглашаясь с предъявленным обвинением, признает сумму ущерба и гражданский иск в полном объеме.

«Рассматриваемая ситуация является уникальной, поскольку в качестве соответчика привлечено третье лицо – организация. Нормы УПК РФ, регулирующие статус гражданского ответчика, который не совпадает со статусом обвиняемого, не содержат правил, учитывающих эту особенность. При этом законодатель, регламентируя особые порядки судебного разбирательства, вообще не упоминает гражданского ответчика в качестве процессуальной фигуры, интересы которой могут быть затронуты при рассмотрении уголовного дела», – пояснил Евгений Рубинштейн.

Рассказать: