×

Исключение иного толкования

КС РФ опубликовал полный текст постановления по делу о контрабанде картины «Христос во гробе»
Выявленный конституционно-правовой смысл оспариваемых статей уголовно-процессуального закона является общеобязательным, что исключает любое иное их истолкование в правоприменительной, в том числе судебной, практике.


9 марта КС РФ опубликовал постановление по делу о проверке конституционности п. 1 ч. 3 ст. 81 и ст. 401.6 УПК РФ в связи с жалобами коллекционера Александра Певзнера. Решение КС РФ было провозглашено 7 марта.

Суд подробно рассмотрел вопрос о конфискации имущества, указав, что она может рассматриваться в качестве специальной публично-правовой меры. «Что касается конфискации вещественных доказательств, то по смыслу ч. 3 ст. 81 во взаимосвязи с положениями ст. 104.1 УК РФ “Конфискация имущества” такие имущественные объекты, как орудия или иные средства совершения преступления, которые в качестве вещественных доказательств обеспечивают выявление имеющих значение для уголовного дела обстоятельств, после завершения производства по данному делу, по существу, утрачивают свое процессуальное качество, но могут сохранять значимость как объекты вещного права и как таковые подлежать конфискации, которая в этих случаях, имея целью удержание самого правонарушителя и других лиц от противозаконного использования принадлежащего им имущества, выступает юридическим последствием инкриминируемого лицу уголовно наказуемого деяния», – подчеркивается в тексте постановления.

Таким образом, конфискация орудий и иных средств совершения преступления представляет собой – в контексте действующего уголовного законодательства – публично-правовую санкцию, структурно обособленную от наказания. «Как мера уголовно-правового характера, выражающаяся в возложении на обвиняемого обязанности претерпеть дополнительные  правоограничения уголовно-превентивного свойства, она по своей конституционно-правовой природе соотносима по некоторым признакам с наказанием, но не тождественна ему, а потому может применяться не только в качестве сопровождающей наказание вспомогательной меры при постановлении обвинительного приговора, но и при освобождении от наказания», – указал суд.

Кроме того, конфискация как лишение собственника его имущества предполагает только принудительное его изъятие по решению суда. Если же собственник выражает свое согласие на изъятие принадлежащего ему имущества, то конфискация в значительной мере утрачивает свойство принудительности, превращаясь в исполнение заключенного между обвиняемым или подсудимым и государством публично-правового соглашения, соотносимого с альтернативами уголовному преследованию.

Также КС РФ подчеркивает, что для прекращения уголовного дела по такому нереабилитирующему основанию, как истечение срока давности уголовного преследования, требуется отсутствие возражений обвиняемого против этого с учетом юридических последствий относительно принадлежащего ему имущества, признанного в качестве орудия преступления или вещественным доказательством.

Раскрывая конституционно-правовой смысл ч. 3 ст. 81 УПК РФ, суд указал, что лишение обвиняемого или подсудимого, в отношении которого решается вопрос о прекращении уголовного дела в связи с истечением срока давности, принадлежащего ему имущества, признанного в качестве вещественного доказательства, может производиться только при отсутствии возражения обвиняемого. Если такого согласия, в том числе в части прекращения права собственности на указанное имущество, не получено, то вопрос решается путем вынесения обвинительного приговора с освобождением осужденного от наказания.

Статья 401.6 УПК РФ также не противоречит Конституции РФ, поскольку по своему конституционно-правовому смыслу не предполагает пересмотра в кассационном порядке вступившего в законную силу судебного решения, в соответствии с которым имущество, принадлежащее на законных основаниях обвиняемому (подсудимому), уголовное дело в отношении которого было прекращено в связи с истечением срока давности уголовного преследования, и признанное в качестве орудия или иного средства совершения преступления вещественным доказательством, не подлежит конфискации по прошествии одного года со дня вступления такого судебного решения в законную силу.

Cудебные решения, вынесенные в отношении коллекционера Александра Певзнера на основании указанных статей в истолковании, расходящемся с их конституционно-правовым смыслом, выявленным в данном постановлении, подлежат пересмотру в установленном порядке, если для этого нет других препятствий.



Рассказать: