×

Как Россия исполняет решения Европейского Суда

Исходя из ежегодного отчета Комитета министров Совета Европы за 2018 г., РФ является лидером по количеству дел, находящихся на контроле Комитета, и занимает второе место по общему размеру присужденных компенсаций
Фотобанк Лори
Эксперты «АГ» сошлись во мнении, что отчет умалчивает о большинстве наболевших проблем правоприменительной практики, которые Россия не стремится исправлять, несмотря на наличие соответствующих решений ЕСПЧ. В свою очередь Минюст России пояснил, что выплаты денежных компенсаций по постановлениям Европейского Суда осуществляются, как правило, в сроки, определенные Конвенцией, а отдельные задержки выплат в подавляющем большинстве случаев связаны с непредставлением или несвоевременным предоставлением заявителями необходимых для выплат документов.

Комитет министров Совета Европы опубликовал Ежегодный отчет об исполнении решений Европейского Суда за 2018 год. Согласно документу, Россия занимает лидирующее место по количеству дел, переданных Страсбургским судом Комитету министров и находящихся на контроле последнего, и второе место по количеству закрытых дел и присужденным компенсациям.

В 2018 г. ЕСПЧ передал Комитету для контроля за исполнением 281 российское дело (в 2017 г. их число составляло 370). По итогам 2018 г. на контроле находилось 1585 дел в отношении РФ, тогда как в 2017 г. их было 1689.

Общее количество закрытых в прошлом году дел, по которым Комитет министров пришел к выводу о том, что государства предприняли все меры по их исполнению, составило 2705. Из них против России было 385 дел, против Турции – 372, Украины – 318.

Россия заняла второе место по суммам, присужденным в качестве справедливой компенсации, уступив пальму первенства Албании. При этом отмечено, что в сравнении с 2017 г. этот показатель снизился с 14,6 млн до 13,1 млн евро, а сам факт присуждения ЕСПЧ компенсации не означает ее фактическую выплату государством-ответчиком.

Относительно соблюдения сроков выплат сообщается, что в прошлом году РФ допустила крайний срок по выплатам в 59 случаях (в 2017 г. – 60). Российская сторона также является лидером по количеству случаев отсутствия информации о выплатах. Так, к концу 2018 г. отсутствовала информация о выплатах по 540 делам (в 2017 г. – 493), из них в 376 случаях соответствующие сведения отсутствовали более 6 месяцев после наступления срока выплат.

В комментарии «АГ» глава международной практики Международной правозащитной группы «Агора» Кирилл Коротеев отметил, что Комитет министров пытается представить свою работу эффективной, но это «попытка сделать хорошую мину при плохой игре».

Эксперт с сожалением констатировал, что остаются нерешенными многочисленные проблемы, зафиксированные в решениях Европейского Суда в качестве нарушений Россией Конвенции о защите прав человека и основных свобод: «И это не случайная ошибка российских властей, это их сознательная позиция: в Суд поступают сотнями и тысячами одинаковые хорошо обоснованные жалобы, тратятся большие ресурсы Суда на решение одних и тех же вопросов в 1500-й раз, отвлекается его внимание от новых серьезных проблем, которые тоже подолгу остаются нерешенными, как следствие, происходит падение роли и авторитета Суда на всем континенте».

По мнению Кирилла Коротеева, среди нерешенных проблем не только безнаказанность за преступления против гражданского населения после решений ЕСПЧ на Северном Кавказе, невыплаченная компенсация по делу ЮКОСа, непредоставление заключенным права голосовать, ужесточение законодательства о прослушке телефонов и перехвате сообщений уже после того, как Большая Палата единогласно выявила нарушение Конвенции в деле Романа Захарова еще до «закона Яровой», но и регулярное применение пыток в уголовном процессе, разгон мирных демонстраций, клетки в судах, отсутствие базовых гарантий в делах об административных правонарушениях. «Таких проблем не десятки, а сотни», – констатировал он.

Эксперт отметил, что вместо действий, предусмотренных Конвенцией (например, обращение в Суд по ст. 46.4), Комитет министров предпочитает умалчивать о большинстве вопросов и говорить о несущественных изменениях. «Пересмотр действующих практик назрел, но готов ли к нему сам Комитет и готовы ли к нему сами государства – члены Совета Европы – это открытый вопрос, требующий обсуждения. В противном случае возрастет риск того, что вся система коллективного контроля за соблюдением прав человека в Европе может стать просто нерелевантной. Это не тот результат, которого желали отцы-основатели Совета Европы, избежать его – задача сегодняшних правительств. Задача сегодняшних обществ – напоминать правительствам об этой задаче», – заключил Кирилл Коротеев.

По словам эксперта по работе с ЕСПЧ Антона Рыжова, ему «было неприятно читать о том, что по 540 делам Россия до сих пор не выплатила компенсацию, причем в большинстве случаев власти нарушили отведенные для выплаты сроки». «Неясно, чем вызвана такая задержка – то ли бюрократическими накладками со стороны Минюста РФ, то ли принципиальной позицией властей по тем или иным делам», – отметил он.

В качестве интересного момента эксперт выделил статистику по общим суммам компенсаций, присужденных ЕСПЧ в 2018 г. «Как видно из представленных цифр, в этой “гонке” РФ обогнала Албания, а, например, Италия или Франция должны выплатить суммы, конечно, менее значимые, но в принципе сопоставимые. Это еще раз показывает, что в рамках международно-правовых институтов отношение к странам в целом одинаковое, и не следует искать никакой предвзятости в направлении России», – пояснил он.

«Если говорить о сути отчета, Комитет министров в отношении России значительно сглаживает углы и шероховатости, ведь самый важный аспект его деятельности заключается в контроле за исполнением постановлений Европейского Суда в части реформирования правовых систем государств – членов Совета Европы с целью избежать повторных нарушений Конвенции, – отметил Антон Рыжов. – В этом аспекте положение крайне плачевное, ведь Россия совершенно не стремится воплощать необходимые реформы в жизнь, но в отчете подобные проблемы затушевываются».

В обоснование тезиса эксперт привел в пример застопорившиеся случаи по созданию независимого механизма расследования жалоб на пытки (включая жалобы из Северо-Кавказского региона) и по исполнению постановления ЕСПЧ, которым российское законодательство о запрете пропаганды нетрадиционных сексуальных отношений было признано противоречащим Конвенции. «Удручающая картина наблюдается и в отношении реформ миграционного законодательства. Достаточно сказать, что разработанный еще в 2014 г. законопроект о предоставлении убежища пока так и не внесен в Госдуму, хотя власти каждый раз размахивают этим проектом на международных встречах – мол, посмотрите, мы работаем над улучшением ситуации», – пояснил Антон Рыжов.

В свою очередь Минюст России сообщил «АГ», что количество находящихся на контроле Комитета министров Совета Европы постановлений ЕСПЧ непосредственно связано с общим количеством дел, рассматриваемых ежегодно Европейским Судом в отношении РФ: «При этом следует учитывать, что из расчета на 100 тыс. чел. населения по количеству поступающих в ЕСПЧ жалоб Россия находится на 27–28 месте из 47 стран Совета Европы».

Пресс-служба министерства отметила, что выплаты денежных компенсаций по постановлениям ЕСПЧ осуществляются, как правило, в сроки, определенные Конвенцией о защите прав человека и основных свобод. «Имеющиеся в отдельных случаях задержки выплат в подавляющем большинстве случаев связаны с непредставлением или несвоевременным предоставлением заявителями реквизитов банковских счетов или иных необходимых для выплат документов», – отмечается в ответе. При поступлении в Минюст России требуемых для производства выплат из федерального бюджета и надлежащим образом оформленных документов каких-либо задержек, как правило, не допускается, либо соответствующий платеж производится с начислением определенных процентов.

«Что касается отдельных дел, находящихся на контроле Комитета министров Совета Европы свыше 5 лет, то это обусловлено спецификой процедуры оценки Комитетом тех или иных мер, принятых или принимаемых национальными властями для разрешения соответствующей ситуации, и, как правило, объясняется необходимостью урегулирования серьезных структурных проблем, требующих принятия выверенных комплексных решений как на законодательном уровне, так и на уровне федеральных органов исполнительной власти, осуществляющих полномочия в финансовой, экономической, социальной и правоохранительной сферах, – сообщает пресс-служба Минюста. – В целом в 2018 г. с контроля Комитета было снято около 2,7 тыс. дел в отношении всех государств – участников Конвенции о защите прав человека и основных свобод. При этом РФ входит в тройку стран, лидирующих по этому показателю (385 дел). Также отмечается существенное снижение числа поступивших в 2018 г. на рассмотрение КМСЕ дел против России по сравнению с 2017 г. (с 370 до 281)».

Рассказать: