×

Кассация признала нарушения прав адвоката после передачи ей жалобы судьей ВС

Кассационный суд согласился с тем, что разрешение вопроса об оплате услуг адвоката является одной из стадий деятельности следователя по обеспечению подозреваемого, обвиняемого в период уголовного преследования защитником
В комментарии «АГ» адвокат АП Санкт-Петербурга Михаил Пашинский, жалобу которого рассмотрел суд, отметил, что защитник вправе выбирать, в каком порядке ему обжаловать отсутствие оплаты своего труда – либо в порядке административного судопроизводства, либо в порядке, предусмотренном УПК. Одна из экспертов «АГ» отметила, что при оплате труда защитников по назначению часто возникает проблема того, что правовая природа взаимоотношений прямо не установлена законом. Другая подчеркнула, что жалобы адвокатов на бездействие следователей и дознавателей, выразившееся в невынесении постановления об оплате труда адвоката, разрешатся судами не единообразно.

28 сентября Третий кассационный суд общей юрисдикции удовлетворил кассационную жалобу Михаила Пашинского на неоплату труда защитника по назначению. На рассмотрение по существу жалоба была направлена постановлением судьи Верховного Суда от 19 августа (документ имеется у «АГ»), в этот же день судья ВС РФ передал в кассацию еще два постановления по аналогичным жалобам Михаила Пашинского.

Спор из-за оплаты труда защитника по назначению

29 сентября 2020 г. адвокат Михаил Пашинский, являясь защитником обвиняемого П., обратился к следователю СУ УМВД России по Приморскому району г. Санкт-Петербурга с заявлением об оплате его труда за четыре дня участия в уголовном судопроизводстве по назначению.

Через месяц адвокат обратился с жалобой в порядке ст. 125 УПК РФ о признании незаконным бездействия следователя, выразившегося в невынесении постановления об оплате труда адвоката, в неуведомлении о принятом решении, в ненаправлении постановления об оплате труда адвоката в бухгалтерию УМВД для его исполнения.

30 октября 2020 г. Приморский районный суд г. Санкт-Петербурга отказал в принятии жалобы к рассмотрению в связи с отсутствием предмета обжалования в порядке ст. 125 УПК. Суд указал, что полномочия по вынесению постановления об оплате труда адвоката не связаны с полномочиями указанного должностного лица по осуществлению уголовного преследования на досудебной стадии производства по уголовному делу. Так, суд не признал полномочия следователя бездействием, способным причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства или иных лиц либо затруднить доступ граждан к правосудию. Апелляция поддержала решение, а кассация не стала рассматривать жалобу адвоката по существу.

В кассационной жалобе в Верховный Суд Михаил Пашинский просил передать его жалобу для рассмотрения в судебном заседании кассационной инстанции. Адвокат утверждал, что суд, принимая решение об отсутствии в его жалобе предмета обжалования в порядке ст. 125 УПК, не учел, что в соответствии с требованиями ст. 7 УПК защитник является участником уголовного судопроизводства.

Судья ВС указал на ошибки нижестоящих инстанций, и кассация с ним согласилась

Читайте также
Защитник по назначению отстояла в ВС право обжаловать отказ в оплате труда по ст. 125 УПК, а не по КАС
Следователь отказался оплачивать дни, в которые адвокат посещала доверителя в СИЗО, но до рассмотрения спора по существу самостоятельно устранил нарушение
14 Сентября 2020 Новости

Изучив материал, судья Верховного Суда РФ признал, что нижестоящими инстанциями были допущены существенные нарушения уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.

В постановлении судья ВС указал, что исходя из положений ч. 1 ст. 125 УПК РФ могут быть обжалованы решения и действия (бездействие) должностных лиц в связи с полномочиями на осуществление уголовного преследования. По смыслу ст. 123 и 125 УПК жалобу на процессуальные решения и действия (бездействие) дознавателя, следователя, прокурора вправе подать любой участник уголовного судопроизводства или иное лицо в той части, в которой производимые процессуальные действия и принимаемые процессуальные решения затрагивают его интересы, добавил судья.

«Следовательно, жалоба по правилам ст. 125 УПК может быть подана лицом, чьи интересы или права нарушены в ходе уголовного судопроизводства уполномоченными лицами публичных процессуальных органов, при этом предметом обжалования, проверки и оценки суда являются процессуальные решения, принимаемые указанными лицами в рамках уголовного судопроизводства», – отмечено в документе.

Судья ВС обратил внимание, что в соответствии с требованиями гл. 7 УПК защитник является участником уголовного судопроизводства со стороны защиты и оплата его труда регламентирована уголовно-процессуальным законом. В постановлении разъяснено, что, осуществляя свою профессиональную деятельность, в том числе в порядке ст. 50 УПК, адвокат как защитник согласно ст. 48 Конституции РФ имеет право получить соответствующее вознаграждение за свой труд, порядок и размер которого определяются соответствующим постановлением Правительства РФ, а сама оплата такого труда производится за счет средств федерального бюджета.

В документе также отмечено, что исходя из положений ст. 131, 132 УПК суммы, выплачиваемые адвокату за оказание им юридической помощи в случае участия адвоката в уголовном судопроизводстве по назначению, являются процессуальными издержками и в последующем могут быть взысканы с осужденного.

Обращаясь к п. 55 ст. 5 УПК, судья ВС РФ напомнил, что уголовное преследование – это процессуальная деятельность, осуществляемая стороной обвинения в целях изобличения подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления. Он добавил, что в силу ст. 49–51 УПК уголовное преследование может осуществляться при обязательном участии защитника, привлекаемого к участию в деле, в том числе путем его назначения следователем. «При таких обстоятельствах разрешение вопроса об оплате услуг адвоката является одной из стадий деятельности следователя по обеспечению подозреваемого, обвиняемого в период уголовного преследования защитником», – указано в постановлении.

Принимая во внимание вышеуказанное обстоятельство, судья указал, что полномочия следователя на принятие решения об оплате труда адвоката по оказанию им юридической помощи подозреваемому, обвиняемому по уголовному делу следует признать связанными с осуществлением уголовного преследования в досудебном производстве по уголовному делу.

Таким образом, судья Верховного Суда пришел к выводу о том, что бездействие следователя, выразившееся в непринятии решения по заявлению адвоката об оплате его труда, затрагивает конституционные права адвоката на труд и оплату этого труда как участника уголовного судопроизводства, представляющего интересы обвиняемого. Это позволяет рассматривать жалобу защитника на указанное бездействие должностного лица в порядке ст. 125 УПК. Он удовлетворил требование адвоката и постановил передать его кассационную жалобу о пересмотре судебных решений для рассмотрения в судебном заседании Третьего КСОЮ.

Судебная коллегия по уголовным делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции в своем кассационном определении представила аналогичные доводы, что были указаны в постановлении судьи ВС РФ.

Третий КСОЮ удовлетворил жалобу адвоката Михаила Пашинского, отменив обжалуемые судебные решения, передал жалобу вместе с материалами дела на новое судебное рассмотрение в суд первой инстанции, в ином составе суда.

Кассатор и эксперты «АГ» оценили выводы судов

Читайте также
Проблемы обжалования отказа в оплате труда за защиту по назначению
Почему введение института следственных судей представляется крайне важным
02 Октября 2020 Мнения

В комментарии «АГ» адвокат Михаил Пашинский отметил: практика показала, что в Санкт-Петербурге даже в одном суде (и в районном, и в Санкт-Петербургском городском, и в Третьем кассационном) не существовало единого мнения о возможности судебного обжалования бездействия следователя, связанного с неоплатой труда адвоката по назначению, в порядке, предусмотренном ст. 125 УПК РФ.

Адвокат указал, что большинство судей придерживалось той точки зрения, что это невозможно ввиду отсутствия предусмотренного уголовно-процессуальным законом предмета обжалования, поэтому жалобы не принимались к производству, а суд второй инстанции такие постановления не отменял. «Хочется надеяться, что теперь в этой затянувшейся дискуссии наконец поставлена точка», – отметил Михаил Пашинский.

Он добавил, что защитник вправе выбирать, в каком порядке ему обжаловать отсутствие оплаты своего труда – либо в порядке административного судопроизводства, либо в порядке, предусмотренном УПК. «Каждый путь имеет свои плюсы и минусы, но это – тема для отдельного обстоятельного разговора. Возможно, что окончательный выбор можно сделать только с учетом “местной” специфики конкретного административного района. Третий (и, несомненно, худший) путь – не обжаловать бездействие следователя ни в каком порядке. Худший прежде всего для адвокатуры, поскольку здесь затрагиваются не только интересы отдельно взятого адвоката, но и престиж всей корпорации в целом», – полагает Михаил Пашинский.

Адвокат, член Комиссии по защите прав адвокатов АП Московской области, руководитель семейной практики КА г. Москвы № 5 Татьяна Сустина указала, что в правоприменении при оплате труда адвокатов по назначению часто возникает проблема того, что правовая природа взаимоотношений прямо не установлена законом. Это приводит к спорам и среди адвокатов, и среди правоприменителей о сущности правоотношений и выборе надлежащего способа правовой защиты. К оплате труда адвоката по назначению в зависимости от района применяются и норма УПК, и КАС, и ГК, и ТК РФ, добавила Татьяна Сустина.

Адвокат обратила внимание, что решения всех районов с разными практиками могут доходить до регионального суда и утверждаться абсолютно одними и теми же судьями. Но, например, если адвокат подаст заявление по ТК в районе, где сложилась практика по КАС, приложив решение областного суда о том, что в аналогичной ситуации суд принял решение по ТК, то он получит отказ в принятии иска, который «засилит» тот же областной суд, уточнила Татьяна Сустина. «Когда высшие инстанции высказываются на счет спорных взаимоотношений, это всегда очень полезно для сообщества и единства практики, однако в случае с адвокатом Михаилом Пашинским стоит отметить, что победа в кассации не позволила поставить в этой категории дел точку, доведя спор до Верховного Суда РФ, что не устранит проблему неоднозначности правоприменения», – полагает она.

Татьяна Сустина с сожалением отметила, что адвокаты вынуждены производить такие сложные манипуляции при получении своих заработанных и совсем небольших денег. «Дойти до кассации по оплате труда по назначению – это показатель серьезности настроя и работоспособности представителей нашей корпорации», – резюмировала адвокат.

Адвокат Санкт-Петербургской коллегии адвокатов «Таврическая», член Комиссии по организации работы и участию адвокатов в качестве защитников и представителей в судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия и суда Совета АП СПб, к.ю.н. Светлана Елисеева заметила, что правовая позиция, выраженная судьей Верховного Суда, не является концептуально новой. Вместе с тем, добавила она, этот подход в очередной раз дает понять всем правоприменителям, что в рамках ст. 125 УПК правомерны и допустимы: разрешение вопроса об определении точной суммы оплаты труда адвоката за участие в производстве уголовного дела по назначению органов дознания и предварительного следствия, признание незаконным и пресечение бездействия по невынесению следователем или дознавателем постановления об оплате труда адвоката.

Светлана Елисеева обратила внимание, что применительно к Санкт-Петербургу жалобы адвокатов на бездействие следователей и дознавателей, выразившееся в невынесении постановления об оплате труда адвоката, разрешались судами не единообразно. В частности, в практике самого Санкт-Петербургского городского суда имеются судебные акты как об удовлетворении апелляционных жалоб адвокатов на постановления районных судов об отказе в принятии к рассмотрению жалоб на бездействие следователей и направлении дела на новое судебное разбирательство (например, определение Санкт-Петербургского городского суда от 12 августа 2020 г. по делу № 22-4454/2020), так и судебные акты об отказе в удовлетворении жалоб (в частности, по делу, которое привело к вынесению Постановления судьи Верховного Суда РФ от 19 августа 2021 г. № 78-УД21-25-К3).   

В силу изложенного Светлана Елисеева указала, что позиция судьи Верховного Суда РФ должна положительно повлиять на формирование последовательной и единообразной судебной практики, исключающей отказы судов в принятии к рассмотрению в рамках ст. 125 УПК РФ жалоб адвокатов на бездействие следователей и дознавателей по невынесению постановлений об оплате труда адвоката, а также исключающей отказы судов в принятии к рассмотрению жалоб адвокатов по вопросу об определении точных сумм оплаты труда.

Рассказать:
Яндекс.Метрика