×

Крымский адвокат отбыл пять суток административного ареста за репосты пятилетней давности

Сегодня ВС Республики Крым рассмотрит апелляционные жалобы защитников, которые просят прекратить производство по делу в связи с отсутствием состава преступления
Фото: личная страница Эмиля Курбединова на Facebook
Президент Адвокатской палаты Республики Крым в комментарии «АГ» отметила, что фактов, подтверждающих связь ареста Эмиля Курбединова с его профессиональной деятельностью, в палату не представлено. Но поскольку адвокат задействован в ряде громких дел, то в целях соблюдения его профессиональных прав и недопущения нарушения права доверителей на защиту АПРК были направлены соответствующие обращения в региональные палаты, на территории которых рассматриваются дела.

7 декабря адвокат АП Республики Крым Эмиль Курбединов постановлением Киевского районного суда г. Симферополя был признан виновным в совершении административного правонарушения по ч. 1 ст. 20.3 КоАП РФ с назначением наказания в виде пяти суток административного ареста. Один из его защитников, адвокат Алексей Ладин рассказал «АГ» об обстоятельствах дела.

Утром 6 декабря, выходя из дома, Эмиль Курбединов был задержан сотрудниками Центра «Э» МВД Республики Крым. Основанием для задержания послужил протокол оперуполномоченного ОВД ЦПЭ МВД по РК об административном правонарушении по ч. 1 ст. 20.3 КоАП. В основу протокола были положены результаты осмотра интернет-ресурса от 22 ноября 2018 г., установившие факт размещения адвокатом на своей странице в Facebook в открытом доступе ряда фотографий с символикой в виде изображения земного шара и черного флага предположительно с надписями на арабском языке «Хизб ут Тахрир Украина». Из заключения специалиста Института стран СНГ в Республике Крым А. Никифорова от 29 ноября следовало, что это атрибутика и символика террористической организации «Партия исламского освобождения», пропаганда и публичная демонстрация которых в России запрещены законом. В протоколе также указывалось, что спорные изображения были доступны для просмотра неограниченному кругу лиц до момента обнаружения, то есть до 6 декабря. В качестве вещественных доказательств у адвоката были изъяты мобильный телефон, ноутбук и жесткий диск.

Алексей Ладин отметил, что вступил в дело в тот же день. Кроме него защиту Курбединова в суде осуществляли 13 человек, 7 из которых – адвокаты.

Рассмотрение дела в суде

Административное дело рассматривалось судом два дня. В постановлении от 7 декабря (имеется в распоряжении «АГ») отмечается, что в судебном заседании Эмиль Курбединов своей вины не признал, пояснив, что в его действиях отсутствуют признаки вменяемого правонарушения. Его защитники просили прекратить производство по делу в связи с отсутствием состава правонарушения. Свои доводы они мотивировали тем, что одного факта репоста для наличия в действиях их доверителя состава административного правонарушения недостаточно, – необходимо установить, что репосты были сделаны по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды, либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы. Они пояснили суду, что материалы дела не содержат сведений, подтверждающих наличие таких мотивов ни в действиях лица, осуществившего спорные публикации, ни в действиях Курбединова, репостившего их.

Кроме того, защитники обратили внимание на отсутствие прямого умысла лица, разместившего публикации, на нарушение основ конституционного строя, поскольку в момент их размещения – в 2013 г. – конституционный строй был другим, и ничего противоправного в них не было. 

В постановлении суд указал, что в соответствии со ст. 1 и 12 Федерального закона от 25 июля 2002 г. № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности» экстремистской деятельностью признаются в том числе пропаганда и публичное демонстрирование нацистской или сходной с ней до степени смешения символики либо атрибутики, либо публичное демонстрирование атрибутики или символики экстремистских организаций. Распространение на территории России экстремистских материалов, а также их производство или хранение в целях распространения запрещены и влекут ответственность (ст. 13 закона).

Суд отметил, что Решением Верховного Суда РФ от 14 февраля 2003 г. организация «Партия исламского освобождения» признана террористической, и ее деятельность в России запрещена.

Также в постановлении подчеркивается, что вина Курбединова в совершении вменяемого правонарушения полностью подтверждается доказательствами, имеющимися в материалах дела. Его довод об отсутствии в действиях пропаганды терроризма и экстремизма не исключает состава правонарушения, поскольку он привлечен к ответственности за публичное демонстрирование символики террористической организации, а не за пропаганду.

Также суд учел, что Эмиль Курбединов уже привлекался к административной ответственности по той же статье КоАП в 2017 г.

В итоге адвокат был признан виновным в совершении административного правонарушения с назначением наказания в виде административного ареста сроком на пять суток. Изъятые вещественные доказательства (телефон, ноутбук и жесткий диск) суд постановил возвратить.

Мнение защиты

Сторона защиты адвоката обжаловала постановление суда как незаконное и необоснованное. В частности, в жалобе Алексея Ладина (есть у «АГ») отмечается, что в период инкриминируемого Курбединову репоста оспариваемых публикаций на территории Крыма распространялась юрисдикция Украины, и в соответствии с украинским законодательством «Партия исламского освобождения» не является запрещенной и террористической. Таким образом, в момент размещения публикаций в Facebook ни Курбединов, ни иное другое лицо не могли предполагать, что после марта 2014 г. на Крым может быть распространена российская юрисдикция и наложены соответствующие ограничения. Таким образом, в его действиях отсутствует умысел на осуществление публичной демонстрации символики террористической организации, в связи с чем дело подлежит прекращению.

Также в жалобе указано, что с момента последнего репоста прошло больше 5 лет, и из четырех постов, зафиксированных скриншотами, один отмечен двумя «лайками», два – единственным, а один вовсе не отмечен. «Это к вопросу о принципе публичности и интереса пользователей к данным постам», – прокомментировал Алексей Ладин. В жалобе он отметил, что публикации, которые более чем за пять лет собрали не больше двух «лайков», по факту не несут общественной опасности. Данная позиция коррелирует с позицией ВС, выраженной в Постановлении Пленума от 28 июня 2011 г. № 11 «О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности», в котором указано, что даже уголовно наказуемые деяния подлежат прекращению в связи с их малозначительностью. 

Адвокат также обратил внимание на процессуальные нарушения, допущенные в ходе судебного заседания. Так, защите было отказано в удовлетворении ходатайства о привлечении к участию в деле представителя государственного обвинения, поскольку в отсутствии такового функцию обвинения фактически выполняет суд. Также суд отклонил ходатайства о вызове свидетелей и представителей общественности, которые свидетельствовали против Курбединова либо удостоверяли правильность протоколов, подтверждающих его вину.

«Судом в нарушение ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод в подавляющем большинстве эти ходатайства были отклонены, за исключением ходатайств о допросе лиц, которых правоохранительные органы представили для явки в судебное заседание», – отмечается в документе. 

Кроме того, защитник указал на целенаправленное преследование его доверителя, подтверждаемое предостережением крымской прокуратуры от 25 октября о недопустимости нарушения ст. 10 и 16 Закона о противодействии экстремистской деятельности. «В связи с этим показательно, что предупреждение…было объявлено в связи с некой информацией, которая в соответствии с текстом предостережения никак не относилась к доверителю», – сообщается в жалобе. Защитник выразил мнение, что если правоохранительные органы действительно хотят пресечь распространение противоправной информации в интернете, то они прямо сообщают об этом лицу, которое, по их мнению, ее распространяет.

Он также пояснил, что в январе 2017 г. Курбединов привлекался к административной ответственности согласно протоколу этого же сотрудника Центра «Э». В рамках судебного процесса в 2017 г. тот пытался приобщить к материалам дела скринштоты, которые, по мнению защиты, являются предметом осмотров интернет-ресурса данного административного дела. Таким образом, у защиты есть основания полагать, что инкриминируемые Курбединову деяния были выявлены больше года назад, что согласно ст. 4.5 КоАП может повлечь прекращение дела в связи с истечением сроков давности привлечения к административной ответственности.

Алексей Ладин добавил, что апелляционные жалобы защитников, в которых они просят прекратить производство по делу в связи с отсутствием состава преступления, будут рассмотрены Верховным судом Республики Крым сегодня, 12 декабря.

Комментарий президента АП Республики Крым

Президент АП Республики Крым Елена Канчи в комментарии «АГ» отметила, что палата, узнав о задержании Эмиля Курбединова, уведомила об этом Федеральную палату адвокатов РФ. 

«Первоначально не были в полном объеме известны основания и поводы задержания, поэтому АПРК немедленно выдала доверенность в порядке ст. 450.1 и 165 УПК РФ председателю Ассоциации “Крымская центральная коллегия адвокатов” Исляму Велиляеву на возможные процессуальные действия в отношении задержанного. Также по поводу защиты профессиональных прав Курбединова был проинструктирован адвокат Эдем Семедляев», – пояснила президент АПРК.

Елена Канчи добавила, что после оглашения решения суда встретилась с адвокатами АПРК, осуществляющими защиту коллеги, с целью выявить возможное нарушение его прав, связанных с профессиональной деятельностью. «Защитники сообщили, что обоснованность постановления вызывает у них сомнение, поэтому они подали апелляционные жалобы. Постановление еще не вступило в силу, и мы ожидаем решения вышестоящего суда», – отметила она.

Также она сообщила, что фактов, подтверждающих связь административного ареста Курбединова с его профессиональной деятельностью, в палату не представлено. Она пояснила, что адвокат является защитником одного из задержанных украинских моряков – Богдана Небылицы, а также у него было запланировано выступление в Северо-Кавказском окружном военном суде г. Ростова-на Дону в прениях по уголовному делу в защиту Энвера Мамутова, назначенное на 10 декабря.

Елена Канчи отметила, что согласно ч. 3 ст. 50 УПК РФ в случае неявки приглашенного защитника в течение пяти суток со дня заявления ходатайства о приглашении защитника дознаватель, следователь или суд вправе предложить подозреваемому, обвиняемому пригласить другого защитника, а в случае его отказа – принять меры по назначению защитника в порядке, определенном Советом ФПА РФ. 

Если участвующий в уголовном деле защитник в течение пяти суток не сможет принять участие в производстве конкретного процессуального действия, а подозреваемый, обвиняемый не приглашает другого защитника и не ходатайствует о его назначении, то данное процессуальное действие может быть проведено без участия защитника, за исключением случаев, предусмотренных п. 2–7 ч. 1 ст. 51 УПК. «То есть с момента неявки адвоката должны истечь пять суток, чтобы провести запланированные следственные действия или судебное заседание с подзащитными Курбединова без него или с другим защитником», – пояснила она. 

Елена Канчи подчеркнула, что в целях соблюдения профессиональных прав адвоката и недопущения нарушения права доверителей на оказание юридической помощи АПРК направила обращения в АП г. Москвы и г. Ростова-на-Дону с просьбой проконтролировать соблюдение ч. 3 ст. 50 УПК в отношении подзащитных адвоката, на момент обращения отбывавшего административный арест.

Просьба прокомментировать ситуацию направлена в ФПА, редакция ожидает ответа.

Рассказать: