×

КС: Адвокаты обязаны соблюдать порядок назначения их в качестве защитников

Конституционный Суд указал, что наделение органов адвокатского самоуправления полномочиями по принятию обязательных для адвокатов решений по отдельным вопросам не выходит за пределы дискреции законодателя
Фото: «Адвокатская газета»
Адвокат ПАСО Любовь Дубровина в комментарии «АГ» отметила, что Суд оставил без ответа доводы ее жалобы, и подчеркнула, что она оспаривала не сами нормы, а их не соответствующее Конституции толкование, данное судами при рассмотрении ее гражданского спора с адвокатской палатой. Президент ПАСО Татьяна Бутовченко, в свою очередь, рассказала о причинах возникновения спора и отметила, что решение КС РФ обеспечило адвокатским палатам возможность осуществления более решительных шагов по наведению порядка в сфере контроля за качеством работы защитников по назначению.

Конституционный Суд РФ опубликовал определение, которым отказал адвокату из г. Тольятти Любови Дубровиной в принятии к рассмотрению ее жалобы на ряд положений Закона об адвокатской деятельности.

Адвокат оспаривала конституционность подп. 4 п. 1 ст. 7, п. 9 ст. 29, подп. 5 п. 3 ст. 31 Закона, которые, по ее мнению, позволяют признавать нарушением законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре правомерное поведение адвоката, работающего по назначению и действующего на свое усмотрение в интересах доверителя.

Как следует из жалобы Любови Дубровиной (имеется в распоряжении «АГ»), поводом для обращения в КС послужило следующее.

Летом 2015 г. замначальника СС УФСКН России по Самарской области обратился к президенту Палаты адвокатов Самарской области с заявлением о привлечении Любови Дубровиной к дисциплинарной ответственности в связи с подачей заявления о выплате вознаграждения за защиту по назначению двух обвиняемых, а именно за действия по подаче ходатайств следователю, ознакомление с постановлениями следователя и другие действия, осуществленные по инициативе защитника. По мнению заявителя, последние, в отличие от действий, совершенных по инициативе следователя, оплате не подлежали. 

В августе 2015 г. Квалификационная комиссия ПАСО пришла к выводу, что адвокат нарушила требования законодательства об адвокатской деятельности и Кодекса профессиональной этики адвоката. К нарушениям было отнесено то, что Любовь Дубровина просила оплатить занятость выполнением поручения на защиту в будние дни после 18:00 и в выходные дни, в которые она посещала подзащитного в СИЗО, знакомилась с различными процессуальными документами, подавала ходатайства следователю.

В жалобе адвокат подчеркнула, что выводы о нарушении были сделаны Квалифкомиссией исключительно на основании содержания заявлений о выплате вознаграждения за защиту и толкования положений решений Совета ПАСО, которыми определен Порядок оказания юридической помощи по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда, принятых Советом адвокатской палаты во исполнение подп. 5 п. 3 ст. 31 Закона об адвокатской деятельности.

Согласно заключению Квалифкомиссии, случаи работы адвоката по назначению в ночное время суток, а также в выходные и праздничные дни определены как исключительная необходимость участия адвоката в неотложных процессуальных или следственных действиях, которые невозможно запланировать заранее. «При иных обстоятельствах адвокат, как самозанятое лицо, планирует свой рабочий график в зависимости от количества принятых поручений и определяет время собственной интеллектуальной работы в любое удобное для него время суток. Составление адвокатом правовых документов, изучение материалов дела, мониторинг судебной практики, чтение юридической литературы и прочая интеллектуальная деятельность, осуществляемая адвокатом после 18:00, не может расцениваться как неотложная и не является основанием для оплаты труда по двойному тарифу», – говорится в заключении.

Таким образом требования адвоката оплатить работу в выходные дни и после 18:00 в будние дни были признаны злоупотреблением правом на оплату труда за счет средств бюджета. Таким же злоупотреблением Квалифкомиссия сочла просьбу о выплате вознаграждения за иные дни занятости, которые были признаны «не имеющими целью защиту интересов доверителей и направленными исключительно на увеличение суммы личного вознаграждения».

Решением Железнодорожного районного суда г. Самары, оставленным без изменения судами вышестоящих инстанций, Любови Дубровиной было отказано в удовлетворении ее требований о признании незаконным указанного заключения.

Суды признали правильными выводы заключения Квалификационной комиссии. Они ссылались на положения подп. 5 п. 3 ст. 31 Закона об адвокатской деятельности, согласно которому Совет адвокатской палаты определяет порядок оказания юридической помощи адвокатами, участвующими в качестве защитников в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда; доводит этот порядок до сведения указанных органов, адвокатов и контролирует его исполнение адвокатами. Также в решениях указано, что в силу подп. 4 п. 1 ст. 7 Закона, п. 6 ст. 15 Кодекса профессиональной этики адвоката соблюдение этого Кодекса и исполнение адвокатом решений органов адвокатской палаты и органов Федеральной палаты адвокатов, принятых в пределах их компетенции, являются его прямыми обязанностями. Суд второй инстанции, кроме того, сослался дополнительно на п. 9 ст. 29 указанного закона, в силу которого решения органов адвокатской палаты, принятые в пределах их компетенции, обязательны для всех членов адвокатской палаты.

В своей жалобе Любовь Дубровина указала, что, признавая в качестве нарушения саму просьбу о выплате вознаграждения за реально совершенные действия по защите доверителя, поданную в соответствии с действующим законодательством, комиссия и суды нарушили ее конституционное право, гарантированное ч. 3 ст. 37 Конституции РФ, согласно которой каждый имеет право на вознаграждение за труд без какой бы то ни было дискриминации. Также суды, по ее мнению, нарушили положения ст. 48 Конституции РФ, в силу которой каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи.

Кроме того, Любовь Дубровина указала, что суды нарушили положения ст. 55 Конституции, согласно которым в Российской Федерации не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина.

По мнению адвоката, толкование оспариваемых ею норм, данное судами в процессе применения их при рассмотрении гражданского дела, не соответствует Конституции, поскольку они допускают возможность признавать нарушением законодательства об  адвокатской деятельности и адвокатуре саму просьбу адвоката-защитника о выплате вознаграждения за выполнение поручения о защите по назначению, право вмешиваться адвокатской палате в непосредственную защиту по конкретному уголовному делу, определяя необходимость совершения защитником тех или иных действий по защите доверителя; предоставляя адвокатской палате право определять рабочее время защитника по назначению, дискриминируя его по отношению к адвокату-защитнику по соглашению, который такого ограничения не имеет. 

Конституционный Суд РФ, изучив представленные материалы, не нашел оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

Суд указал, что оспариваемые заявительницей законоположения предписывают адвокату соблюдать Кодекс профессиональной этики адвоката, устанавливают обязательность решений органов адвокатской палаты, принятых в пределах их компетенции, для всех членов адвокатской палаты, а также предусматривают определение органами адвокатского самоуправления порядка назначения адвокатов в качестве защитников в уголовном судопроизводстве.

«Данные нормы сами по себе не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права заявительницы, поскольку, как неоднократно указывал Конституционный Суд РФ, наделение адвокатских палат (их органов) контрольными и управленческими полномочиями, в том числе полномочиями по принятию обязательных для адвокатов решений по отдельным вопросам адвокатской деятельности, согласуется с особым публично-правовым статусом некоммерческих организаций подобного рода (постановления от 19 мая 1998 г. № 15-П и от 19 декабря 2005 г. № 12-П) и не выходит за пределы дискреции законодателя», – указано в определении КС.

Комментируя «АГ» решение Суда, Любовь Дубровина отметила, что поскольку жалоба не принята к рассмотрению, то ее доводы остались без ответа. «Суд сослался на то, что обжалованные мной нормы Закона об адвокатуре и адвокатской деятельности сами по себе не могут рассматриваться как нарушающие мои конституционные права. Но это для меня не новость. Ведь я обжаловала не нормы закона сами по себе, а именно не соответствующее Конституции РФ толкование этих норм, данное судами в процессе их применения при рассмотрении гражданского дела. Поэтому определение КС мне представляется формальным, а поставленные в жалобе вопросы пока остались без разрешения», – сказала адвокат.

Редакция «АГ» обратилась за комментарием к президенту ПАСО Татьяне Бутовченко, которая пояснила суть претензий, предъявленных к Любови Дубровиной в ходе дисциплинарного производства. По ее словам, адвокат целенаправленно знакомилась с процессуальными документами по уголовным делам, в которых участвовала в качестве защитника по назначению, поздно вечером и в выходные дни, чтобы получить вознаграждение по повышенной ставке.

Татьяна Бутовченко сообщила, что заявительница жалобы в КС трижды привлекалась к дисциплинарной ответственности за оказание неквалифицированной юридической помощи в делах по назначению в порядке ст. 50 УПК, ст. 50 ГПК и ст. 54 КАС РФ, выразившейся в неисполнении обязанности по активному отстаиванию интересов подзащитного, вступлению в дело по звонку следователя, занятии позиции, не совпадающей с волей доверителя, необжаловании судебных актов о направлении на принудительную госпитализацию при несогласии доверителя, необжаловании постановлений о заключении под стражу при несогласии с мерой пресечения подзащитного, оказании юридической помощи исходя из личной корыстной заинтересованности в целях получения платы из средств бюджета за действия, которые не направлены на защиту интересов доверителей.

«На период действия дисциплинарного взыскания в соответствии с порядком участия адвокатов в делах по назначению, действующим в Палате адвокатов Самарской области, адвокат лишается возможности работать по требованиям. Десятилетний опыт использования в ПАСО системы компьютерного распределения дел дисциплинировал не только адвокатов, но и правоприменителей, так что “проскользнуть незаметно” невозможно», – пояснила Татьяна Бутовченко. Именно в связи с этим, по ее мнению, на протяжении более трех лет Любовь Дубровина пытается обжаловались решения Совета ПАСО и заключения Квалификационной комиссии.

«Когда работа адвоката оплачивается из средств бюджета, условия, качество и порядок этой работы подлежат корпоративному регулированию. Требования, предъявляемые к качеству юридической помощи, оказываемой адвокатами по назначению органов дознания, следствия, постоянно растут. К работе по назначению не должны допускаться адвокаты, имеющие дисциплинарные взыскания за неквалифицированное оказание юридической помощи, не исполняющие программу повышения профессионального уровня», – подчеркнула президент ПАСО.

Татьяна Бутовченко напомнила, что в настоящее время законодатель рассматривает варианты, предусматривающие обязательное использование компьютерных технологий при определении порядка распределения дел по назначению органов дознания, следствия и суда. «Часть адвокатов воспринимает любые попытки по наведению порядка в этом сегменте как способ ограничения их свободы, вмешательство в адвокатскую деятельность, нарушение адвокатской тайны, полагая, что палаты созданы исключительно для создания комфортных условий “зарабатывания” денег, а не для организации оказания квалифицированной юридической помощи», – считает она. 

Татьяна Бутовченко добавила, что решение Конституционного Суда, подтвердившего, что оспоренные в жалобе положения Закона об адвокатуре не нарушают конституционных прав заявительницы, по сути, обеспечивает адвокатским палатам возможность осуществления более решительных шагов по наведению порядка в сфере контроля за качеством работы защитников по назначению.

Рассказать: