×

КС: если на адвокатское досье сработал металлодетектор в суде, адвокат должен его показать приставу

Суд отметил, что досмотр не может рассматриваться как несоразмерное ограничение прав граждан, так как он не предполагает возможности ознакомления с материалами, в том числе с теми, содержание которых составляет адвокатскую тайну
Фото: «Адвокатская газета»
Адвокат Сергей Ванюков, который обратился в Конституционный Суд, указал, что КС фактически создает риски для раскрытия адвокатской тайны, поскольку видеокамеры наблюдения, установленные в суде, позволяют увеличить изображение и сделать снимок с видеоизображения. Председатель Комиссии по защите прав адвокатов АП Чувашской Республики Владимир Романов отметил, что формально в случае срабатывания детектора металла у пристава появляется законное право на досмотр вещей и предметов, в которых, возможно, находится искомый предмет, однако можно видеть, как через рамку детектора проходят сотрудники правоохранительных органов, на них срабатывает звуковой сигнал, но им никто ничего не говорит. Член Комиссии по защите прав адвокатов АП Красноярского края Иван Хорошев посчитал, что в данной ситуации скорее стоит вопрос об уважении к профессии адвоката, поскольку, если обеспечивается безопасность суда, досматриваться должны и прокуроры, и сотрудники полиции.

Конституционный Суд вынес Определение № 2940-О, которым отказал в рассмотрении жалобы адвоката АП Чувашской Республики Сергея Ванюкова на положение Закона о судебных приставах, из-за которого в связи с отказом предоставить на осмотр адвокатское досье адвокат был привлечен к административной ответственности.

При входе в районный суд общей юрисдикции судебный пристав с помощью металлодетектора выявил наличие в папке адвоката металлического предмета, в связи с чем попросил его предоставить ее для осмотра. Сергей Ванюков сообщил, что имеет адвокатский статус, а в папке содержится адвокатское досье, в связи с чем осмотр повлечет нарушение адвокатской тайны, и отказался это сделать.

13 июня 2018 г. постановлением мирового судьи, оставленным без изменения решением Новочебоксарского городского суда Чувашской Республики, Сергей Ванюков был привлечен к административной ответственности за неисполнение законного распоряжения судебного пристава по обеспечению установленного порядка деятельности судов о прекращении действий, нарушающих установленные в суде правила (ч. 2 ст. 17.3 КоАП РФ).

4 июля 2018 г. Новочебоксарский городской суд Чувашской Республики отказал в удовлетворении административного искового заявления Сергея Ванюкова о признании незаконным указания должностного лица ФССП о проведении осмотра в отношении него. Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Чувашской Республики оставила решение нижестоящей инстанции в силе. Суды установили, что действия административного ответчика соответствовали нормативным правовым актам, были направлены на обеспечение установленного порядка деятельности суда и не повлекли нарушения прав, свобод и законных интересов истца. В передаче кассационных жалоб для рассмотрения в судебном заседании судов кассационной инстанции адвокату было отказано.

Сергей Ванюков направил жалобу в Конституционный Суд. В ней он попросил признать ст. 11 Закона о судебных приставах, устанавливающую обязанности и права судебных приставов по обеспечению установленного порядка деятельности судов, противоречащей Конституции как позволяющей судебным приставам при осуществлении пропускного режима в здание суда осматривать вещи адвоката, в которых содержится адвокатское досье, что угрожает сохранению адвокатской тайны.

Конституционный Суд пришел к выводу, что оснований для принятия жалобы к рассмотрению не имеется. Так, он сослался на свои определения от 15 июля 2010 г. № 940-О-О и от 28 мая 2013 г. № 780-О и указал, что полномочия судебного пристава, которые следуют из ст. 11 Закона о судебных приставах, носят предупредительный характер и направлены на обеспечение установленного порядка деятельности судов, а также права граждан на охрану жизни и здоровья. Поэтому, отметил КС, сам по себе досмотр судебным приставом входящих в здание суда лиц и находящихся при них вещей при наличии оснований полагать, что данные лица имеют при себе предметы, вещества и средства, представляющие угрозу для безопасности окружающих, не может рассматриваться как несоразмерное ограничение прав граждан, притом что такой досмотр не предполагает возможности ознакомления судебного пристава с материалами этих лиц, в том числе с теми, содержание которых составляет адвокатскую тайну. «Кроме того, адвокат, действуя во исполнение законного требования судебного пристава, не лишен возможности самостоятельно предъявить ему для осмотра находящийся в его вещах предмет, на который среагировали специальные технические средства», – посчитала высшая инстанция.

«Таким образом, оспариваемые законоположения, не допускающие возможности произвольного досмотра судебными приставами лиц, входящих в здание суда, и не предполагающие возможности ознакомления с содержанием документов, находящихся при этих лицах, не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права заявителя в указанном им аспекте», – резюмировал Суд.

В комментарии «АГ» Сергей Ванюков с сожалением отметил, что позиция Конституционного Суда:

  • не учитывает специфики деятельности адвоката, который в течение всего дня может ходить по разным судам и каждый раз будет подвергаться досмотру;
  • отрицает презумпцию добросовестности адвоката;
  • нарушает принцип равноправия и состязательности сторон, поскольку прокуроры и следователи проходят в здания судов без досмотра;
  • позиционирует суд как режимный объект с ограниченным доступом;
  • не учитывает реалии XXI века, когда при широком распространении гаджетов металлодетектор срабатывает при прохождении любого человека.

Кроме того, заметил Сергей Ванюков, КС фактически создает риски для раскрытия адвокатской тайны. Он указал, что видеокамеры наблюдения, установленные в суде, позволяют увеличить изображение и сделать снимок с видеоизображения. По мнению адвоката, в случае рассмотрения многомиллионного спора, учитывая низкую заработную плату судебных приставов ОУПДС и высокий уровень коррупции, такой риск высок.

«Довод Конституционного Суда о том, что адвокат сам мог достать металлический предмет, не выдерживает критики, поскольку в моем случае металлодетектор сработал на металлический скоросшиватель в папке. Вытаскивать каждый раз все бумаги из адвокатского досье и показывать пустую папку с металлическим скоросшивателем несколько раз в день при каждом проходе в здание суда не может считаться адекватной мерой», – посчитал Сергей Ванюков.

Он указал, что, поскольку адвокатом не может быть лицо, привлеченное к уголовной ответственности, а его добросовестность презюмируется, адвокат вправе ожидать от государства большего доверия. «Основанием для досмотра адвоката должен быть более веский повод, чем срабатывание металлодетектора», – отметил Сергей Ванюков. Он добавил, что адвокаты вообще должны проходить в суд без прохождения досмотра.

Председатель Комиссии по защите прав адвокатов АП Чувашской Республики Владимир Романов указал, что это не первое определение КС по этому поводу. «Адвокаты уже не раз предпринимали попытки к оспариванию действий приставов по досмотру, однако я не встречал решений судов с положительной практикой», – подчеркнул он.

Владимир Романов отметил, что формально, в случае срабатывания детектора на возможное наличие металлического предмета, у пристава появляется законное право на досмотр вещей и предметов, в которых, возможно, находится искомый металлический предмет. «Беда в том, что такие требования приставами предъявляются избирательно. Часто можно увидеть, как через рамку детектора проходят сотрудники правоохранительных органов, “звенят”, но им никто ничего не говорит и не требует предъявления вещей к досмотру», – рассказал он.

Член Комиссии по защите прав адвокатов АП Красноярского края Иван Хорошев отметил, что судебный пристав попросил адвоката представить папку для осмотра, однако КС рассуждает о досмотре, что не одно и то же. «Досматривать приставы имеют право, но для этого должны соблюдаться гарантии человека. Гарантии соблюдаются при следующих условиях: составление документа о досмотре в двух экземплярах, наличие понятых и проведение досмотра лицом одного пола. Эти правила напрямую не закреплены в Законе о судебных приставах, но они следуют из норм УПК и КоАП РФ. Досмотр должен оформляться письменно и с предоставлением копий – чтобы у человека была возможность обжаловать его», – указал Иван Хорошев.

Он отметил, что осмотр – это внешнее действие, то есть когда на человека смотрят. «Когда меня просят залезть в сумку или карманы и показать содержимое – это досмотр. Мы, к сожалению, этому подчиняемся в силу того, что должны в интересах доверителей попасть на процесс», – подчеркнул эксперт. Кроме того, он заметил, что в отношении адвоката был составлен протокол по ч. 2 ст. 17.3 КоАП – неисполнение законного распоряжения пристава о прекращении действий, нарушающих установленные в суде правила, в связи с чем возникает вопрос: почему отказ предоставить вещи для осмотра породил такое наказание.

«КС последнее время уходит от острых вопросов и не стремится их разрешить: запретив досматривать или осматривать либо разграничив, что осмотр не есть досмотр или осмотр это и есть досмотр, он бы просто “связал руки” приставам, потому что тогда они будут обязаны оформлять свои действия на бумаге», – указал адвокат.

«Иногда я слышу аргумент о том, что в аэропорту тоже досматривают, однако это совсем другие отношения – когда я покупаю билеты на самолет, я соглашаюсь с условиями безопасности и прохождения, знаю, что меня будут досматривать, – подчеркнул Иван Хорошев. – Когда я захожу в органы государственной власти, я захожу как адвокат, представитель профессии, как одна из сторон спора или дела, ко мне должно проявляться должное уважение, в том числе в связи со статусом и необходимостью сохранять адвокатскую тайну».

Иван Хорошев считает, что в данной ситуации скорее стоит вопрос об уважении к профессии адвоката, поскольку, если обеспечивается безопасность суда, досматриваться должны и прокуроры, и сотрудники полиции. «Я сегодня был в Красноярском краевом суде. Перед моим досмотром прошло 6 человек из клининговой компании. Их никто не досмотрел. Также спокойно, просто показав удостоверение, проходят прокуроры. Это неправильно», – отметил Иван Хорошев. При этом он добавил, что это вопрос не Конституционного Суда, а наведения порядка в конкретных судебном департаменте и службе судебных приставов.

Рассказать: