×

КС не усмотрел неопределенности в порядке рассмотрения дел судом присяжных

Также он указал, что нормы, регламентирующие порядок обжалования приговора в порядке сплошной кассации и производства в суде надзорной инстанции, не нарушают конституционных прав
Фото: «Адвокатская газета»
Адвокаты сошлись во мнении о необходимости корректировки УПК. Один считает, что в Кодекс следует внести дополнительные нормы, обязывающие председательствующего судью откладывать заседание в ответственный момент на стадии вынесения вердикта из-за неявки кого-то из присяжных. По мнению другого, рассмотренная КС ситуация затрагивает два вопроса, находящихся за рамками спора о конституционности оспариваемых норм, но являющихся важными для проверки законности состоявшихся судебных решений.

Конституционный Суд РФ Определением от 24 июня № 1352-О отказал в принятии к рассмотрению жалобы на ряд положений УПК РФ, касающихся суда присяжных, порядка кассационного обжалования приговора, вынесенного на основании вердикта, а также уголовного судопроизводства в суде надзорной инстанции.

Позиция заявителя жалобы

Сергей Агафонов, уголовное дело в отношении которого рассматривалось судом присяжных, посчитал не соответствующими Конституции РФ ряд положений УПК, а также ч. 6 и 7 ст. 2 Федерального закона от 11 октября 2018 г. № 361-ФЗ, которым были внесены поправки в Кодекс.

В жалобе заявитель указывал, что в ходе судебного заседания по его делу председательствующий судья удалился в совещательную комнату для изучения вопросного листа с ответами присяжных, а вернувшись, указал на невозможность оглашения вердикта ввиду его неясности и противоречивости, в связи с чем предложил присяжным вернуться в совещательную комнату и устранить недостатки, а также внести уточнения в вопросный лист.

Позднее постановлением председательствующего один из присяжных был отстранен от дальнейшего участия в рассмотрении дела в связи с неявкой в судебное заседание без уважительных причин, высказыванием собственного мнения по рассматриваемому делу, а также нарушением тайны совещания присяжных. Поскольку число выбывших членов коллегии превысило количество запасных, судебное разбирательство было признано недействительным и суд приступил к новому отбору присяжных.

Впоследствии приговором областного суда, частично измененным апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ, Агафонов был признан невиновным в совершении ряда преступлений и одновременно виновным в совершении ряда других. В передаче надзорной жалобы на рассмотрение Президиума ВС было отказано, с чем согласился заместитель председателя ВС.

Кассационная жалоба защиты на вынесенные судебные решения была возвращена без рассмотрения как поданная с нарушением правил подсудности, а последующая –возвращена с разъяснением судьи ВС о том, что вступившие в силу приговоры областных судов, вынесенные ими при рассмотрении уголовного дела в первой инстанции, – если указанные решения были предметом апелляционного рассмотрения ВС, – обжалуются в Президиум и рассматриваются в порядке надзора. Очередная жалоба также была возвращена без рассмотрения с указанием, что ответы заместителей председателя ВС не обжалуются председателю, как и ответы судей ВС не относятся к судебным решениям, подлежащим обжалованию в надзорную инстанцию.

В связи с этим заявитель просил признать неконституционными ч. 1 и 3 ст. 329 «Замена присяжного заседателя запасным» и ч. 4 ст. 333 «Права присяжных заседателей» УПК как позволяющие председательствующему судье возвратить коллегию присяжных в совещательную комнату для внесения уточнений в вопросный лист; затем на стадии технического оформления вердикта произвольно отстранить присяжного от участия в деле без проверки обстоятельств его тенденциозности и возможности участия в вынесении вердикта, а впоследствии по собственной инициативе протокольным решением, без удаления в совещательную комнату, распустить коллегию присяжных без выяснения мнения сторон по этому вопросу и вынесения отдельного постановления в целях возможности его оспаривания.

Читайте также
Владимир Путин подписал закон о введении «сплошной» кассации
Закон входит в пакет поправок ВС, которым предлагалось внести изменения в КоАП и иные законы в связи с созданием кассационных и апелляционных судов общей юрисдикции
12 Октября 2018 Новости

Кроме того, по мнению заявителя, не соответствуют Основному Закону ч. 6 и 7 Закона № 361-ФЗ, ч. 3 ст. 401.3 и ч. 3 ст. 412.1 УПК как устанавливающие необоснованную дифференциацию прав осужденных, исключая возможность обжалования вступившего в силу до 1 октября 2019 г. приговора, вынесенного на основании вердикта присяжных, в порядке сплошной кассации, а также ч. 3 ст. 412.5 УПК, позволяющая заместителю председателя Верховного Суда вернуть надзорную жалобу с иными, ранее не изученными судом доводами решением в непроцессуальной форме, не предполагая возможность его обжалования председателю ВС.

КС подчеркнул, что оспариваемые нормы направлены на формирование коллегии присяжных, отвечающей требованиям независимости и беспристрастности

Изучив материалы, Конституционный Суд не нашел оснований для принятия жалобы к рассмотрению.

Суд пояснил, что согласно ст. 329 УПК, если в ходе судебного разбирательства, но до удаления коллегии в совещательную комнату для вынесения вердикта выяснится, что кто-либо из присяжных не может продолжать участие в заседании или отстраняется от участия в нем, он заменяется запасным присяжным в последовательности, указанной в списке при формировании коллегии (ч. 1). Если невозможность участия в заседании кого-либо из присяжных выявится во время вынесения вердикта, присяжные должны выйти в зал заседания, доукомплектовать коллегию из числа запасных присяжных и вновь удалиться для дальнейшего обсуждения вердикта (ч. 4). Если количество выбывших присяжных превышает число запасных, состоявшееся судебное разбирательство признается недействительным – в этом случае в соответствии со ст. 328 УПК председательствующий приступает к отбору присяжных, в котором могут принимать участие и присяжные заседатели, освободившиеся в связи с роспуском коллегии (ч. 3).

«Приведенные законоположения направлены на формирование коллегии присяжных заседателей, отвечающей требованиям независимости и беспристрастности, и тем самым не только не нарушают права участников уголовного судопроизводства, а, напротив, преследуют цель их обеспечения», – подчеркивается в определении.

Со ссылкой на Постановление Пленума ВС от 22 ноября 2005 г. № 23 Конституционный Суд пояснил, что согласно ч. 10 ст. 328 УПК при формировании коллегии присяжных ходатайства об отводах кандидатов судья рассматривает без удаления в совещательную комнату. Аналогичным образом решается вопрос и об отстранении от участия в рассмотрении дела как по инициативе судьи, так и по ходатайству сторон присяжного заседателя, принявшего присягу, если он нарушил требования ч. 2 ст. 333 УПК.

Кроме того, отмечается в определении, согласно материалам дела решение председательствующего об отстранении конкретного присяжного и признании в связи с этим судебного разбирательства недействительным было оспорено стороной защиты и выступило предметом проверки вышестоящей инстанции. Соответственно, оспариваемые положения ст. 329 и 333 УПК, к предмету регулирования которых не относится порядок провозглашения вердикта, действуя в нормативном единстве с ч. 4 ст. 7 Кодекса, согласно которой любое процессуальное решение должно быть законным, обоснованным и мотивированным, не могут расцениваться как нарушающие конституционные права заявителя.

В отношении нарушения права заявителя на кассационное обжалование Конституционный Суд со ссылкой на собственные ранее высказанные правовые позиции указал, что нормы Конституции, гарантирующие каждому право на судебную защиту и на обжалование в суд решений и действий (бездействия) госорганов и должностных лиц, а каждому осужденному – право на пересмотр приговора вышестоящим судом в установленном порядке, – не предполагают возможность выбора гражданином по своему усмотрению любых способов и процедур судебной защиты (в том числе обжалования решений, вступивших в силу), особенности которых применительно к отдельным видам судопроизводства и категориям дел определяются федеральными конституционными законами и федеральными законами.

КС заметил, что заявитель воспользовался правом обжалования вынесенного в его отношении приговора в судах как апелляционной, так и надзорной инстанций. Тем самым ч. 7 ст. 2 Закона № 361-ФЗ направлена не на ограничение прав участников уголовного судопроизводства, а на обеспечение правовой определенности и стабильности закона, препятствует смешению или подмене прежнего и ныне действующего порядков пересмотра судебных решений, притом что Судебная коллегия по уголовным делам ВС как судебная инстанция, в адрес которой была подана кассационная жалоба в защиту интересов заявителя, уже рассматривала его уголовное дело в качестве апелляционной инстанции.

«Как отмечал Конституционный Суд Российской Федерации, внося изменения в правовое регулирование апелляционного, кассационного и надзорного производства по уголовным делам и устанавливая порядок вступления в силу Федерального закона от 11 октября 2018 г. № 361-ФЗ, федеральный законодатель не вышел за пределы своих полномочий, – отмечается в определении. – При этом введение нового правового регулирования само по себе не может рассматриваться как нарушающее правовое равенство между теми лицами, которые были участниками правоотношений по ранее действовавшему законодательству, и лицами, являющимися участниками правоотношений, регламентированных вновь принятыми правовыми нормами». Иное, подчеркнул Суд, исключало бы возможность реализации закрепленного в ст. 71 Конституции полномочия федерального законодателя по изменению законов, в том числе в области уголовно-процессуального законодательства.

Что касается довода жалобы в отношении ч. 3 ст. 412.5 УПК, Суд напомнил, что данное положение закрепляет дополнительный механизм возбуждения производства в суде надзорной инстанции председателем ВС либо его заместителем. Это является процессуальной гарантией обеспечения законности и обоснованности выносимого в предварительном порядке судьей Верховного Суда постановления и направлено на обеспечение реализации права граждан на судебную защиту. Тем самым УПК позволяет заместителю председателя ВС наравне с председателем оценивать законность и обоснованность постановления судьи ВС об отказе в передаче жалобы (представления) для рассмотрения в коллегиальном составе. Кроме того, отмечается в определении, в соответствии с Конституцией законодатель, устанавливая порядок пересмотра судебных актов вышестоящими судами, вправе определить инстанцию, решения которой в правовой системе РФ не подлежат обжалованию, что не противоречит конституционной обязанности государства обеспечивать каждому доступ к правосудию, в том числе для исправления судебной ошибки.

Таким образом, заключил КС, данная жалоба не может быть принята к рассмотрению, поскольку не отвечает критерию допустимости обращений в Конституционный Суд.

Адвокаты считают необходимым внесение изменений в УПК

По мнению адвоката, управляющего партнера АБ «FORTIS» Вячеслава Земчихина, КС уклонился от глубокого анализа обозначенной проблемы. «Проблему заявителя можно было бы рассматривать как частный случай, но, к сожалению, в российских судах неявка кого-то из присяжных во время вынесения “неудобного” для стороны обвинения вердикта становится нормой. Совпадение? Не думаю! – пояснил он в комментарии «АГ». – Не могу утверждать, но приведенный заявителем случай, на мой взгляд, похож на спланированные действия стороны обвинения и председательствующего: судья, видя, что вердикт присяжных составлен в пользу подсудимого, возвращает вопросный лист присяжным, требуя возвращения их в совещательную комнату якобы для уточнения ответов. После этого на следующий процесс не приходит один из присяжных, при этом выбывшие перевесили количество запасных. Как следствие – роспуск коллегии и формирование новой, повторное рассмотрение дела и “новый шанс” для стороны обвинения».

Такие случаи, добавил адвокат, есть в каждом регионе: «Система пытается взять под контроль непредсказуемых присяжных. Полагаю, КС, как и ВС, не может не знать об этой проблеме, но, как видим, никто не вник в вопрос и не попытался разобраться в корне проблемы, которая превращается в тенденцию».

В связи с этим, считает Вячеслав Земчихин, необходимо внесение в УПК дополнительных норм, обязывающих председательствующего судью откладывать заседание в ответственный момент на стадии вынесения вердикта из-за неявки кого-то из присяжных. «Судебные приставы могли бы выяснять причины неявки и обеспечивать участие присяжного в следующем процессе. Если присяжный не может какое-то непродолжительное время принимать участие в процессе ввиду уважительных причин, процесс должен быть отложен, как он был бы отложен при рассмотрении уголовного дела судьей единолично в случае кратковременной нетрудоспособности председательствующего или кого-то из участников процесса», – в заключение добавил он.

Советник Федеральной палаты адвокатов РФ Сергей Насонов считает позицию Конституционного Суда вполне предсказуемой, поскольку полномочие председательствующего по отстранению присяжного, нарушившего свои обязанности, в том числе в форме неявки в судебное заседание, от участия в рассмотрении дела и замене его запасным присяжным заседателем является важным элементом процессуального механизма, обеспечивающего конституционное право подсудимого на законный состав суда (ч. 1 ст. 47 Конституции). «Именно поэтому КС указал, что приведенные законоположения направлены на формирование коллегии присяжных, отвечающей требованиям независимости и беспристрастности, и тем самым не только не нарушают права участников уголовного судопроизводства, а, напротив, преследуют цель их обеспечения», – подчеркнул он.

Очевидно и то, отметил Сергей Насонов, что если в результате отстранения присяжного количество выбывших присяжных превысит число запасных, необходимо вновь вернуться к этапу формирования коллегии, в котором могут принимать участие и присяжные, освободившиеся в связи с роспуском коллегии. Кроме того, Конституционный Суд ранее признавал положения ст. 329 УПК соответствующими Конституции (Определение от 29 сентября 2020 г. № 1983-О).

Вместе с тем, добавил советник ФПА, рассмотренная КС ситуация затрагивает два вопроса, находящихся за рамками спора о конституционности оспариваемых норм, но являющихся важными для проверки законности состоявшихся судебных решений.

Во-первых, существенное значение имеют основания отстранения конкретного присяжного от участия в рассмотрении дела и процессуальный способ их проверки. «Эти основания должны представлять собой конкретные факты нарушения присяжным обязанностей, предусмотренных ч. 2 ст. 333 УПК, а проверка должна выявить сведения, подтверждающие указанные факты, – пояснил он. – Если присяжный отстранен от участия в рассмотрении дела произвольно (без установления конкретных фактов нарушения обязанностей или без должной проверки), это должно расцениваться как существенное нарушение уголовно-процессуального закона, влекущее рассмотрение дела незаконным составом суда. Но выяснение этих обстоятельств находится вне компетенции КС, поэтому доводы жалобы заявителя о произвольности отстранения присяжного заседателя были оставлены без оценки».

Во-вторых, продолжил Сергей Насонов, в жалобе затронут вопрос о форме постановления председательствующего о роспуске коллегии и возможности его автономного обжалования. «Представляется, что это два взаимосвязанных явления. Запрет автономного обжалования постановления председательствующего о роспуске коллегии присяжных детерминирует “протокольную” форму такого постановления. Возможно, данное положение УПК следовало бы модифицировать, но это вопрос к законодателю, а не к Конституционному Суду», – резюмировал он.

Рассказать:
Дискуссии
Дела, рассмотренные судом присяжных
Дела, рассмотренные судом присяжных
Уголовное право и процесс
13 Сентября 2021
Яндекс.Метрика