×

КС: Непредставление документа об образовании не препятствует признанию гражданина безработным

Суд подчеркнул, что рассматривая вопрос о признании бывшего предпринимателя безработным, служба занятости не вправе уклониться от принятия решения, ссылаясь на отсутствие документов, удостоверяющих квалификацию
Фотобанк Лори
Эксперты «АГ» подчеркнули, что это уже второе постановление КС по схожей жалобе данного заявителя. При этом документ нельзя назвать прорывным, хотя для граждан, столкнувшихся с похожей ситуацией, высказанные в нем правовые позиции значимы. В то же время эксперты особо отметили мнение судьи КС Константина Арановского, выразившего озабоченность состоянием дел в российском образовании.

Конституционный Суд РФ опубликовал Постановление от 8 октября № 31-П по делу о проверке конституционности п. 1 и 2 ст. 3 Закона о занятости населения в РФ.

Поводом к рассмотрению стала жалоба бывшего индивидуального предпринимателя из г. Воронежа Михаила Чайковского. В ноябре 2015 г. воронежский Центр занятости поставил его на учет, но не признал безработным из-за неполного комплекта документов. В частности, заявитель не представил справку о среднем заработке за последние три месяца (т.к. организация, где он работал, к тому времени была ликвидирована) и документ, удостоверяющий квалификацию. Стоит отметить, что этому предшествовало обращение Михаила Чайковского в Конституционный Суд РФ в 2015 г. Тогда КС в Постановлении от 6 октября 2015 г. № 24-П указал, что отсутствие справки о среднем заработке с последнего места работы как документа, предусмотренного п. 2 ст. 3 Закона о занятости, не является препятствием к признанию гражданина безработным.

В апреле 2016 г. после очередного обращения в службу занятости и представления необходимых документов, включая диплом о высшем образовании, Михаил Чайковский был зарегистрирован в качестве ищущего работу, а спустя 10 дней – признан безработным.

Суды поддержали позицию службы занятости

В декабре 2016 г. Михаил Чайковский обратился в суд с иском к центру занятости, в котором просил признать его безработным со 2 ноября 2015 г. по 11 марта 2016 г., взыскать пособие по безработице за указанный период в размере 4250 руб., а также компенсацию морального вреда в 50 тыс. руб.

Коминтерновский районный суд отказал истцу в удовлетворении требований. Как отмечалось в решении от 31 марта 2017 г., в указанный период истец состоял на регистрационном учете в качестве ищущего работу и не был признан безработным, так как не представил все документы, необходимые по закону. Таким образом, пособие по безработице за данный период взысканию в адрес истца не подлежит. Также суд отказал во взыскании компенсации морального вреда, поскольку не выявил нарушений прав истца ответчиком. При этом, как отмечается в решении, а нарушение права на получение пособия по безработице является нарушением имущественного права.

Решение устояло в апелляции. В передаче дела на рассмотрение кассационной инстанции Воронежским областным судом также было отказано. Суды пришли к выводу, что хотя отсутствие справки о среднем заработке за последние три месяца по последнему месту работы – с учетом выявленного КС конституционно-правового смысла положений п. 1 и 2 ст. 3 Закона о занятости (Постановление № 24-П по первой жалобе Чайковского) – не может препятствовать признанию гражданина, зарегистрированного в целях поиска подходящей работы, безработным и назначения ему пособия по безработице в размере минимальной величины, отказ органа службы занятости был обусловлен отсутствием еще одного из необходимых документов – удостоверяющего квалификацию заявителя.

Доводы жалобы в КС

Не согласившись с отказами, Михаил Чайковский обратился в КС. В жалобе (есть у «АГ») он указал, что примененные в его деле взаимосвязанные положения п. 1 и 2 ст. 3 Закона о занятости противоречат положениям Конституции РФ в той мере, в какой служат основанием для отказа органами службы занятости в признании безработными граждан, зарегистрированных в целях поиска подходящей работы, прекративших индивидуальную предпринимательскую деятельность либо стремящихся возобновить трудовую деятельность после длительного (более года) перерыва, к которым относится заявитель, при непредставлении документа, удостоверяющего квалификацию. По мнению заявителя, это нарушает конституционные принципы равенства и ограничивает право на защиту от безработицы.

Там же отмечается, что законодатель, устанавливая в оспариваемой норме общие требования для всех категорий граждан, обращающихся в службу занятости, не учел наличие специальных норм, вводящих ограничения для граждан, прекративших индивидуальную предпринимательскую деятельность, а также стремящихся возобновить трудовую деятельность после длительного перерыва. Так, согласно п. 3 ст. 4 Закона о занятости оплачиваемая работа, включая временную и общественные работы, требующая (или не требующая) предварительной подготовки, отвечающая требованиям трудового законодательства, считается подходящей для таких категорий граждан.

Также в силу п. 2 ст. 30 Закона о занятости пособие по безработице гражданам, стремящимся возобновить трудовую деятельность после длительного перерыва, устанавливается в минимальном размере, при этом согласно п. 1 ст. 34 Закона пособие гражданам, признанным безработными и стремящимся возобновить трудовую деятельность после длительного перерыва, а также бывшим ИП начисляется в размере минимальной величины, увеличенной на районный коэффициент.

Следовательно, резюмируется в жалобе, требование документа, удостоверяющего квалификацию, применительно к гражданам указанной категории не влияет и не зависит на допустимость предлагаемой им работы в качестве подходящей.

КС вновь указал на неправомерность отказа в признании заявителя безработным

Рассмотрев материалы дела, Конституционный Суд со ссылкой на Правила регистрации безработных граждан, утвержденные Постановлением Правительства РФ от 7 сентября 2012 г. № 891, указал, что постановка на регистрационный учет осуществляется при предъявлении – наряду с паспортом, трудовой книжкой или документами, их заменяющими, а также справкой о среднем заработке за последние три месяца по последнему месту работы, – документов об образовании, об образовании и о квалификации, о квалификации, об обучении, об ученых степенях и ученых званиях. Граждане, впервые ищущие работу (ранее не работавшие), не имеющие профессии (специальности), предъявляют паспорт и документ об образовании.

При этом Суд сослался на собственную позицию, выраженную в Постановлении № 24-П, о том, что само по себе законодательное закрепление перечня документов, при представлении которых гражданин должен быть признан безработным, не выходит за рамки дискреционных полномочий федерального законодателя, поскольку является элементом правового механизма соцзащиты, и в силу этого не может рассматриваться ни как нарушение права граждан на защиту от безработицы, закрепленного ч. 3 ст. 37 Конституции, ни как умаление государственных гарантий его реализации.

Вместе с тем, указал КС, формируя такой перечень, федеральный законодатель должен принимать во внимание целевое назначение включаемых в него документов и исходить из того, что их истребование может быть оправдано исключительно необходимостью надлежащего осуществления органами службы занятости возложенных на них функций и не создавать необоснованных затруднений в реализации права граждан на защиту от безработицы.

С этой точки зрения требование о представлении гражданином, зарегистрированным в службе занятости, для принятия решения о признании его безработным документа об образовании и (или) о квалификации обусловлено подбором подходящей работы, каковой, по общему правилу, считается работа, в том числе временная, соответствующая профпригодности работника с учетом уровня его квалификации, условиям последнего места работы (за исключением оплачиваемых общественных работ), состоянию здоровья, транспортной доступности рабочего места.

При этом работа в соответствии с утвержденными Постановлением № 891 Требованиями должна подбираться с учетом профессии (специальности), должности, вида деятельности, уровня образования и квалификации, опыта и навыков работы, размера среднего заработка, исчисленного за последние три месяца по последнему месту работы (службы) гражданина, заключения о рекомендуемом характере и условиях труда, транспортной доступности рабочего места, а также требований работодателя к кандидатуре работника.

Таким образом, подчеркивается в постановлении КС, требование о представлении документов об образовании и (или) о квалификации установлено в интересах самих граждан, ищущих работу. Непредставление таких документов хотя не исключает содействие органов занятости в поиске работы, тем не менее препятствует предложению работы, соответствующей уровню образования и профессионально-квалификационным характеристикам заявителей.

Суд добавил, что для отдельных категорий безработных предусмотрено специальное регулирование, в том числе в части определения критериев подходящей работы, а также размера пособия. В частности, для граждан, прекративших индивидуальную предпринимательскую деятельность, а также стремящиеся возобновить трудовую деятельность после длительного перерыва, подходящей считается оплачиваемая работа, включая временную и общественные работы, требующая или не требующая (с учетом возрастных и иных особенностей) предварительной подготовки, отвечающая требованиям трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права, а назначаемое им пособие устанавливается в минимальномразмере.

Подобное правовое регулирование, предполагающее дифференцированный подход к определению критериев подходящей работы, а также размера пособия в отношении безработных, состоявших в трудовых отношениях и уволенных по любым основаниям (за исключением нарушения трудовой дисциплины или других виновных действий, предусмотренных законодательством), с одной стороны, и иных безработных граждан, в том числе имевших статус ИП, а также лиц, стремящихся возобновить трудовую деятельность после длительного перерыва, с другой стороны, основано на объективных критериях – например, отсутствии предшествующей трудовой деятельности или продолжительности ее перерыва. Соответствующая дифференциация, учитывающая, кроме того, различия в правовом статусе лиц, работающих по трудовому договору, и ИП, не может расцениваться как нарушающая конституционный принцип равенства или ограничивающая право на защиту от безработицы (Постановление № 24-П, определения от 21 декабря 2006 г. № 559-О, от 12 апреля 2011 г. № 550-О-О, от 29 мая 2012 г. № 1002-О, от 24 сентября 2013 г. № 1329-О и др.).

Следовательно, резюмировал Суд, содействие в подборе подходящей работы гражданам указанной категории не требует от органов службы занятости обязательного установления наличия у заявителя образования определенного уровня и (или) квалификации, поскольку от этого не зависит допустимость предлагаемой им подходящей работы. В этой связи непредставление такими гражданами документов об образовании и (или) квалификации не препятствует не только надлежащему содействию им в подборе подходящей работы, но и предоставлению установленных законом мер соцподдержки в период безработицы.

КС подчеркнул, что рассматривая вопрос о признании гражданина указанной категории безработным, орган службы занятости не вправе уклониться от принятия в отношении него правоприменительного решения, ссылаясь лишь на отсутствие документов, удостоверяющих квалификацию, необходимость представления которых предусмотрена п. 2 ст. 3 Закона о занятости. К тому же, добавил Суд, в п. 3 данной статьи перечень категорий граждан, которые не могут быть признаны безработными, сформулирован исчерпывающе и не включает лиц, зарегистрированных в службе занятости, но не представивших документы, удостоверяющие квалификацию.

С учетом данной позиции, правоприменительные решения по делу заявителя КС признал подлежащими пересмотру.

Мнение судьи КС о значимости документов о высшем образовании

Постановление содержит также мнение судьи КС Константина Арановского, в котором он подчеркнул, что при получении статуса безработного гражданин больше не обязан предъявлять диплом о высшем, в частности, образовании в доказательство профессиональной квалификации. Так, КС в Постановлении от 14 ноября 2018 г. № 41-П отметил, что наличием диплома не может быть строго обусловлено даже право на педагогическую деятельность (определенных видов), если ее успешно осуществляет лицо, соответствующее занимаемой должности.

Читайте также
Эксперты «АГ» высоко оценили решение КС о том, что введение профстандартов – не основание для увольнения
Суд признал неконституционной норму Закона об образовании, позволяющую увольнять педагогических работников, успешно трудящихся в дошкольных образовательных учреждениях без высшего образования
19 Ноября 2018 Новости

«Постановление ˂…˃ могло бы, наверное, состояться в несколько ином содержании, имей образовательные документы иную репутацию, чем теперь. Если бы профессиональное образование уверенно гарантировало квалификацию обладателей дипломов, то в конституционно-правовом балансе интересов и ценностей это имело бы иной, вероятно, вес, который дал бы больше оснований поддержать авторитет диплома, чтобы обладание им было условием осуществления свободы труда и связанных с нею прав», – сообщается в документе.

Судья добавил, что тенденции, наблюдаемые в настоящее время в сфере высшего и пост-вузовского образования, таковы, что со строгой обязательностью дипломов в разных правоотношениях, возможно, придется повременить, пока не появятся веские доказательства тому, что вузы восстанавливают автономию.

Эксперты «АГ» считают, что КС выступил «вышестоящей инстанцией» по делам гражданина

Комментируя «АГ» постановление, руководитель практики ФБК Legal Александра Герасимова отметила, что противостояние Михаила Чайковского с Воронежским центром занятости «имеет длинную историю, во многом даже кафкианскую».

Читайте также
Дело Дадина подлежит пересмотру
КС РФ указал на ошибки толкования статьи УК РФ о неоднократном нарушении порядка проведения митингов
10 Февраля 2017 Новости

Вместе с тем, добавила она, постановление вряд ли можно назвать прорывным. «Так, вывод об отсутствии оснований для отказа в предоставлении статуса безработного в случае не предоставления документа о квалификации и образовании лежит на поверхности, – пояснила она. – Более того, это уже второе аналогичное постановление по жалобе данного лица. КС в очередной раз выступил как некая "третья кассация", устраняющая очевидные нарушения. Однако, как показывает практика, – с неясным результатом, учитывая текущую ситуацию с применением позиции по делу И. Дадина».

Адвокат АП Нижегородской области Василий Шавин также считает, что постановление не является слишком примечательным, поскольку не решает вопроса, имеющего существенное значение для практики или правовой системы России. «Хотя, конечно, для некоторых граждан, столкнувшихся с похожей ситуацией, оно значимо, – пояснил он. – Повторюсь, что таковых, по моим оценкам, не так много, и случай нельзя отнести к массовым».

Гораздо интереснее и более значимым для юристов, полагает эксперт, является контекст, в котором вынесено постановление, а также его значение для оценки состояния судебной системы в части судов общей юрисдикции. «Заявитель ровно четыре года назад уже получал постановление КС в свою пользу по схожему вопросу, где речь шла о справке о зарплате в том же разрезе, – подчеркнул Василий Шавин, – В обоих случаях КС указал, что данные документы не обязательны для признания гражданина безработным».

Адвокат добавил, что заявителю пришлось дважды пройти круг по признанию безработным с привлечением Конституционного Суда, и предстоит еще и третий – когда, наконец, он добьется положенного ему по праву, Конституции и закону. «К сожалению, судьи трех инстанций продемонстрировали неспособность разобраться в "трех соснах" Закона о занятости населения, и дважды вынесли незаконные решения. Причем второй раз – уже при наличии правовой позиции КС. Как видно из обоих постановлений, речь в них шла именно о правовом анализе ситуации с весьма относительным привлечением Конституции для решения дела. По сути, КС выступил вышестоящей инстанцией по делам гражданина, но упрекать высшую инстанцию в этом не могу», – резюмировал он.

В то же время, эксперты особо отметили мнение судьи Арановского.

«Используя данное дело в качестве предлога, Константин Арановский рассуждает о проблемах, связанных с реформой российского образования и его качеством, внося утерянную долю важности и остроты проблем, затрагиваемых Конституционным судом», – пояснила Александра Герасимова. При этом эксперт добавила, что перенос полемичных вопросов из текста судебного акта в особые мнения является общей тенденцией, которая отмечается на протяжении последних лет.

Василий Шавин подчеркнул, что поддерживает позицию судьи Арановского, который в большей степени выразил озабоченность состоянием дел в российском образовании.

Рассказать: