×

КС подтвердил, что СМИ вправе публиковать информацию о публичной персоне без ее согласия

При этом Суд отметил, что герой публикации всегда вправе потребовать исключения ссылки на спорную статью в Интернете из результатов поиска
Адвокаты положительно оценили определение КС. Так, один из них указал, что Суд в целом защитил конституционное право на поиск и свободу распространения информации и недопустимость создания необоснованных барьеров к получению информации, представляющей общественный интерес. Второй отметил, что определение полезно тем, что помимо прочего напомнит журналистам о границах защищенности от претензий героев их публикаций.

Конституционный Суд опубликовал Определение № 274-О от 12 февраля 2019 г., в котором разобрался, может ли СМИ без согласия героя статьи публиковать данные о нем.

АО «Ньюс Медиа» напечатало две статьи, используя фотографии актера Сергея Безрукова, на публикацию которых тот согласия не давал. Он обратился в Савеловский районный суд г. Москвы с иском о защите права на неприкосновенность частной жизни, защите права на охрану изображения гражданина и взыскании компенсации морального вреда, причиненного вмешательством в частную жизнь, распространением сведений о его частной жизни, а также нарушением права на охрану изображения. Исковые требования были частично удовлетворены: суд взыскал с ответчика компенсацию морального вреда.

Принимая такое решение, суд исходил из положений п. 1 ст. 152.1 ГК и учитывал, что опубликованные фотографии были сделаны скрытой камерой, изображения были получены не во время проведения публичного мероприятия, истец в объектив фотоаппарата не смотрел и не позировал. В то же время, отказывая в удовлетворении остальной части заявленных исковых требований, руководствуясь п. 1 ст. 152.2 ГК, суд указал, что Сергей Безруков, будучи актером театра и кино, народным артистом России, является публичной фигурой, поэтому размещенная информация о его частной жизни представляла публичный интерес и при этом не содержала негативных сведений в отношении него, а также информации об интимных аспектах личной жизни.

В то же время аналогичный иск был подан к АО «Издательский дом “Комсомольская правда”», гражданке В., а также к ЗАО «Издательство “СЕМЬ ДНЕЙ”». Отказывая в удовлетворении заявленных требований на основании п.1 ст. 152.1 и п. 1 152.2 ГК, суд первой инстанции помимо прочего отметил, что опубликованные сведения уже были широко распространены и, таким образом, являлись общеизвестными. Он указал, что фотографии, на которых Сергей Безруков позировал фотографу, были сделаны во время проведения публичного мероприятия, а также в ходе его фотосессий, что могло свидетельствовать о наличии волеизъявления истца не только на фотосъемку, но и на дальнейшее обнародование и использование этих изображений в СМИ.

Апелляция оставила оба решения в силе, определениями судей Мосгорсуда и ВС в передаче жалоб в кассационный суд было отказано. Председатель Верховного Суда поддержал позицию нижестоящих инстанций.

Сергей Безруков обратился в КС. В жалобе он указал, что п. 1 ст. 152.2 ГК РФ не соответствует Конституции, поскольку по смыслу, придаваемому ему сложившейся правоприменительной практикой, он допускает сбор, хранение, распространение и иное использование информации о частной жизни гражданина (в том числе находящегося в силу своей профессии, рода занятий и (или) иных обстоятельств в центре общественного внимания) без его согласия средствами массовой информации и иными лицами на том основании, что к такому гражданину и к любой информации о нем имеется публичный интерес, а также что данная информация на момент ее распространения является общедоступной.

Конституционный Суд в своем определении об отказе в принятии жалобы к рассмотрению неоднократно сослался на практику ЕСПЧ. Так, он указал, что публикации, направленные исключительно на удовлетворение любопытства определенного круга читателей относительно подробностей личной жизни лица, каким бы известным оно ни было, как правило, не могут считаться вкладом в дискуссию, представляющую общественный интерес, затрагивающий благополучие граждан или противоречия по поводу важного социального вопроса («Кудерк и «Ашетт Филипакки Ассосье» против Франции»). Суд отметил, что общественно значимые вопросы не могут включать в себя ни ожидания публики, интересующейся деталями частной жизни других лиц, ни любовь читателей к сенсациям или даже вуайеризму. Публика не имеет правомерного интереса знать о некоторых интимных аспектах жизни лица, в том числе известной эстрадной певицы («Рубио Досамантес против Испании»).

КС также сослался на разъяснения, указанные в п. 25 Постановления Пленума ВС РФ от 15 июня 2010 г. № 16, в котором тот отметил, что к общественным интересам следует относить не любой интерес, проявляемый аудиторией, а, например, потребность общества в обнаружении и раскрытии угрозы демократическому правовому государству и гражданскому обществу, общественной безопасности, окружающей среде. Судам необходимо проводить разграничение между сообщением о фактах, способным оказать положительное влияние на обсуждение в обществе вопросов, касающихся, например, исполнения своих функций должностными лицами и общественными деятелями, и сообщением подробностей частной жизни лица, не занимающегося какой-либо публичной деятельностью. В то время как в первом случае СМИ выполняют общественный долг в деле информирования граждан по вопросам, представляющим общественный интерес, во втором случае такой роли они не играют.

Кроме того, Суд отметил, что применительно к п. 1 ст. 152.1 ГК в Постановлении Пленума ВС РФ от 23 июня 2015 г. № 25 указано, что допустимо в силу подп. 1 п. 1 ст. 152.1 ГК РФ обнародование и использование изображения гражданина без его согласия, когда имеет место публичный интерес, в частности если такой гражданин является публичной фигурой, а обнародование и использование изображения осуществляется в связи с политической или общественной дискуссией или интерес к данному лицу является общественно значимым. Вместе с тем согласие необходимо, если единственной целью обнародования и использования изображения лица является удовлетворение обывательского интереса к его частной жизни либо извлечение прибыли. Из этого следует, что названные условия обнародования и использования изображения гражданина являются кумулятивными, то есть должны соблюдаться в совокупности, – иными словами, самого по себе отнесения лица к числу публичных фигур не достаточно для применения указанного законоположения.

Суд отметил, что приведенная правовая позиция, учитывая аналогичные юридические конструкции п. 1 ст. 152.1 и п. 1 ст. 152.2 ГК и имея в виду, что Конституция в ст. 23 и 24 не делает различий между способами распространения информации о частной жизни лица, применима в случае опубликования не только изображений лица, но и информации о его частной жизни в средствах массовой информации без его на то согласия.

Кроме того, КС указал, что согласно положениям ст. 57 Закона о СМИ редакция, главный редактор и журналист не несут ответственности за распространение сведений, в том числе ущемляющих права и законные интересы граждан, если они являются дословным воспроизведением сообщений и материалов или их фрагментов, распространенных другим СМИ, которое может быть установлено и привлечено к ответственности за нарушение законодательства о СМИ.

КС подчеркнул, что Сергей Безруков не воспользовался способом защиты своих прав, предусмотренных ч. 1 ст. 103 Закона об информации, хотя он не был лишен возможности потребовать прекратить показывать ссылку на страницу сайта, на котором с нарушением законодательства России распространяется информация, являющаяся недостоверной, а также неактуальной, утратившей значение для гражданина в силу последующих событий или его действий.

Суд отметил, что с приведенной позицией согласуется подход, которого придерживался и ЕСПЧ в Постановлении от 19 октября 2017 г. по делу «Фуксманн против Германии», не усмотревший нарушения ст. 8 Конвенции, отметивший в том числе, что заявитель не предпринял попытки добиться исключения ссылок на спорную статью в Интернете из результатов поиска.

В комментарии «АГ» управляющий партнер АБ «ЕМПП» Сергей Егоров отметил, что оценивает определение КС положительно, поскольку Суд в целом защитил конституционное право на поиск и свободу распространения информации и недопустимость создания необоснованных барьеров к получению информации, представляющей общественный интерес.

Адвокат указал, что практика выявления баланса между общественным интересом в доступе к информации и защитой частной жизни граждан на уровне ЕСПЧ формируется уже несколько десятилетий. «В то же время для России данный вопрос является сравнительно новым. Полагаю, что КС поступил справедливо, сославшись на практику ЕСПЧ в таком универсальном вопросе, и не стал заново “изобретать велосипед”», – заключил Сергей Егоров.

Читайте также
О недопустимости публикации сведений о частной жизни
Получение согласия необходимо, даже если информация касается публичного лица
17 Апреля 2019 Мнения

Адвокат АП Владимирской области Максим Никонов указал, что КС фактически обобщил позиции, уже изложенные в практике ЕСПЧ по «журналистским» делам, а также в постановлениях Пленума ВС, относимых к поднятым в жалобе вопросам. «У ЕСПЧ наработан большой массив практики по ст. 10 Конвенции, и хорошо, что КС, невзирая на сомнительные реплики с политических трибун, продолжает – хотя и не всегда – использовать европейские подходы. Правда, сам КС ничего принципиально нового в определении не сказал. Вместе с тем такое “обобщающее” определение все равно полезно: оно может использоваться и адвокатами для мотивировки состязательных бумаг, и поможет тем судьям, которые пока еще не овладели в достаточной мере практикой ЕСПЧ, необходимой для правильного рассмотрения дела о защите чести и достоинства, а также напомнит журналистам о границах защищенности от претензий героев их публикаций», – посчитал Максим Никонов.

С представителем Сергея Безрукова оперативно связаться не удалось.

Обновление: Представитель заявителя по указанной жалобе Александра Николаева отдельно прокомментировала определение в разделе «Мнения».
Рассказать: