×

КС посчитал, что адвокат может осуществлять адвокатскую деятельность до внесения сведений о нем в реестр

Суд не увидел неопределенности в том, что датой приобретения статуса адвоката для целей постановки на налоговый учет признается дата принесения им присяги, а не дата внесения соответствующих сведений в региональный реестр адвокатов и выдачи ему удостоверения
Фото: «Адвокатская газета»
В комментарии «АГ» адвокат, обратившийся с жалобой, выразил категорическое несогласие с позицией Суда о том, что до получения адвокатского удостоверения адвокат может оказывать консультативные услуги, составлять документы правового характера и совершать иные действия, не противоречащие закону. По мнению одного эксперта «АГ», предложенный Судом баланс является достаточно спорным, хотя и не лишен логики с учетом достаточно непродолжительного срока ожидания удостоверения адвоката. Другая с сожалением отметила, что комментируемое определение КС РФ пошло по пути исключительно формального подхода к регулированию деятельности адвокатов.

Конституционный Суд вынес Определение № 2099-О об отказе в принятии к рассмотрению жалобы адвоката на несоответствие Конституции РФ подп. 2 п. 4 ст. 430 Налогового кодекса, согласно которому календарным месяцем начала деятельности адвоката признается календарный месяц, в котором он был поставлен на учет в налоговом органе.

Повод для обращения в КС

21 марта 2018 г. Квалификационная комиссия АП Хабаровского края вынесла решение о присвоении статуса адвоката Дмитрию Горячеву, который принес присягу адвоката на следующий день. 5 апреля распоряжением ГУ Минюста России по Хабаровскому краю и Еврейской автономной области сведения о нем были внесены в региональный реестр адвокатов, Дмитрию Горячеву было выдано удостоверение адвоката. Тогда же он был поставлен на налоговый учет в инспекции ФНС России по Индустриальному району г. Хабаровска в качестве адвоката.

В июне 2020 г. налоговая инспекция доначислила адвокату страховые взносы на ОПС и ОМС в фиксированном размере за период с 22 марта по 4 апреля 2018 г., обосновав это выявлением некорректности даты постановки Дмитрия Горячева на налоговый учет в качестве адвоката – с даты внесения сведений в реестр адвокатов, а не с даты приобретения статуса адвоката. Вышестоящий налоговый орган подтвердил обоснованность вывода инспекции, добавив, что датой постановки на налоговый учет адвоката должна признаваться дата приобретения им статуса адвоката, а потому применительно к ней и должны быть определены обязательства Дмитрия Горячева по страховым взносам.

Дмитрий Горячев оспорил решение ИФНС в судебном порядке, но в удовлетворении административного иска было отказано. Три судебные инстанции указали, что датой возникновения обязанности по уплате страховых взносов является дата принятия присяги адвоката, так как именно с этим моментом действующее правовое регулирование связывает приобретение лицом статуса адвоката и вступление в силу соответствующего решения квалифкомиссии адвокатской палаты субъекта РФ о присвоении такого статуса. Верховный Суд не стал рассматривать кассационную жалобу адвоката.

В жалобе в Конституционный Суд Дмитрий Горячев отметил, что подп. 2 п. 4 ст. 430 НК РФ не соответствует Конституции с учетом практики его применения и возлагает на адвоката обязанность по уплате страховых взносов до внесения сведений в реестр адвокатов и получения удостоверения адвоката, когда он может на законных основаниях начать осуществлять свою профессиональную деятельность.

Суд не усмотрел неопределенности в спорной норме

КС не нашел оснований для принятия жалобы к рассмотрению. При этом он напомнил, что участие адвокатов, а равно иных частнопрактикующих лиц в обязательном пенсионном страховании и обязательном медицинском страховании, согласуется с конституционным требованием сбалансированности прав и обязанностей граждан, обеспечивает социальное партнерство, экономическую, политическую и социальную солидарность. В целях определения расчетного периода, за который адвокатом страховые взносы подлежат уплате в фиксированном размере, оспариваемой нормой установлено, что календарным месяцем начала деятельности адвоката признается календарный месяц, в котором адвокат поставлен на учет в налоговом органе. Из буквального смысла такого законоположения следует, что именно с момента постановки на налоговый учет у адвоката возникает обязанность по самостоятельному исчислению и уплате страховых взносов.

Суд также отметил, что постановка адвоката на учет в налоговом органе по месту жительства осуществляется на основании сведений, сообщенных адвокатской палатой субъекта РФ, которая обязана не позднее 10-го числа каждого месяца информировать налоговый орган по месту своего нахождения об адвокатах, внесенных в предшествующем месяце в реестр адвокатов субъекта РФ. В течение пяти рабочих дней со дня получения таких сведений и в тот же срок физлицу выдается (направляется) уведомление о постановке на учет, если оно не выдавалось (не направлялось) ранее. Датой постановки на учет в налоговом органе адвоката является содержащаяся в соответствующих сведениях дата присвоения ему статуса адвоката. Аналогичные правила определения даты постановки на налоговый учет адвоката действовали и при уплате заявителем страховых взносов на ОПС и ОМС в 2018 г. Таким образом, отметил Конституционный Суд, действующее правовое регулирование исходит из признания датой приобретения статуса адвоката для целей постановки на налоговый учет даты принесения им присяги адвоката.

КС добавил, что заявитель усматривает неконституционность спорной нормы в том, что такая ее интерпретация означает возникновение у адвоката обязанности по уплате соответствующих страховых взносов со дня принятия присяги, несмотря на отсутствие возможности осуществлять профессиональную деятельность до внесения сведений о нем в реестр адвокатов субъекта РФ и выдачи адвокатского удостоверения, чем фактически создает предпосылки для занятия незаконной деятельностью и извлечения незаконных доходов.

Со ссылкой на положения Закона об адвокатуре Суд подтвердил, что адвокатское удостоверение является, по общему правилу, единственным документом, подтверждающим статус адвоката и его право беспрепятственного доступа в здания судебных органов, прокуратур городов и районов, приравненных к ним военных и иных специализированных прокуратур в связи с осуществлением профессиональной деятельности. В свою очередь, полномочия адвоката, участвующего в качестве представителя доверителя в конституционном, гражданском и административном судопроизводстве, в качестве представителя или защитника в уголовном судопроизводстве и производстве по делам об административных правонарушениях, регламентируются соответствующим процессуальным законодательством. Согласно ч. 4 ст. 49 УПК РФ адвокат вправе вступить в уголовное дело в качестве защитника только по предъявлении удостоверения адвоката и ордера. Порядок гражданского судопроизводства также оговаривает, что адвокаты для участия в суде в качестве представителей должны представить суду документы, удостоверяющие статус адвоката и их полномочия. Схожим образом решается вопрос о допуске адвоката к участию в деле в АПК, КАС и КоАП РФ.

Такое законодательное регулирование, отметил КС, свидетельствует о возможности реализации адвокатом соответствующих полномочий при наличии у него адвокатского удостоверения, которое может быть получено после внесения сведений о нем в региональный реестр адвокатов. Тем не менее из этого – вопреки утверждению заявителя – вовсе не вытекает то, что до отражения необходимых сведений в соответствующем реестре и выдачи адвокату, принявшему присягу, удостоверения, подтверждающего его статус, он полностью лишен права осуществлять адвокатскую деятельность. Например, адвокат с момента обретения соответствующего статуса может давать консультации и справки по правовым вопросам как в устной, так и в письменной форме, составлять заявления, жалобы, ходатайства и другие документы правового характера, направлять в органы государственной власти, органы местного самоуправления, общественные объединения, иные организации адвокатские запросы, совершать иные действия.

«Кроме того, поскольку в соответствии со ст. 7 и 18 Федерального закона “Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ” профессиональные обязанности адвоката, ответственность за их неисполнение либо ненадлежащее исполнение, а также гарантии его независимости распространяются на всех адвокатов с момента признания за ними соответствующего статуса, определение в качестве даты постановки на налоговый учет, в том числе для уплаты страховых взносов, даты принятия адвокатской присяги не лишено разумных оснований», – заметил КС. Он добавил, что законом предусмотрены достаточно сжатые сроки для внесения сведений об адвокате в региональный реестр (выдачи удостоверения адвоката), которые не оказывают существенного влияния на размер уплачиваемых адвокатом страховых взносов, поэтому оспариваемая норма не может рассматриваться как нарушающая конституционные права заявителя в обозначенном им аспекте.

Заявитель жалобы не согласен с выводом КС

В комментарии «АГ» адвокат Дмитрий Горячев отметил, что с 1 января 2017 г. полномочия на администрирование страховых взносов на обязательное пенсионное, социальное и медицинское страхование переданы налоговым органам. «Между нормой закона, содержащейся в подп. 2 п. 4 ст. 430 НК РФ, и Законом об адвокатуре предстала юридическая коллизия в части определения даты, с которой адвокат считается поставленным на налоговый учет и у адвоката возникает обязанность по самостоятельному исчислению и уплате страховых взносов, в том числе в фиксированном размере, со дня присяги или со дня внесения о нем сведений в реестр адвокатов регионального субъекта и выдачи адвокатского удостоверения, дающего право осуществлять профессиональную деятельность адвоката», – полагает он.

По мнению адвоката, правовое регулирование должно быть ясным, определенным, исчерпывающим и основанным на общепринятых правовых принципах, а правовая позиция судов по указанному вопросу просто констатировала факт соблюдения налоговых норм, без оценивания основания права на осуществление деятельности и права на ее реализацию.

Дмитрий Горячев выразил категорическое несогласие с позицией КС. «Суд указал, что без адвокатского удостоверения адвокат может оказывать услуги, относящиеся к профессиональной деятельности юристов, но не учел, что это ограничивает адвоката в осуществлении им непосредственно адвокатской деятельности и при этом накладывает обязанность уплачивать страховые взносы. Такая позиция Суда не обеспечивает надлежащий баланс соблюдения интересов адвокатов, что требует совершенствования регуляторных норм. В рассматриваемом случае избранный путь разрешения указанной юридической коллизии не нашел положительного решения и представился сомнительным, не способным устранить подобную неопределенность», – полагает адвокат.

Эксперты оценили подход Суда

Адвокат, партнер и руководитель налоговой практики Five Stones Consulting Екатерина Болдинова с сожалением отметила, что КС пошел по пути исключительно формального подхода к регулированию деятельности адвокатов: «По мнению Суда, несмотря на то что до получения адвокатского удостоверения адвокат, уже давший присягу, тем не менее весьма ограничен в своих полномочиях, это вовсе не означает, что он “полностью лишен права осуществлять адвокатскую деятельность”, поскольку он с момента обретения соответствующего статуса вправе осуществлять ряд действий по оказанию квалифицированной юрпомощи».

Однако, заметила эксперт, такой исключительно формальный подход не коррелирует, в частности, с такими ограничениями в деятельности адвоката, как необходимость участия в адвокатском образовании при минимальном стаже адвокатской работы или необходимость создания собственного адвокатского образования (адвокатского кабинета). «В соответствии со ст. 15 Закона об адвокатуре адвокат со дня присвоения статуса адвоката либо внесения сведений об адвокате в региональный реестр после изменения им членства в адвокатской палате либо возобновления статуса адвоката обязан уведомить совет адвокатской палаты об избранной им форме адвокатского образования в трехмесячный срок со дня наступления указанных обстоятельств. При этом адвокат, не имеющий стажа адвокатской деятельности, не может создать собственное адвокатское образование и должен присоединиться к одной из установленной законом форм коллективных адвокатских образований. С налоговой точки зрения именно такие образования являются налоговыми агентами адвоката при осуществлении им уплаты налогов, а взносы в Пенсионный фонд, ФСС и ФФОМС адвокат уже уплачивает лично. Формально закон действительно не содержит запрет на присоединение к адвокатскому образованию до внесения адвоката в реестр адвокатов субъекта РФ, однако чисто технически сделать это до внесения в реестр не всегда представляется возможным», – заметила Екатерина Болдинова.

Она добавила, что основная проблема заключается даже не в нормах НК РФ, которые пытался оспорить коллега, а в нормах Закона об адвокатуре, который должен был бы давать четкое указание на момент, с которого адвокат вправе осуществлять свою деятельность в полной мере: «Пока же у нас есть только комментируемая позиция КС РФ, согласно которой, если адвокат может осуществлять хотя бы часть своих полномочий, то он должен исполнять все свои налоговые обязательства в полной мере».

Адвокат МКА «Вердиктъ» Юнис Дигмар полагает, что Конституционный Суд попытался найти баланс между интересами вновь вступивших в корпорацию адвокатов и фискальными интересами государства: «Действительно, с позиции положений Закона об адвокатуре решение о присвоении статуса адвоката признается вступившим в силу, и лицо приобретает соответствующий статус с даты принятия присяги, притом что удостоверение адвоката может быть выдано территориальным органом Министерства юстиции в течение месяца с даты получения уведомления от региональной палаты».

Как правильно и обоснованно указывает заявитель жалобы, отметил эксперт, полноценно осуществлять адвокатскую деятельность можно только при наличии на руках удостоверения адвоката. «Именно в нем указан регистрационный номер адвоката, являющийся необходимым и обязательным элементом при оформлении как ордера, так и адвокатского запроса. При этом, как мы помним, в соответствии с п. 3 ст. 9 КПЭА адвокат не вправе вне рамок адвокатской деятельности оказывать юридические услуги, т.е. фактически в отсутствие удостоверения адвокат не вправе участвовать в судопроизводстве по уголовным, гражданским, административным и арбитражным делам, представив лишь диплом о высшем юридическом образовании», – заметил Юнис Дигмар.

Он добавил, что баланс, по мнению КС, может быть достигнут достаточно тривиальным способом – отказом от участия в процессах до момента получения удостоверения адвоката и оказанием лишь консультативной помощи, оформлением документов для доверителей, т.е. фактически осуществлением деятельности в усеченном объеме. «Добавлю, что вопреки выраженной в данном определении позиции КС РФ направление адвокатских запросов, во-первых, требует наличия регистрационного номера (а по сути, удостоверения адвоката), а во-вторых, вне связи с оказанием конкретной юридической помощи является дисциплинарным проступком. Поэтому в указанной части выводы Суда не совсем соответствуют нормативным предписаниям как Закона об адвокатуре, так и КПЭА. С учетом изложенного предложенный Судом баланс является достаточно спорным, хотя и не лишен логики с учетом достаточно непродолжительного срока ожидания удостоверения адвоката», – резюмировал Юнис Дигмар.

Рассказать:
Дискуссии
Налоги и налоговые льготы для адвокатов
Налоги и налоговые льготы для адвокатов
Адвокатская деятельность
08 ноября 2022
Яндекс.Метрика