×

КС: При обжаловании действий сотрудников СИЗО в административном порядке адвокату нужна доверенность

Суд пришел к выводу, что КАС правомерно не позволяет адвокату на основании ордера подписывать и подавать в суд административное исковое заявление в защиту прав и законных интересов гражданина, даже если адвокат является его защитником
Фото: «Адвокатская газета»
По мнению адвоката заявителя жалобы в КС, защитник на основании ордера обладает правом на обращение в суд в порядке административного судопроизводства для защиты интересов своего доверителя, если это напрямую связано с нарушениями его прав как подозреваемого, обвиняемого или осужденного, а обжалуются при этом действия должностных лиц ФСИН. Эксперты «АГ» согласились с тем, что КАС РФ обязывает адвоката получать доверенность в таком случае, однако констатировали наличие множества практических проблем, связанных как с отказом начальников соответствующих учреждений надлежащим образом удостоверять доверенности, так и со сложностями в приглашении нотариуса для совершения такого действия.

Определением № 511-О Конституционный Суд отказался принимать к рассмотрению жалобу гражданина, который считает, что ч. 2 ст. 40 КАС РФ нарушает конституционное право на судебную защиту, поскольку не позволяет его защитнику обжаловать действия сотрудников СИЗО в административном судопроизводстве без доверенности на основании ордера. 

Адвокат АП г. Санкт-Петербурга Игорь Макаров в интересах своего подзащитного Евгения Кагало обратился в Колпинский районный суд г. Санкт-Петербурга с административным исковым заявлением об обжаловании действий администрации СИЗО-1 УФСИН РФ по г. Санкт-Петербургу и Ленинградской области. По его словам, в связи с расследованием нового уголовного дела осужденного Евгения Кагало неоднократно переводили из исправительной колонии в указанный изолятор, при этом этапирование осуществлялось с нарушениями Уголовно-исполнительного кодекса РФ. 

В принятии административного искового заявления было отказано в связи с отсутствием доверенности, удостоверяющей полномочия на обращение в суд. Игорь Макаров обжаловал соответствующее определение в Санкт-Петербургский городской суд. «Однако Судебная коллегия по административным делам согласилась с судьей Колпинского районного суда в том, что адвокат, осуществляющий защиту в рамках уголовного дела, не наделен правом обращения в суд в порядке административного судопроизводства без доверенности, выданной подзащитным, даже если это обращение напрямую связано с обжалованием действий должностных лиц в рамках уголовного судопроизводства и подзащитный лишен возможности свободного общения с нотариусом», – пояснил защитник «АГ». 

Евгений Кагало обратился в КС РФ. По мнению гражданина, ч. 2 ст. 40 Кодекса административного судопроизводства РФ необоснованно ограничивает конституционные права, поскольку не позволяет адвокату, осуществляющему защиту в рамках уголовного дела, без доверенности обращаться с административными исковыми заявлениями об оспаривании законности действий (бездействия) администрации следственного изолятора (жалоба имеется у «АГ»).

Прежде всего Конституционный Суд напомнил, что, как он ранее неоднократно указывал, право на судебную защиту не свидетельствует о возможности выбора гражданином по своему усмотрению того или иного способа и процедуры судебной защиты, особенности которых применительно к отдельным категориям дел определяются федеральными законами.

КС отметил, что Кодекс административного судопроизводства закрепляет право граждан, в том числе адвокатов, обратиться в суд с административным исковым заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц (ч. 1 ст. 4, ч. 2 ст. 40). При этом согласно п. 2 ст. 2 и п. 2 ст. 6 Закона об адвокатской деятельности и адвокатуре адвокат вправе представлять граждан на основании ордера на исполнение поручения, выдаваемого соответствующим адвокатским образованием, лишь в специально предусмотренных федеральным законом случаях. 

Суд согласился с тем, что в ч. 4 ст. 57 КАС предусмотрена возможность удостоверения полномочий адвоката как ордером, выданным на ведение административного дела, так и доверенностью. Однако в силу п. 1 ч. 2 ст. 56 данного Кодекса право адвоката на подписание административного искового заявления и его подачу в суд должно быть специально оговорено в доверенности. 

Соответственно, сделал вывод КС, действующее правовое регулирование не предполагает права адвоката на основании ордера подписывать и подавать в суд административные исковые заявления в защиту прав и законных интересов граждан. При этом граждане, содержащиеся под стражей или в местах лишения свободы, не лишены возможности удостоверить доверенность на ведение дела в порядке административного судопроизводства у начальника соответствующего учреждения на основании ч. 8 ст. 57 КАС. 

«Таким образом, оспариваемое законоположение в системе действующего правового регулирования, будучи направленным на конкретизацию права каждого на получение квалифицированной юридической помощи, не может рассматриваться как нарушающее конституционные права заявителя в указанном в жалобе аспекте», – заключил Суд. 

Читайте также
ВС: Адвокат вправе знакомиться с результатами проверки медучреждения, если они затрагивают права доверителя
При этом высшая судебная инстанция не признала за адвокатом права самостоятельно получать информацию, составляющую врачебную тайну
10 Февраля 2020 Новости

Комментируя позицию Суда, Игорь Макаров отметил: «Ранее, когда обжалование происходило по ГПК РФ, суды принимали и рассматривали жалобы защитников-адвокатов на действия должностных лиц без доверенности. Считаю, что и сейчас защитник обвиняемого обладает правом на обращение в суд в порядке административного судопроизводства в защиту интересов своего подзащитного, если это напрямую связано с нарушениями его прав как подозреваемого, обвиняемого или осужденного и обжалуются действия должностных лиц ФСИН России. Иное противоречит Конституции России».

Адвокат МКА «Князев и партнеры» Алексей Сердюк согласился с тем, что требование о наличии доверенности при подаче административного искового заявления адвокатом предусмотрено действующим законодательством, из-за чего КС РФ не нашел в рассматриваемых нормах потенциального нарушения прав и законных интересов граждан. «Проблема видится в другом – в фактически ограниченной возможности лица, содержащегося в СИЗО, выдать доверенность на представителя, особенно в тех случаях, когда речь идет о последующем оспаривании законности действий (бездействий) администрации учреждения. При этом можно смело говорить о том, что указанное нарушение прав встречается не только в СИЗО, но и местах лишения свободы», – рассказал адвокат. При этом, добавил он, действующее гражданское законодательство, в частности ст. 185 ГК РФ, не содержит каких-либо ограничений или запретов выдачи лицами, содержащимися в СИЗО, доверенностей.

По мнению Алексея Сердюка, эффективным средством борьбы с бездействием начальства в местах содержания под стражей и в местах лишения свободы является судебная защита. «Если начальник СИЗО ссылается на то, что он не управомочен совершать рассматриваемые действия, что противоречит ч. 8 ст. 57 КАС РФ и устоявшейся судебной практике, необходимо ходатайствовать о приглашении нотариуса. И, конечно, не стоит делиться с уполномоченным по удостоверению доверенности дальнейшими планами по обжалованию незаконных действий, совершаемых администрацией учреждения», – отметил эксперт.  

Адвокат АП Красноярского края Наталья Балог также считает, что сенсационных правовых открытий в определении Конституционного Суда не содержится. «Однако это еще один случай, когда идеальная и реальная плоскости правоприменения не совпадают, – заметила она. – Правовые реалии, по которым не ступает КС РФ, показывают, что в случае удостоверения доверенности у начальников учреждений УИС возникает намного больше “подводных” камней, чем суды могут себе представить». 

Во-первых, пояснила эксперт, обычно такой путь удостоверения доверенности избирается адвокатами в случаях, когда доверитель не обладает достаточными денежными средствами на приглашение нотариуса в учреждения уголовно-исполнительной системы. При этом, по ее словам, приглашение нотариуса тоже довольно проблематично разрешается на практике. «Во-вторых, начальники учреждений УИС то ли умышленно, то ли от незнания закона совершенно по-своему понимают удостоверительную надпись на доверенности. Например, сейчас в моей практике имеется случай, когда начальник колонии особого режима, где отбывает наказание осужденный, заверяет своей подписью не саму доверенность, а лишь подпись осужденного. Тем самым полномочия представителя, указанные в ней, не могут считаться удостоверенными. Это порождает множество следствий, самое неизбежное из которых – пропущенные сроки обжалования, особенно в случае административного судопроизводства», – рассказала Наталья Балог.

Кроме того, предостерегает адвокат, не стоит списывать со счетов и «особое» отношение сотрудников учреждений УИС, которое неминуемо ожидает доверителя при обращении с административными исками против этих же учреждений. «Каждой букве доверенности, удостоверяющей ваши полномочия как представителя, полученной даже с разрешения суда или следователя (в случае если уголовное дело в отношении доверителя находится на стадии предварительного расследования или в суде), будет уделено необычайное внимание, с целью поиска формальных оснований для отказа в ее удостоверении», – подчеркнула Наталья Балог.

Рассказать: