×

КС разъяснил, когда отягчающий уголовную ответственность закон имеет обратную силу

Как указал Суд, один и тот же акт может одновременно содержать нормы, улучшающие и ухудшающие положение лица, совершившего налоговое преступление, и тогда предполагается системный анализ всей совокупности соответствующего регулирования
Фото: «Адвокатская газета»
В комментарии «АГ» адвокат Александр Викторов, направивший жалобу в Конституционный Суд, сообщил, что при пересмотре судебных актов в отношении его доверителя выводы КС повлекут переквалификацию деяния, что приведет к его освобождению. По мнению одного из экспертов «АГ», правовая позиция Суда будет иметь огромнейшее значение для практики. Другой эксперт опасается, что судебный акт фактически развязывает руки правоприменителям и дает возможность в нарушение базовых принципов уголовного права применять ст. 199 УК ретроспективно.

9 июля Конституционный Суд вынес Постановление № 27-П по жалобе на неконституционность ст. 199 УК РФ, устанавливающей уголовную ответственность за уклонение от уплаты организацией налогов, сборов и (или) страховых взносов. В примечании № 1 к этой статье указан порядок определения особо крупного размера ущерба, нанесенного вышеуказанным налоговым преступлением.

Обстоятельства дела

Как писала ранее «АГ», жалобу в КС направил адвокат АП Волгоградской области Александр Викторов в интересах своего доверителя Дмитрия Алганова. Из материалов уголовного дела его подзащитного следовало, что в 2012 г. ООО «Управление общестроительных работ» задолжало бюджету РФ налоги и сборы на сумму около 18,8 млн руб. Указанная сумма составила 50,2% от общей суммы налогов и сборов, подлежащих уплате организацией за указанный год.

Читайте также
Адвокат оспаривает конституционность нормы УК об ответственности за неуплату налогов
КС принял к рассмотрению жалобу, заявитель которой указал, что поправки в ст. 199 УК, расширившие ее диспозицию, имели для его подзащитного декриминализующий характер, однако это не было учтено судами
13 Июня 2019 Новости

В отношении руководителя общества Дмитрия Алганова было возбуждено уголовное дело по статье об уклонении от уплаты налогов. В конце 2016 г. он был осужден Волжским городским судом Волгоградской области за совершение преступлений, предусмотренных п. «б» ч. 2 ст. 199, ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ. Суд приговорил его к лишению свободы на срок 3,5 года с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима. Защита осужденного обжаловала вынесенный ему обвинительный приговор.

В начале 2017 г. Судебная коллегия по уголовным делам Волгоградского областного суда отменила обвинительный приговор и направила дело на новое рассмотрение. В январе 2018 г. суд первой инстанции вновь признал Дмитрия Алганова виновным в вышеуказанных преступлениях и приговорил его к трем годам лишения свободы. В целях возмещения причиненного государству ущерба суд взыскал с осужденного в пользу российской казны почти 19 млн руб. При этом суд сохранил арест на несколько транспортных средств гражданина, а также принадлежащие возглавляемому им обществу денежные средства в виде излишне уплаченного налога на сумму 3,9 млн руб.

В дальнейшем апелляция оставила приговор в силе. Волгоградский областной суд, а затем и Верховный Суд РФ отказались рассматривать кассационную жалобу адвоката на приговор его доверителю. Впоследствии зампредседателя ВС РФ не нашел оснований для рассмотрения данной кассационной жалобы.

Содержание жалобы в КС РФ

В жалобе Александр Викторов указал, что его доверителю инкриминировалось совершение преступления по п. «б» ч. 2 ст. 199 УК РФ – за уклонение от уплаты налогов и сборов (в редакции Закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ). Согласно примечанию № 1 к данной статье особо крупным размером считалась сумма, составляющая за период в пределах трех финансовых лет подряд более 15 млн руб., при условии, что доля неуплаченных налогов и (или) сборов превышает 50% подлежащих уплате сумм налогов и (или) сборов, либо превышающая 45 млн руб.

В период повторного рассмотрения уголовного дела Алганова в диспозицию ст. 199 УК РФ были внесены изменения: в редакции Закона от 29 июля 2017 г. № 250-ФЗ ответственность по ней стала наступать за неуплату налогов, сборов и (или) страховых взносов. Поправки были внесены и в примечание № 1: особо крупным размером ущерба стала считаться сумма, составляющая за период в пределах трех финансовых лет подряд более 15 млн руб., при условии, что доля неуплаченных налогов, сборов, страховых взносов превышает 50% подлежащих уплате сумм налогов, сборов, страховых взносов в совокупности, либо превышающая 45 млн руб.

Как пояснил Александр Викторов, в приговоре подтверждался факт уплаты обществом страховых взносов в спорный период. Таким образом, совокупная доля неуплаченных обязательных платежей в бюджет, по словам защитника, составила 46,8%. Указанное обстоятельство, как считает адвокат, не давало суду права квалифицировать действия подсудимого по п. «б» ч. 2 ст. 199 УК РФ – на момент вынесения приговора по итогам повторного рассмотрения дела они подпадали под ч. 1 ст. 199 УК РФ в связи с изменением законодательства.

По мнению адвоката, в рамках уголовного судопроизводства его подзащитному было незаконно отказано в применении ст. 10 УК РФ при вынесении приговора за совершение налогового преступления, поскольку неуплата страховых взносов прежде не являлась признаком состава преступления, предусмотренного ст. 199 УК РФ. Александр Викторов указал, что применительно к действиям Дмитрия Алганова введение уголовной ответственности за неуплату страховых взносов имело «декриминализующее значение». «Вышеуказанное обстоятельство лишило осужденного конституционного права на применение к нему закона, по которому ответственность непосредственно к нему смягчалась в рамках изменений, внесенных в Уголовный кодекс РФ», – подчеркивалось в жалобе в КС РФ.

Как указал адвокат, введение законодателем уголовной ответственности в рамках ст. 199 УК РФ за неуплату страховых взносов нельзя рассматривать только как ужесточение законодательства: в одних случаях это действительно отягчает ответственность обвиняемых (и в отношении них закон не имеет обратной силы), а в других, наоборот, может улучшить их положение.

КС проанализировал законодательные изменения относительно налоговых преступлений

Конституционный Суд напомнил, что не имеет обратной силы закон, устанавливающий или отягчающий ответственность. Следовательно, никто не может нести ответственность за деяние, которое в момент его совершения не признавалось правонарушением, и, если после совершения правонарушения ответственность за него устранена или смягчена, применяется новый закон.

Изучив материалы жалобы, Конституционный Суд отметил, что с 1 января 2017 г. сумма страховых взносов, не уплаченная в установленный срок, включается в общее понятие недоимки. Налоговая ответственность стала наступать за неуплату или неполную уплату сумм налога (сбора, страховых взносов) в результате занижения налоговой базы (базы для исчисления страховых взносов), иного неправильного исчисления обязательных к уплате платежей или других неправомерных деяний. Впоследствии законодатель распространил действие ст. 199 УК РФ на лиц, ответственных за уплату организацией страховых взносов.

«Таким образом, уголовная ответственность за уклонение от уплаты страховых взносов традиционно (с момента криминализации данного деяния федеральным законом от 25 июня 1998 г. № 92-ФЗ и по настоящее время) обеспечивается теми уголовно-правовыми нормами, которые применяются законодателем к налоговым преступлениям. При этом для обозначения публичных платежей – предметов предусмотренного ст. 199 УК РФ преступления продолжает использоваться конструкция “и (или)”, указывающая на альтернативную возможность как одновременного их наличия, так и присутствия лишь одного из них», – отметил КС.

Суд также добавил, что умышленное уклонение от уплаты нескольких или даже всех перечисленных в диспозиции ст. 199 УК РФ платежей не требует квалификации содеянного по совокупности преступлений. Подобного подхода, как указал КС РФ, придерживается и Верховный Суд в своем Постановлении от 28 декабря 2006 г. № 64 о практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления.

КС указал, что вступление в силу отягчающего ответственность закона (путем ее трансформации из налоговой в уголовно-правовую) не влечет его применение к лицу, совершившему налоговое правонарушение. «В частности, включение федеральным законом от 29 июля 2017 г. № 250-ФЗ в диспозицию ст. 199 УК РФ уклонения от уплаты страховых взносов, ранее влекущего ответственность лишь на основании федерального закона от 24 июля 2009 г. № 212-ФЗ (ст. 47), а затем оказавшегося в сфере налоговой ответственности (ст. 122 НК РФ), означает расширение объема запрещенного уголовным законом поведения, а потому новый уголовный закон в данном случае не может иметь обратную силу», – указано в постановлении.

С учетом изложенного этого правило перспективного действия уголовного закона предполагает его распространение на совершаемые лишь после его вступления в силу общественно опасные деяния. Вместе с тем, как указал Суд, один и тот же акт, изменяющий правовое регулирование, может одновременно содержать нормы, как улучшающие, так и ухудшающие положение налогоплательщика. Указанное обстоятельство, в свою очередь, предполагает системный анализ всей совокупности соответствующего регулирования.

Кроме того, КС отметил, что по буквальному смыслу ч. 1 ст. 10 УК РФ закон, улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу и подлежит применению в конкретном деле независимо от стадии судопроизводства, в которой должен решаться вопрос о применении этого закона, и независимо от того, в чем выражается такое улучшение. Следовательно, включение страховых взносов в общую сумму подлежащих уплате организацией платежей при исчислении размера уклонения от их уплаты может улучшить положение лица, привлеченного к уголовной ответственности за преступление, совершенное до вступления в силу Закона от 29 июля 2017 г. № 250-ФЗ.

«Не исключается и возможность изменения квалификации уклонения от уплаты налогов и (или) сборов с учетом объема исполнения обязанности по уплате страховых взносов за те периоды, в которых неуплата (уклонение от уплаты) таких взносов влекла для плательщика хотя и не уголовную, но публично-правовую ответственность», – пояснил КС.

В противном случае, как указал Суд, лица, подвергнутые уголовному преследованию за уклонение от уплаты налогов и (или) сборов, совершенное до вступления в силу изменений в закон, но исполнившие при этом обязанности по уплате страховых взносов, были бы поставлены в неравное положение. В связи с этим отсутствуют препятствия для придания обратной силы применяемым в нормативном единстве с ч. 1 ст. 10 УК РФ положениям ст. 199 данного Кодекса в действующей редакции, изложенной законом от 29 июля 2017 г. № 250-ФЗ.

Таким образом, КС пришел к выводу, что действующая редакция оспариваемой нормы и примечание к ней не противоречат Конституции, выявленный им конституционно-правовой смысл является общеобязательным и исключает любое иное толкование на практике, судебные решения в отношении Дмитрия Алганова – подлежат пересмотру.

Адвокаты оценили значение выводов КС для практики

В комментарии «АГ» Александр Викторов отметил, что постановление Суда имеет огромное значение как для его подзащитного, так и в целом для правоприменительной практики по данному вопросу по иным уголовным делам.

«Конституционный Суд РФ разъяснил судам общей юрисдикции (в том числе Верховному Суду), что положения ст. 10 УК РФ имеют обратную силу не только в отношении изменений в законодательство, напрямую смягчающих наказание. Эта статья может применяться, несмотря на положения ст. 9 УК РФ, и к правоотношениям об уголовной ответственности за уклонение от уплаты страховых взносов, которые ранее не признавались преступлением», – пояснил он. 

Адвокат также отметил, что при пересмотре судебных актов в отношении его доверителя выводы КС повлекут переквалификацию деяния с ч. 2 ст. 199 УК РФ на ч. 1 ст. 199 УК РФ. «Срок давности о привлечении к уголовной ответственности по указанной статье истек на момент вынесения в отношении него приговора, то есть мы можем рассчитывать на освобождение его из мест лишения свободы с правом на реабилитацию в соответствии со ст. 53 Конституции РФ и ст. 133 УПК РФ», – пояснил Александр Викторов. 

По словам партнера АБ «Бартолиус» Сергея Гревцова, сама по себе ситуация не удивительна, поскольку, несмотря на то что правила действия уголовного закона во времени достаточно просты, они почему-то вызывают огромные трудности у правоохранительных органов на практике. «Данный вопрос, конечно же, не требовал разъяснения от Конституционного Суда РФ, поскольку Верховный Суд РФ должен был прореагировать на него при рассмотрении соответствующей жалобы. С учетом редкости формирования интересных правовых позиций по уголовным делам – пропуск этого дела я считаю огромным упущением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ», – отметил эксперт.

Адвокат подчеркнул, что правовая позиция Конституционного Суда будет иметь огромнейшее значение для практики. «Суд, удовлетворяя доводы заявителя о включении страховых взносов в состав платежей, учитываемых для целей квалификации по ст. 199 УК РФ, указал на необходимость учета полноты исполнения обязанности по уплате страховых взносов за соответствующий период. То есть злостных фигурантов по ст. 199 УК РФ наличие большой суммы страховых взносов спасает только в том случае, когда они были уплачены в достаточном размере. Наличие большой доли неоплаченных страховых взносов определенно не улучшит ситуацию», – заключил Сергей Гревцов.

Адвокат АП г. Москвы Василий Ваюкин считает, что один из главных принципов действия уголовного закона во времени заключается в недопустимости его ретроспективного применения. «Преступность и наказуемость деяния определяются уголовным законом, действовавшим во время совершения этого деяния, и временем совершения преступления признается время совершения общественно опасного действия (бездействия) независимо от времени наступления последствий», – пояснил эксперт.

Читайте также
Адвокаты и юристы критически отнеслись к проекту постановления Пленума ВС о налоговых преступлениях
Все без исключения эксперты не согласились с разъяснениями о порядке исчисления сроков давности уголовного преследования по таким преступлениям
07 Июня 2019 Новости

По его мнению, сумма неуплаченного налогового платежа – это, собственно, тот вред, который причинен деянием, его последствия. «Прежде чем оценивать размер последствий деяния, необходимо определить, а являлось ли само такое деяние преступлением на соответствующий момент времени. В рассматриваемом случае можно сделать однозначный вывод: на соответствующий момент времени неуплата страховых взносов не являлась уголовно наказуемой, что констатирует и сам Конституционный Суд. Но если это не было преступлением и не охватывалось составом ст. 199 УК РФ, как можно было применять и оценивать примечания к этой самой статье, если деяние не охватывалось составом этой статьи?» – отметил адвокат.

Василий Ваюкин полагает, что постановление КС РФ наглядно демонстрирует «профискальную» ориентированность и явный обвинительный уклон судов. «Более того, в свете июньского проекта постановления Пленума Верховного Суда по налоговым преступлениям, практически безгранично расширяющего возможности возбуждения уголовных дел, этот судебный акт фактически развязывает руки правоприменителям и дает возможность в нарушение базовых принципов уголовного права применять ст. 199 УК ретроспективно», – высказал опасения адвокат.

Рассказать: