×

КС разъяснил права осужденных на личную неприкосновенность

Конституционный Суд напомнил порядок обжалования меры пресечения в виде содержания под стражей до вступления приговора в законную силу
Эксперты «АГ» отметили, что определение интересно для практики. В частности, один из них указал, что оно дополнительно закрепило практику продления судами срока содержания под стражей на срок более 6 мес. в отношении подсудимых, обвиненных в совершении тяжких и особо тяжких преступлений.

Конституционный Суд РФ своим определением отказал в рассмотрении жалобы гражданина Ф. на неконституционность ч. 3 ст. 255 «Решение вопроса о мере пресечения» и п. 10 ч. 1 ст. 308 УПК РФ «Резолютивная часть обвинительного приговора».

В отношении заявителя был постановлен обвинительный приговор, которым ему назначено наказание в виде лишения свободы, а мера пресечения в виде заключения под стражу оставлена без изменения, притом что его уголовное дело дважды возвращалось из суда апелляционной инстанции в суд первой инстанции.

В своей жалобе Ф. указал на то, что в силу своей неопределенности оспариваемые им нормы позволяют суду игнорировать обязательную проверку продолжительности срока содержания под стражей в период после постановления приговора и до его вступления в законную силу. Также заявитель указал, что нормы позволяют суду продлевать срок содержания под стражей в совещательной комнате, не используя общий порядок рассмотрения этого вопроса, предусмотренный УПК, лишая подсудимого права высказать свою позицию по этому вопросу и права обжаловать отдельно от приговора решение суда о фактическом продлении срока содержания под стражей.

Конституционный Суд не согласился с доводами жалобы, указав, что оспариваемые заявителем нормы не предполагают бессрочного и не контролируемого судом содержания подсудимого под стражей по не вступившему в законную силу и не обращенному к исполнению приговору. Также КС РФ определил, что принятие соответствующего решения вне надлежащей процедуры не может расцениваться как нарушение права подсудимого в обозначенном в его жалобе аспекте.

При этом Суд сослался на то, что возможность применения меры пресечения в виде заключения под стражу до вступления приговора в силу отвечает нормам Конституции. Так, суд в целях обеспечения исполнения наказания, назначенного по не вступившему в законную силу и не обращенному к исполнению приговору, одновременно с постановлением этого приговора вправе избрать или изменить меру пресечения соответственно назначенному наказанию. При этом суд обязан пояснить свое решение в резолютивной части приговора.

КС напомнил, что согласно ч. 3 ст. 255 УПК РФ по истечении 6 мес. со дня поступления уголовного дела в производство суд вправе продлить срок содержания подсудимого под стражей; при этом продление срока допускается только по уголовным делам о тяжких и особо тяжких преступлениях и каждый раз не более чем на 3 мес. В определении отмечается, что адресованное суду требование не реже чем через 3 мес. возвращаться к рассмотрению вопроса о наличии оснований для дальнейшего содержания подсудимого под стражей – независимо от того, имеются ли на этот счет какие-либо обращения сторон или нет, – обеспечивает судебный контроль за законностью и обоснованностью применения такой меры пресечения и ее отмену в случае, если необходимость в ней не будет доказана. Кроме того, за обвиняемым и его защитником закреплено право в любой момент производства по уголовному делу заявить ходатайство органу, осуществляющему уголовное судопроизводство, об отмене или изменении меры пресечения.

«Таким образом, оспариваемые заявителем нормы не предполагают бессрочного и не контролируемого судом содержания подсудимого под стражей по не вступившему в законную силу и не обращенному к исполнению приговору, равно как и принятие соответствующего решения вне надлежащей процедуры, и не могут расцениваться как нарушающие его права в обозначенном в его жалобе аспекте», – заключил Конституционный Суд.

Как отметил адвокат Ленинградской областной коллегии адвокатов Дмитрий Салыкин, определение КС РФ интересно в первую очередь тем, что своей описательной частью «дополнительно закрепило давно устоявшуюся практику продления судами срока содержания под стражей на срок более 6 мес. в отношении подсудимых, обвиненных в совершении тяжких и особо тяжких преступлений». Адвокат пояснил: требования ч. 3 ст. 255 УПК РФ на практике позволяют судам рассматривать «стражные» уголовные дела в сроки, составляющие гораздо более 6 мес., продлевать каждый раз срок содержания под стражей на 3 мес. Предельный же срок содержания под стражей законом не устанавливается и может ограничиваться лишь сроком предполагаемого размера наказания в виде лишения свободы.

Дмитрий Салыкин отметил, что в указанной статье не закреплены особые требования для применения в части проверки обоснованности содержания под стражей подсудимого, но предусмотрено лишь право суда на продление либо на изменение меры пресечения. «Указания на необходимость проверки обоснованности ее применения содержатся лишь в постановлениях и разъяснениях ВС РФ, решениях КС РФ, которыми не всегда руководствуются суды в правоприменительной практике. Отсутствие требований о проверке приводит к формальному подходу при принятии решения о продлении срока применения меры пресечения в отношении подсудимого, игнорированию доводов подсудимого и защиты о необходимости ее изменения (отмены) судами не только первой, но и апелляционной инстанции, то есть фактически к нарушениям конституционных прав, отраженных в жалобе заявителя», – констатировал эксперт.

Адвокат МКА «Адвокатское партнерство» Александр Панокин пояснил, что проблемы, связанные с нарушением права на личную неприкосновенность, хорошо известны и часто встречаются в правоприменительной практике. Эксперт напомнил, что к вопросам соблюдения прав лица, заключенного под стражу, уголовное дело которого возвращено в суд первой инстанции вышестоящим судом, обращался Европейский Суд по правам человека: «ЕСПЧ отмечал, что содержание под стражей не может считаться законным автоматически, если дело было возвращено в суд первой инстанции для дальнейшего рассмотрения».

Александр Панокин добавил, что российское законодательство, в том числе положения ч. 3 ст. 255 и п. 10 ч. 1 ст. 308 УПК РФ, предоставляет судам полномочия на продление срока содержания под стражей. В то же время ЕСПЧ в постановлении от 28 ноября 2013 г. по делу «Тараканов против России» заметил, что содержание под стражей не может быть законным только на том основании, что дело было передано в суд первой инстанции для повторного судебного разбирательства.

«Ранее КС РФ признал, что ч. 3 ст. 255 УПК РФ не противоречит Конституции, так как она не допускает возможности содержания обвиняемого под стражей без судебного решения после направления вышестоящим судом уголовного дела на рассмотрение в суд первой инстанции, а также произвольного и не контролируемого судом продления сроков содержания под стражей (Постановление от 22 марта 2005 г. № 4-П). В другом решении Конституционный Суд отметил, что не исключается право осужденного и его защитника после постановления приговора обратиться к суду с ходатайством об отмене меры пресечения в виде заключения под стражу в связи с отпадением оснований для ее применения или о ее изменении и, соответственно, обязанность суда в каждом конкретном случае проверить доводы ходатайства и при отсутствии таких оснований отменить или изменить ее, освободив осужденного из-под стражи (Определение от 15 января 2008 г. № 293-О-О)», – сообщил Александр Панокин.

Эксперт заключил, что, таким образом, действующее правовое регулирование в его истолковании, данном Конституционным Судом РФ, не содержит препятствий для проверки продолжительности срока содержания под стражей в период после постановления приговора и до его вступления в законную силу и не лишает осужденного права высказать свою позицию по этому вопросу. А право обжаловать отдельно от приговора решение суда о фактическом продлении срока содержания под стражей у осужденного не возникает в связи с тем, что в рассматриваемом случае данный вопрос разрешен в приговоре в соответствии с п. 10 ч. 1 ст. 308 УПК РФ.

Рассказать: