×

КС: Самостоятельное устранение налогового нарушения должно вести к освобождению от ответственности

Конституционный Суд постановил, что при верной налоговой отчетности налогоплательщик не должен привлекаться к дополнительной ответственности за несвоевременное перечисление налога на доходы физлиц, если сам уплатил пени за просрочку
Фотобанк Лори
Эксперты положительно отнеслись к решению Суда. Они указали, что так как выявленный Конституционным Судом смысл положений НК РФ является общеобязательным, то судебные споры по данному предмету должны прекратиться. Двое из них при этом заметили, что не помешало бы внести соответствующие поправки в налоговое законодательство.

Конституционный Суд опубликовал Постановление от 6 февраля 2018 г. № 6-П по делу о проверке положений п. 4 ст. 81 и ст. 123 Налогового кодекса РФ. Их конституционность оспаривало ОАО «ТАИФ», которое  по результатам выездной налоговой проверки за период с 1 января 2011 г. по 31 декабря 2012 г. было привлечено к налоговой ответственности за несвоевременное перечисление в бюджет удержанных сумм налога на доходы физических лиц. В соответствии со ст. 123 Общество было оштрафовано почти на 300 тыс. руб., также ему была начислена пеня.

Арбитражный суд признал решение налогового органа недействительным в части штрафа в размере около 60 тыс. рублей. При этом Общество ссылалось на то, что допущенное им как налоговым агентом несвоевременное перечисление сумм налога на доходы физических лиц было устранено самостоятельно, причем задолго до окончания налогового периода и до срока подачи соответствующих расчетов в налоговые органы, а также уплачены пени за просрочку, однако суд не принял это во внимание и отказал в освобождении от налоговой ответственности в другой части штрафа. Суд посчитал, что положения п. 4 ст. 81 НК РФ связывают освобождение от штрафа, предусмотренного его ст. 123, с представлением уточненных декларации или расчета, а также с уплатой недостающей суммы налога и начисленных за просрочку пеней, тогда как компания представила налоговому органу расчет по налогу на доходы физических лиц сразу без ошибок и не уточняла его впоследствии, что не позволяет применить освобождение от налоговой ответственности.

Апелляционный суд и суд округа оставили решение первой инстанции без изменения. Судья Верховного Суда РФ отказал Обществу в передаче его кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам, с чем согласился и заместитель председателя ВС РФ.

Компания обратилась в Конституционный Суд. По ее мнению, п. 4 ст. 81 и ст. 123 НК РФ противоречат Конституции, поскольку позволяют освобождать налогового агента от налоговой ответственности (штрафа) за несвоевременное перечисление в бюджет удержанных им сумм налога на доходы физических лиц лишь в том случае, если он представит уточненную налоговую отчетность; поскольку же при изначально правильно составленной отчетности это условие исполнить нельзя, освобождением от налоговой ответственности за такую просрочку могут пользоваться лишь налоговые агенты, представившие недостоверную налоговую отчетность.

Общество отдельно обосновало свою позицию относительно неконституционности ст. 123 НК РФ, указав, что установленный данной статьей штраф за неперечисление удержанных сумм налога взыскивается с налоговых агентов в одинаковом размере – независимо от того, что допущенная просрочка в уплате налога могла быть незначительной и была самостоятельно устранена задолго до окончания налогового периода с уплатой пеней в возмещение ущерба казне.

Суд отметил, что в отношении данной статьи он не раз высказывался в своих постановлениях от 19 марта 2003 г. № 3-П, от 13 марта 2008 г. № 5-П, от 27 мая 2008 г. и других. Он указывал, что применение мер ответственности без надлежащего учета характеризующих виновное в совершении деяния лицо обстоятельств, имеющих объективное и разумное обоснование, противоречит конституционному запрету дискриминации и выраженным в Конституции РФ идеям справедливости и гуманизма, а также несовместимо с принципом индивидуализации ответственности за правонарушения. «Меры юридической ответственности и правила их применения должны не только соответствовать характеру правонарушения, его опасности для защищаемых законом ценностей, но и обеспечивать учет причин и условий его совершения, а также личности правонарушителя и степени его вины, гарантируя тем самым адекватность порождаемых последствий для лица, привлекаемого к ответственности, тому вреду, который причинен в результате правонарушения, не допуская избыточного государственного принуждения и обеспечивая баланс основных прав индивида (юридического лица) и общего интереса, состоящего в защите личности, общества и государства от правонарушений», –подчеркнул КС.

Конституционный Суд указал, что налоговый агент, привлекаемый к ответственности за невыполнение обязанности по удержанию и (или) перечислению налогов, в любом случае вправе рассчитывать на возможность установления в его деле существенных обстоятельств, обусловливающих индивидуализацию наказания, в частности на учет смягчающих ответственность обстоятельств. Таким образом, КС не усмотрел неопределенности в вопросе о конституционности регулирования размера штрафа, предусмотренного ст. 123 НК РФ.

Суд сослался на свое Постановление от 14 июля 2005 г. № 9-П, где отмечал, что система налогообложения основывается на информации о доходах, представляемой самим налогоплательщиком. Из такого понимания, подразумевающего достоверность декларирования налогов, исходит подп. 2 п. 4 ст. 81 НК РФ, по смыслу которого освобождение от ответственности налогоплательщика, представившего уточненную налоговую декларацию после проведения выездной налоговой проверки, которая не выявила в его отчетности ошибок и нарушений, обусловлено даже не уплатой им недостающих сумм налога и пеней, а одним лишь исправлением соответствующих сведений.

По мнению КС, это законоположение, не отменяя налоговой обязанности, прямо поощряет налогоплательщиков и налоговых агентов к поддержанию достоверности в налоговой отчетности. Более того, ст. 119 и 126 НК РФ предусматривают ответственность именно за непредставление налоговому органу налоговой отчетности, а его ст. 126.1 – за представление налоговым агентом документов, содержащих недостоверные сведения. Из этого, по мнению Суда, следует, что налоговый закон признает значимость требования достоверности налоговой отчетности в поддержании фискального правопорядка. «Соответственно, его соблюдение не может препятствовать применению фискально-поощрительных мер, тем более что ни сам налоговый закон, ни практика его применения не могут поощрять сохранение недостоверности в налоговой отчетности, обусловливая освобождение от налоговой ответственности исключительно наличием ошибок (недостоверных сведений) в налоговых декларациях или расчетах, как учтенных в объективной и субъективной стороне правонарушения, так и сопутствующих налоговому деликту в условно нейтральном значении», – говорится в постановлении.

Конституционный Суд отметил, что также и ст. 123 НК РФ предусматривает  ответственность в виде штрафа не за нарушения, допущенные налоговым агентом в части достоверности представленных расчетов, а за недоимку независимо от причин ее возникновения. При таком определении состава налогового правонарушения, считает КС, налоговый агент как ответственное лицо, обязанное в силу налогового закона к достоверному декларированию налогов, имеет основания полагать, что именно неуплата налога и пеней безотносительно к тому, ошибочна или безупречна представленная им налоговая отчетность, влечет отказ в освобождении от налоговой ответственности. Тем более если недоимка добровольно им уплачена и компенсирована пенями прежде, чем ему стало известно об обнаружении налоговым органом факта несвоевременной уплаты налога или о назначении выездной налоговой проверки, допущена без искажения налоговой отчетности и непреднамеренно.

КС отметил, что в судебной практике допускается освобождение налогового агента, своевременно представившего достоверную налоговую отчетность, от ответственности за неправомерное неудержание и неперечисление налогов, что согласуется с правовой позицией, изложенной в Постановлении Президиума ВАС РФ от 18 марта 2014 г. № 18290/13 применительно к целевому назначению освобождения от налоговой ответственности, предусмотренного ст. 81 НК РФ. Об этом указывается и в письме, направленном в Конституционный Суд в рамках настоящего дела заместителем председателя ВС РФ, который полагает, что налоговые агенты, пропустившие срок уплаты налога, но компенсировавшие просрочку за счет добровольной уплаты пеней, поставлены в худшее положение по сравнению с теми, кто совершил более грубое нарушение за счет искажения налоговой отчетности, повлекшего неполную уплату налога. В то же время в письме отмечается, что при обстоятельствах, подобных установленным в отношении Общества, для освобождения налогового агента от налоговой ответственности за несвоевременное перечисление удержанного налога, совершенное без искажения налоговой отчетности, формально отсутствует совокупность всех условий, предусмотренных п. 3 и 4 ст. 81 НК РФ.

Таким образом, Суд постановил признать оспариваемые положения не противоречащими Конституции, выявленный смысл общеобязательным, а решения, вынесенные в отношении Общества, пересмотреть.

В комментарии «АГ» заместитель руководителя практики налогового права юридической компании «НАФКО-Консультанты» Максим Волобоев подчеркнул, что ситуации, подобные той, которая произошла с заявителем, встречаются довольно часто. «Налоговые органы по формальным основаниям отказывают в освобождении от ответственности, несмотря на то, что недоимка погашена и бюджет получил компенсацию в виде пени. Видимо, налоговикам этого мало и они хотят выжать с налогоплательщиков все, что возможно. Однако Конституционный Суд встал на защиту не только интересов налогоплательщиков, но и установил с точки зрения справедливости и равенства налогообложения, а также соразмерности содеянного действительный смысл норм ст. 81 и 123 НК РФ», – указал эксперт.

Максим Волобоев полагает, что впредь налогоплательщики и налоговые органы будут придерживаться позиции Конституционного Суда РФ, поскольку в силу п. 2 резолютивной части постановления выявленный смысл норм является общеобязательным. Он добавил, что, кроме того, последние годы контролирующие органы обращают внимание на судебную практику; ФНС РФ ежеквартально выпускает обзорные письма практики ВС РФ, КС РФ и судов округов.

Руководитель правового департамента Heads Consuling Диана Маклозян указала, что так как в оспоренной статье конкретно указан перечень обстоятельств, при которых налогоплательщик освобождается от ответственности в виде взыскания штрафа, то она не дает налоговому органу оснований для размышлений. «Соответственно, во всех подобных случаях налоговые органы обязаны были начислить штраф. Нарушение в виде несвоевременного перечисления в бюджет НДФЛ налоговым органом могло быть установлено только в рамках проведения выездной налоговой проверки», – пояснила эксперт.

Также она отметила, что КС, рассмотрев конкретное дело, сделал обязательный для применения вывод о том, что случае перечисления налоговым агентом несвоевременно перечисленного НДФЛ в бюджет и уплаты пени не возникает налоговой ответственности в виде двадцатипроцентного штрафа. «Теперь аналогичные решения по делам за предыдущие периоды могут быть обжалованы налогоплательщиками на основании этого постановления КС РФ по вновь открывшимся обстоятельствам в сроки, установленные АПК РФ», – добавила Диана Маклозян. При этом она заметила, что Налоговый кодекс содержит достаточно большое количество противоречий и неясностей, поэтому было бы логично на основании постановления внести изменения в соответствующую часть НК РФ.

Юрист налоговой практики АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Торез Кулумбегов подчеркнул, что теперь все аналогичные споры должны решаться в пользу налогового агента (за исключением случаев, когда неперечисление налога стало результатом умышленных действий), поскольку КС РФ прямо указал, что выявленный им конституционно-правовой смысл взаимосвязанных положений п. 4 ст. 81 и ст. 123 НК РФ является общеобязательным, что исключает любое иное их истолкование в правоприменительной практике. «Таким образом, аналогичные споры больше не должны возникать и без внесения соответствующих изменений в НК РФ. Однако такие изменения, безусловно, сделали бы налоговых агентов более информированными о своих правах, так как им не всегда известно о постановлениях КС РФ, а налоговые органы на местах могут продолжать штрафовать в подобных случаях», – пояснил эксперт.

Юрист Бюро присяжных поверенных «Фрейтак и Сыновья» Алексей Смирнов, напротив, считает, что судебные споры по обстоятельствам, рассмотренным Конституционным Судом РФ, возникали довольно редко. «Очевидно, что после принятия рассматриваемого постановления практика применения данных норм в судах изменится, а точнее споры должны прекратиться вовсе. В целом значимость и важность предмета спора, рассмотренного Конституционным Судом, не столь велика в связи с несущественностью проблематики и лишь изобличает формальный подход к правоприменению норм НК РФ», – заключил эксперт.

Рассказать коллегам: