×

КС запретил отказывать ВИЧ-инфицированным усыновлять детей только на основе диагноза

Несмотря на то что Суд указал на оправданность ограничений, он признал не соответствующими Конституции нормы, позволяющие судам отказывать гражданину в усыновлении лишь при подтверждении факта наличия у него ВИЧ-инфекции
Фотобанк Лори
Эксперты, комментируя постановление КС, пришли к противоположным выводам. Один отметил, что признание Судом допустимым запрета на усыновление детей ВИЧ-инфицированными оспорить трудно, и отдельно указал, что оставление судебного усмотрения в этом случае является позитивной тенденцией. Другой уверен, что сама постановка вопроса порождает дискриминацию, и заметил, что КС не указал на возможность пересмотра аналогичных дел.

Конституционный Суд вынес Постановление № 25-П от 20 июня 2018 г. по делу о проверке конституционности подп. 6 п. 1 ст. 127 Семейного кодекса РФ и п. 2 Перечня заболеваний, при наличии которых лицо не может усыновить (удочерить) ребенка, принять его под опеку (попечительство), взять в приемную или патронатную семью. 

Поводом к рассмотрению дела явилась жалоба состоящих в браке гражданина К.С. и гражданки Р.С. По мнению заявителей, оспариваемые ими нормативные положения понимаются в правоприменительной практике как позволяющие отказывать гражданам, страдающим инфекционными заболеваниями, в том числе ВИЧ-инфекцией и гепатитом С, в усыновлении ребенка только на основании диагноза без учета иных факторов и тем самым противоречат Конституции РФ.

Из постановления следует, что К.С. и Р.С. проживают и зарегистрированы в одной квартире вместе с несовершеннолетним С., который был рожден в 2015 г. родной сестрой Р.С. в результате процедуры искусственной инсеминации и биологическим отцом которого является К.С.

Конституционный Суд установил, что Р.С. обратилась в суд с заявлением об усыновлении С. В нем она указала, что в 2012 г. при нахождении в медицинском учреждении была заражена ВИЧ-инфекцией и гепатитом С, от лечения не уклонялась, ребенок с рождения проживает вместе с ней и ее супругом. В судебном заседании был представлен нотариально заверенный отказ биологической матери от родительских прав в отношении С., а К.С., привлеченный к участию в деле в качестве заинтересованного лица, поддержал требование супруги. 

Однако суд оставил заявление без удовлетворения, сославшись на заключение о результатах медицинского освидетельствования, согласно которому у Р.С. выявлено заболевание, препятствующее усыновлению, и на заключение органа опеки и попечительства, полагавшего усыновление ею ребенка не отвечающим его интересам. Суд апелляционной инстанции оставил это решение без изменения.

В постановлении упоминается о том, что Семейный кодекс РФ определяет в ст. 127 круг лиц, которые могут быть усыновителями, исключая из него некоторые категории граждан, в том числе лиц, которые имеют заболевания, указанные в Перечне, установленном Постановлением Правительства от 14 февраля 2013 г. № 117. Согласно п. 2 Перечня, препятствием для усыновления ребенка служат инфекционные заболевания до прекращения диспансерного наблюдения в связи со стойкой ремиссией, при этом они не конкретизируются.

Исходя из этого, отметил КС РФ, суды при разрешении вопросов об усыновлении руководствуются приведенными нормативными положениями во взаимосвязи с п. 5 Порядка медицинского освидетельствования граждан, намеревающихся усыновить (удочерить), взять под опеку (попечительство), в приемную или патронатную семью детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Согласно ему медицинское освидетельствование включает в себя исследование крови на гепатит С и определение антител к вирусу иммунодефицита человека в крови. То есть суды понимают оспариваемые нормативные положения как относящие гепатит С и ВИЧ-инфекцию к заболеваниям, препятствующим усыновлению.

КС РФ указал, что в своем Постановлении от 12 марта 2015 г. № 4-П, ссылаясь на заявление Объединенной программы ООН по ВИЧ/СПИДу и Международной организации по миграции об ограничениях права на передвижение в связи с ВИЧ/СПИДом, он отмечал: мировым сообществом признано, что наличие у лица ВИЧ-инфекции не должно рассматриваться в качестве создающего угрозу для здоровья населения, поскольку вирус иммунодефицита человека передается не через воздух либо общие носители, такие как еда или вода, а через контакты, которые почти всегда являются частными. При этом Суд указал, что, поскольку контакт усыновителя с ребенком может оказаться ближе, законодатель вправе проявлять осторожность в регулировании вопроса об усыновлении при наличии у усыновителя ВИЧ-инфекции или гепатита С. Ограничение на усыновление соответствующей категорией лиц направлено на то, чтобы не подвергать здоровье детей чрезмерному риску со стороны усыновителей, и само по себе не может расцениваться как нарушающее Конституцию РФ. 

Вместе с тем Суд постановил, что вводимые законодателем ограничения права на усыновление, включая юридическое оформление фактически сложившихся отношений, должны устанавливаться в интересах детей и не могут влечь снижения уровня социальной устроенности ребенка. Кроме того, КС РФ неоднократно отмечал, что при установлении ограничений права законодатель должен использовать не чрезмерные, а только необходимые меры, и обеспечивать баланс конституционных ценностей, а также прав и законных интересов участников правоотношений.

Конституционный Суд отметил, что во взаимосвязи оспариваемые нормы  позволяют судам отказывать гражданину в усыновлении при формальном подтверждении одного только факта наличия у него ВИЧ-инфекции или гепатита С. Тем самым исключается возможность учета заслуживающих внимания обстоятельств, в том числе свидетельствующих, что ребенок уже проживает в семье гражданина, намеревающегося его усыновить, а усыновление позволяет лишь юридически оформить сложившиеся между ними отношения родителя и ребенка, не увеличивая риски для его здоровья.

Таким образом, Конституционный Суд признал оспариваемые положения не соответствующими Конституции РФ в той мере, в какой они служат основанием для отказа лицу, инфицированному вирусом иммунодефицита человека или гепатитом С, в усыновлении ребенка, который проживает с этим лицом, если из установленных судом обстоятельств следует, что усыновление позволяет юридически оформить эти отношения и отвечает интересам ребенка. 

Комментируя постановление КС РФ, руководитель конституционной практики Адвокатской конторы «Аснис и партнеры» адвокат Дмитрий Кравченко отметил, что на первый взгляд оно выглядит обоснованным и сбалансированным. «Без надлежащей медицинской квалификации сложно дать однозначную оценку тому, насколько правильно КС признал допустимым запрет усыновления детей людьми с соответствующими заболеваниями, – говорит он. – Но, на мой взгляд, как минимум эту позицию нельзя оспорить ссылкой на признание международным сообществом соответствующих инфекций социально безопасными, потому что внутри семьи, как правильно отметил Суд, контакт между людьми более тесный, нежели общесоциальное взаимодействие. Вероятность контактов бытового характера, через которые возможно заражение, в семье выше. С другой стороны, абсолютно верен посыл КС, согласно которому позиция суда должна основываться на конкретных обстоятельствах и принципах неухудшения положения и защиты интересов ребенка».

Адвокат добавил, что оставление Конституционным Судом высокой степени судебного усмотрения по данному вопросу является позитивной тенденцией. «Российской системе правосудия, к сожалению, свойственен формализм – иногда в ущерб конституционно-правовым принципам и ценностям, в то время как правосудие, не основанное прежде всего на этих принципах, не может быть полностью сбалансированным. Поэтому подобные указания для судебной практики – тем более в области семьи и детства, где правоприменение должно быть особенно тонким, – кажутся мне полезными», – заключил Дмитрий Кравченко.

С ним не согласился адвокат АБ «Хазов, Кашкин и партнеры» Евгений Тарасов. По его мнению, постановление КС РФ является робким и половинчатым, оно может показаться прогрессивным, так как указывает на необходимость всестороннего исследования обстоятельств и учет сложившихся семейных связей, однако это не так. «На мой взгляд, постановка вопроса о возможности усыновления ребенка лицами, инфицированными ВИЧ и гепатитом С, нарушает базовые права человека и порождает дискриминацию. И это в XXI веке! – подчеркнул он. – Это неоправданное вторжение государства в частную жизнь граждан. Так скоро можно прийти и к идее отбирать детей из семей, где у родителей диагностирован гепатит С или ВИЧ». С точки зрения Евгения Тарасова, справедливым было бы постановление, полностью признающее имеющиеся ограничения неконституционными и предписывающее уделить внимание профилактике и борьбе с эпидемией ВИЧ в России.

Адвокат отдельно отметил, что в постановлении нет указания на возможность пересмотра дел, решения по которым были приняты ранее без учета выявленного конституционно-правового смысла. «Действительную пользу оно принесет только заявителям и тем, кто впредь столкнется с такой проблемой», – подвел итог Евгений Тарасов.

Рассказать: