×

Кто в ответе за банкротство банков?

Эксперты обсудили вопрос уголовного преследования предпринимателей при банкротстве кредитных организаций
В ходе дискуссии представитель Агентства по страхованию вкладов ответил на вопрос о том, соответствует ли действительности информация, что ЦБ и АСВ ориентируют следственные органы на необходимость возбуждения уголовных дел в связи с банкротством банков.

29 августа состоялось заседание Общественного совета центра «Бизнес против коррупции», в рамках которого эксперты обсудили проблему уголовного преследования предпринимателей при банкротстве кредитных организаций. В мероприятии принимали участие руководители центра, представители Общественной палаты РФ, Агентства по страхованию вкладов, адвокаты и другие эксперты.

Как было сказано во время обсуждения, проблема уголовного преследования предпринимателей долгое время была «фоновой», но в настоящее время она становится все более значительной. Повесткой дня стала политика Центробанка по «оздоравливанию» банковского сектора: всего за последние три года лицензии лишились более 300 кредитных организаций. В 2017 г. ситуация не изменилась – на сегодняшний день еще 36 банков остались без лицензии. «При этом круг лиц, которые могут быть привлечены к уголовной или административной ответственности в случае банкротства банка, растет, и это создает для собственников, бенефициаров и топ-менеджеров организаций новые риски», – подчеркнул исполнительный сопредседатель центра Андрей Назаров.

Участники обсуждения отметили, что сейчас решения требуют парадоксальные ситуации, в которых владеющие банками бизнесмены, погасив все долги перед кредиторами банка, все равно продолжают подвергаться уголовным преследованиям. Генпрокуратура в этой связи придерживается позиции, что выплата долгов и активные действия для возмещения ущерба могут являться только смягчающими вину обстоятельствами, которых недостаточно для прекращения уголовного преследования.

Данная проблема уже поднималась в контексте изменения действующего законодательства, однако, как было отмечено на заседании, внесение изменений в закон – очевидно долгий путь, а обозначенную проблему необходимо решать в ближайшее время. В этой связи прозвучало предложение о том, что решать проблему нужно с помощью Конституционного Суда.

Другой вопрос, требующий решения, чаще всего возникает в уголовных делах против предпринимателей. Он касается  практики работы следственных органов, которая показывает, что они уклоняются от доказывания наличия у обвиняемых умысла. Как было отмечено участниками заседания, хоть Верховный Суд и вменил в обязанность доказывание умысла, на практике проблема все еще стоит довольно остро.

В ходе заседания была затронута еще одна проблема. Как указал Андрей Назаров, на практике обычные конкурсные кредиторы не признаются потерпевшими по уголовным делам, которые возбуждаются против лиц, контролирующих банки. Потерпевшим признается сам банк, а также АСВ. «Для обычных кредиторов это значит, что они полностью отсекаются от той информации и тех документов, которые они гипотетически могли бы использовать для защиты своих интересов – в том числе для предъявления требований к руководителям и собственникам банков. Сейчас ситуация такова, что получить информацию и документы от АСВ невозможно иначе, кроме как в судебном порядке. Таким образом, у кредиторов нет возможности обосновать свои жалобы ни в российских судах, ни в судах международных», – констатировал Андрей Назаров.

«Мы, как конкурсные управляющие, обязаны выявлять причины банкротства и принимать меры к тому, чтобы лица, причастные к банкротству кредитной организации, понесли за это ответственность», – ответил на это заместитель директора экспертно-аналитического департамента АСВ Сергей Егоров.

Он сообщил, что, по статистике, около 80% организаций банкротятся криминальным образов, и в рамках привлечения к ответственности их руководителей Агентство по страхованию вкладов обращается в правоохранительные органы. На сегодняшний день агентством направлено более 650 таких заявлений, по которым на данный момент было возбуждено около 500 уголовных дел, по результатам расследования которых вынесено 92 приговора.

Относительно того, что агентство не предоставляет документы, Сергей Егоров разъяснил, что в таких вопросах важно разбирать каждый отдельный случай: «Часто запрашивается информация, которая находится под грифом “банковская тайнаˮ, и в таком случае даже правоохранительные органы в рамках ОРМ не могут получить эту информацию от агентства как конкурсного управляющего по конкретному банку». А в ответ на то, что документы нужны кредиторам для привлечения руководства к ответственности, Сергей Егоров сообщил, что те должны предпринимать меры по привлечению к ответственности руководство кредитной организации уже в том случае, если правоохранительные органы и агентство этого не делают.

В связи с выступлением представителя АСВ партнер АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Андрей Порфирьев попросил уточнить, насколько соответствует действительности информация Следственного комитета РФ, согласно которой Банк России и АСВ в последнее время ориентируют следственные органы действовать по принципу «у каждого несчастного случая есть фамилия, имя и отчество», то есть на необходимость возбуждения уголовных дел в связи с банкротством банков. Представители АСВ отрицали подобное положение дел.

Председатель правления Московской коллегии адвокатов «РОСАР», адвокат Сергей Ахундзянов обратил внимание на две проблемы уголовного преследования предпринимателей, которые, по его мнению, требуют оперативного решения. Во-первых, он напомнил, что активной стороной уголовного судопроизводства является потерпевший, в связи с чем, подчеркнул он, нельзя считать верными ситуации, когда все лица, сдавшие денежные средства в банк, не могут активно защищать свои права, контролировать и участвовать в судопроизводстве как потерпевшая сторона: «Мне кажется вполне справедливым, чтобы допускались в качестве потерпевших иные лица, помимо тех, которых представляет АСВ».

Кроме того, Сергей Ахундзянов предложил экспертам обратить внимание на ситуации, когда «у каждого правоприменителя свой Уголовно-процессуальный кодекс». «Чтобы такие ситуации пресекались, нужно ответить на вопрос: кто по делам о банкротстве проводит экспертизы и каков уровень компетентности этих экспертов?» – подчеркнул он.

В завершение мероприятия выступил вице-президент общероссийской общественной организации «Деловая Россия» Николай Остарков. Он напомнил, что банк в рыночной экономике – институт, который берет на себя риски. «Банки должны заниматься рисками невозврата кредитов. В нормально функционирующих системах есть страховые компании, которые предусматривают такие риски, например, при помощи секьюритизации банковского портфеля. Но у нас такого института нет, а мы все равно эту норму к кредитору применяем. Чего же мы хотим от банков? Необходимо возложить системные меры на ЦБ, чтобы он улучшал в этом направлении наше законодательство».

Рассказать: