×

Минюст подготовил поправки о возмещении потерпевшим расходов на адвокатов

Предлагается закрепить, что потерпевшему будут возмещаться необходимые расходы, связанные с выплатой вознаграждения его представителю, при наличии подтверждающих документов
Один из адвокатов заметил, что несмотря на решение КС проект изменений предполагает, что дознаватель, следователь или прокурор должны при расчете издержек на представителя потерпевшего исходить из размера, установленного государством при привлечении защитника по назначению. Другой отметил, что представленный Минюстом проект постановления Правительства РФ не предусматривает правовой механизм индексации сумм возмещения, а в его отсутствие суды продолжат действовать по своему усмотрению. В ФПА полагают, что документ прямо противоречит смыслу и мотивировочной части постановления КС, во исполнение которого он подготовлен.

Минюст России вынес на общественное обсуждение поправки в Положение о возмещении процессуальных издержек, связанных с производством по уголовному делу, издержек в связи с рассмотрением дела арбитражным судом, гражданского дела, административного дела, а также расходов в связи с выполнением требований Конституционного Суда (утв. Постановлением Правительства РФ от 1 декабря 2012 г. № 1240). Документ подготовлен в соответствии с внесенными в ст. 132 УПК поправками, а также во исполнение Постановления КС № 18-П/2021.

Предпосылки для подготовки поправок

Читайте также
При декриминализации судебные издержки хотят взыскивать с лица, чье уголовное преследование прекращено
Изначально Минюст предлагал компенсировать потерпевшим расходы на представителя из бюджета, но после обсуждения в правительстве проект поправок в ст. 132 УПК существенно изменился
19 Октября 2020 Новости

Как ранее писала «АГ», 13 мая 2021 г. Конституционный Суд вынес постановление, которым признал ч. 3 ст. 131 и ч. 1 ст. 132 УПК РФ, а также п. 30 Положения о возмещении процессуальных издержек не соответствующими Конституции.

С жалобой в КС обратилась Эльвира Юровских, которая ранее уже добилась признания неконституционной ч. 3 ст. 6.1 УПК. Женщина добилась привлечения к уголовной ответственности медиков, виновных в смерти двух ее детей, которые в 2012 г. родились мертвыми. Однако уголовное дело удалось возбудить лишь спустя два года, при этом оно было прекращено в 2018 г. в связи со смертью подозреваемого. В связи с невозможностью взыскать с Минфина России компенсацию за нарушение права на уголовное судопроизводство в разумный срок, поскольку суды сочли, что в связи со смертью подозреваемого такой срок считается не со дня подачи заявления о преступлении, а c момента возбуждения уголовного дела, женщина обратилась в КС.

В Постановлении № 6-П от 30 января 2020 г. КС указал, что эта норма не соответствует Основному Закону в той мере, в какой она позволяет при определении разумного срока уголовного судопроизводства для лица, которому преступлением причинен физический, имущественный, моральный вред (признанного в установленном уголовно-процессуальным законом порядке потерпевшим), не учитывать период со дня подачи им заявления о преступлении и до момента возбуждения уголовного дела об этом преступлении в случаях, когда производство по данному уголовному делу прекращено в связи со смертью подозреваемого. КС также распорядился о пересмотре дела Эльвиры Юровских.

Федеральному законодателю было рекомендовано уточнить порядок определения момента начала исчисления разумного срока уголовного судопроизводства для потерпевших от преступлений лиц. До внесения соответствующих поправок в законодательство в аналогичных делах, если производство по уголовному делу прекращено в связи со смертью подозреваемого, следует руководствоваться положениями ч. 3.3 ст. 6.1 УПК РФ.

Читайте также
Смерть подозреваемого не должна влиять на оценку разумности срока уголовного судопроизводства
КС вновь признал несоответствие ч. 3 ст. 6.1 УПК РФ Основному Закону, поскольку она позволяет при определении разумности срока судопроизводства не учитывать продолжительность стадии возбуждения дела, когда производство по нему прекращено в связи со смертью подозреваемого
03 Февраля 2020 Новости

Далее Эльвира Юровских обратилась в суд с заявлением к Минфину России о возмещении процессуальных издержек в виде расходов, понесенных ею на оплату труда представителей. Однако суд отказал ей со ссылкой на право обратиться к следователю с соответствующим требованием в порядке ст. 131 УПК.

Во второй жалобе в КС Эльвира Юровских просила признать ч. 3 ст. 131 и ст. 132 УПК и п. 30 Положения о возмещении процессуальных издержек не соответствующими Конституции в той мере, в какой в системе действующего правового регулирования и в контексте правоприменительной практики они в случае прекращения уголовного дела на досудебной стадии по нереабилитирующему основанию исключают для потерпевшего возможность обратиться непосредственно в суд за возмещением понесенных в ходе предварительного расследования процессуальных издержек, не предусматривают индексацию сумм этих издержек и не закрепляют предельные сроки рассмотрения ходатайства потерпевшего об их возмещении.

13 мая Конституционный Суд признал оспоренные нормы не соответствующими Конституции в той мере, в какой они не обеспечивают надлежащий уровень правовой определенности применительно к порядку и размерам возмещения процессуальных издержек при вынесении следователем (дознавателем, прокурором) постановления о возмещении расходов потерпевшего на выплату вознаграждения его представителю по уголовному делу, прекращенному по нереабилитирующему основанию, а равно не позволяют обеспечить эффективную судебную защиту права потерпевшего на получение такого возмещения в установленный срок и не предусматривают правовой механизм индексации сумм такого возмещения.

Предложения Минюста

Читайте также
КС защитил право потерпевших на возмещение расходов на адвокатов
Признан неконституционным ряд норм о возмещении процессуальных издержек по уголовному делу, прекращенному по нереабилитирующему основанию
18 Мая 2021 Новости

В связи с этим Минюст России разработал проект постановления Правительства РФ о внесении изменений в Положение. Документ предлагается дополнить п. 22(2), согласно которому потерпевшему будут возмещаться необходимые расходы, связанные с выплатой вознаграждения его представителю, при наличии подтверждающих документов. Предлагается, чтобы такие расходы в ходе досудебного производства по уголовному делу возмещались на основании постановления дознавателя, следователя, прокурора в размерах, не превышающих размеры вознаграждения, предусмотренные для оплаты труда защитников по назначению. Необходимость расходов сверх установленных будет доказываться при обжаловании в судебном порядке.

Соответствующие расходы, связанные с выплатой вознаграждения представителю потерпевшего, смогут возмещаться на основе постановления судьи или определения суда при наличии подтверждающих документов согласно п. 23 Положения. С лица, в отношении которого прекращено уголовное преследование частного обвинения по основанию, предусмотренному п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, в случае принятия закона, устраняющего преступность или наказуемость деяния, суд будет взыскивать необходимые расходы на выплату вознаграждения представителю потерпевшего, частному обвинителю при представлении подтверждающих документов.

Из п. 23 Положения также предложено исключить формулировку о том, что перечень подтверждающих документов утверждается Минюстом РФ совместно с Минфином по согласованию с государственными органами, наделенными полномочиями на производство дознания и предварительного следствия, Верховным Судом РФ и Судебным департаментом при Верховном Суде.

Авторы поправок указали, что положения УПК, ГПК и КАС РФ не содержат закрытый перечень полномочий, которые вправе совершать защитник и представитель потерпевшего, а равно не определяют исчерпывающий перечень их действий. «Принятие соответствующего совместного приказа Минюста России и Минфина России предполагало бы закрытый перечень подтверждающих документов, что, в свою очередь, не может отражать весь спектр действий адвоката, осуществляемых в рамках оказания квалифицированной юридической помощи», – отмечено в пояснительной записке к поправкам.

По мнению разработчиков, введение закрытого перечня подтверждающих документов может выступить ограничивающим фактором для реализации ч. 1 ст. 48 Конституции, гарантирующей каждому право на получение квалифицированной юридической помощи. «Решение обозначенных проблем требует внесения изменений в Положение, которые предполагают исключение необходимости утверждения перечня документов, подтверждающих действия адвоката по оказанию квалифицированной юридической помощи. Специальный порядок вступления проекта постановления в силу со дня его официального опубликования обусловлен необходимостью обеспечения своевременной защиты права потерпевшего на получение возмещения расходов на выплату вознаграждения представителю», – подчеркнуто в пояснительной записке.

Адвокаты указали на недостатки проекта

Адвокат, партнер АБ «ЗКС» Кирилл Махов полагает, что предлагаемые изменения в Положение о процессуальных издержках устранят имеющийся пробел в законодательстве. «Интересным является тот факт, что разработчик поправок не предоставил возможность следователю на основании своего постановления определять размер суммы, подлежащей возмещению потерпевшему, свыше сумм, указанных в п. 22(1) Положения о возмещении процессуальных издержек, где прописывается размер вознаграждения адвоката, участвующего в уголовном деле по назначению дознавателя, следователя или суда. То есть несмотря на решение Конституционного Суда РФ дознаватель, следователь или прокурор должны при расчете издержек исходить из размера, установленного государством при привлечении защитника по назначению», – отметил он.

По словам эксперта, как указано в проекте, необходимость расходов сверх установленных постановлением дознавателя, следователя, прокурора доказывается при обжаловании в судебном порядке. «То есть получается, что в любом случае изначально надо получить решение дознавателя, следователя, прокурора, который ограничен в определении размера требованиями п. 22(1), даже если адвоката потерпевший привлекал по соглашению, а после обжаловать его в суде. Вместе с тем Минюст России везде делает ссылку на то, что подтверждение расходов на представителя производится с помощью документов согласно п. 23 Положения», – подчеркнул адвокат.

Кирилл Махов также обратил внимание на то, что разработчик проекта предлагает исключить положение о том, кто утверждает перечень таких подтверждающих документов. «Поскольку не вводятся никакие новые перечни, можно предполагать, что любой документ, оформленный надлежащим образом, может служить подтверждением участия адвоката по делу потерпевшего. Среди таких документов, возможно, судом будут приниматься справки, отчеты, акты, представляемые адвокатом лицу, с которым у него заключено соглашение, где отражается перечень выполненных им работ, а также количество времени, затраченного на них. В случае принятия документа интересно будет понаблюдать за складывающейся в дальнейшем практикой и тем, какие именно документы суды будут принимать для подтверждения участия адвоката по делу», – отметил эксперт.

Управляющий партнер АБ «Правовой статус», адвокат Алексей Иванов обратил внимание на то, что вопреки позиции КС РФ представленный Минюстом проект постановления Правительства РФ не предусматривает правовой механизм индексации сумм возмещения. «На практике российское правительство должно создать внятный и прозрачный механизм индексации. А пока его нет, судьи действуют по своему усмотрению в подобного рода делах. К сожалению, у нас все расходы на адвокатов компенсируются судами неохотно. Во-первых, как правило, речь идет о денежных средствах федерального бюджета, а во-вторых, суды субъективно оценивают объем действий адвоката, предпочитая занижать его значимость и фактический объем выполненных действий по делу», – посетовал он.

Вице-президент ФПА, первый вице-президент АП МО Михаил Толчеев отметил, что поправки сами по себе носят положительный характер и устраняют выявленную КС РФ правовую неопределенность в вопросах возмещения расходов на представителя потерпевшего при прекращении уголовного дела по нереабилитирующим основаниям. «Вместе с тем рассматриваемый документ прямо противоречит смыслу и мотивировочной части постановления КС РФ. В нем определенно указывается на недопустимость привязки размера расходов на представителя к нормам оплаты труда адвоката по назначению. Конституционный Суд прямо сослался на ст. 15 ГК РФ и на договорный характер взаимоотношений потерпевшего и его представителя. А значит, главенствующими являются принцип свободы договора и принцип полного возмещения причиненных убытков. Ограничения, предлагаемые в проекте изменений порядка возмещения издержек со ссылкой на размеры оплаты работы адвоката по назначению, не соответствуют этим принципам и прямо противоречат постановлению КС РФ», – подчеркнул он.

Рассказать:
Яндекс.Метрика