×

Суд признал запрет публикации о самоубийстве подозреваемого после пыток в полиции законным

Опубликовано мотивированное решение суда, в котором отмечается, что спорная заметка является информацией о способах совершения самоубийств, распространение которой в России запрещено
Юрист Севан Авалян, представляющий интересы издания, прокомментировал «АГ», что позиция суда была ожидаемой и «идет в одной канве» с другими решениями по подобным делам. При этом он добавил, что судебный акт уже обжалован.

На сайте Таганского районного суда г. Москвы появилось мотивированное решение по административному иску редакции сетевого издания «Медиа Зона» к Роскомнадзору, в котором суд признал решение ведомства о внесении ссылки на спорную публикацию в Единый реестр запрещенных сайтов законным.

Как указанно в решении суда (дело № 02а-0073/2019), после уведомления редакции издания Роскомнадзор внес в Единый реестр доменных имен, указателей страниц сайтов и сетевых адресов, содержащих информацию, распространение которой в России запрещено, ссылку на публикацию «“Разумная инициатива и творческий подход”. СК завершил расследование пыток в УВД Нижнекамска, после которых покончил с собой 22-летний Ильназ Пиркин», в которой, по мнению ведомства, сообщается о способе совершения самоубийства. Не согласившись с блокировкой публикации, издание обратилось в Таганский районный суд г. Москвы с административным исковым заявлением.

Истец указал, что решение Роскомнадзора нарушает право издания на свободное выражение мнения и свободное распространение информации, а также право на свободное осуществление коммерческой деятельности, гарантированные ст. 29, 34 Конституции РФ. В иске также отмечалось, что на сайте отсутствует пропаганда самоубийства, а также информация, направленная на формирование у аудитории положительного образа лиц, прибегающих к самоубийству. Кроме того, подчеркивалось, что публикация не направлена на формирование у читателей положительного отношения к факту самоубийства и не содержит информацию о способах его совершения.

По словам истца, целью публикации являлось повествование о фактах, изложенных в официальных источниках информации по факту самоубийства подозреваемого, а также о насилии в полиции, в связи с чем он попросил признать решение Роскомнадзора незаконным. В суде представитель ответчика в свою очередь просил в удовлетворении исковых требований отказать.

В решении Таганского районного суда г. Москвы отмечается, что согласно ч. 2 ст. 15.1 Закона об информации в указанный реестр включаются доменные адреса и (или) указатели страницы, а также сетевые адреса, позволяющие идентифицировать в Интернете сайты, содержащие информацию, распространение которой в РФ запрещено. В соответствии с ч. 5 ст. 15.1 Закона об информации одним из оснований для включения в реестр является наличие информации о способах самоубийства, а также призывов к его совершению.

Суд указал, что выводы Роскомнадзора о том, что страница сайта содержит информацию о способе совершения самоубийства, распространение которой в РФ запрещено законом, соответствуют фактическим обстоятельствам дела, поскольку в спорной публикации такая информация имелась. «Так, в указанной статье содержалось описание действий, направленных на совершение самоубийства “…забрался на крышу десятиэтажного дома и прыгнул вниз”, а также содержалась информация о совокупности необходимых для самоубийства условий: “обзорный снимок наивысшей площадки крыши, стрелкой указано вероятное место прыжка погибшего”, при этом указанная статья содержала иллюстрацию предполагаемого места прыжка лица, совершившего самоубийство», – указал суд и добавил, что соглашается с выводами ведомства, поскольку указанные обстоятельства были подтверждены представленными Роскомнадзором в ходе рассмотрения дела скриншотами.

Суд отметил, что доводы истца о том, что целью публикации являлось повествование о фактах, изложенных в официальных источниках информации по факту самоубийства, а также о насилии в полиции не могут являться основанием для удовлетворения административных требований, поскольку ст. 4 Закона о СМИ установлен прямой запрет на распространение информации, запрещенной федеральными законами. В решении также указано, что нормы закона, в том числе ст. 57 Закона о СМИ, не предоставляют редакции право нарушать требования ст. 4 этого же закона, предусматривающей недопустимость злоупотребления свободой массовой информации, в связи с чем основания для освобождения от ответственности в данном случае отсутствуют.

Кроме того, суд подчеркнул, что доводы истца о том, что решение ведомства нарушает его конституционные права на свободное выражение мнения и свободное распространение информации, а также на свободное осуществление коммерческой деятельности, не могут являться основанием для удовлетворения исковых требований.

При этом Таганский районный суд г. Москвы сослался на ст. 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, в соответствии с которой каждый имеет право свободно выражать свое мнение. Это право включает свободу придерживаться своего мнения и свободу получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей и независимо от государственных границ. Указанная норма Конвенции не препятствует государствам осуществлять лицензирование радиовещательных, телевизионных или кинематографических предприятий. Осуществление этих свобод, налагающее обязанности и ответственность, может быть сопряжено с определенными формальностями, условиями, ограничениями или санкциями, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах национальной безопасности, территориальной целостности или общественного порядка, в целях предотвращения беспорядков и преступлений, для охраны здоровья и нравственности, защиты репутации или прав других лиц, предотвращения разглашения информации, полученной конфиденциально, или обеспечения авторитета и беспристрастности правосудия.

«Применительно к названным нормам права и установленным обстоятельствам суд приходит к выводу, что владелец информационного ресурса, отстаивая свое право на распространение информации, вместе с тем не принимает на себя обязанности не допускать распространение информации о способах совершения самоубийств», – указано в решении.

Между тем в документе отмечается, что подлежащий публичной защите общественный порядок несовместим с распространением информации о способах совершения самоубийств, распространение которой в России запрещено. «При таком положении суд приходит к выводу о том, что принятые Роскомнадзором меры явились необходимыми и соразмерными, не были направлены на вмешательство в свободу слова, а предупреждали последствия, более тяжкие, чем те ограничения, которые оспаривает административный истец», – сообщается в документе.

В комментарии «АГ» юрист Международной правозащитной группы «Агора» Севан Авалян, представляющий интересы издания, отметил, что не согласен с вынесенным решением. При этом он указал, что позиция суда была ожидаемой и «идет в одной канве» с другими решениями по подобным делам. По словам юриста, судебный акт уже обжалован.

Рассказать: