×

На «Ковалевских чтениях» обсудили наиболее распространенные ошибки арбитра и представителей в арбитраже

Эксперты в ходе дискуссии исследовали процессуальные ошибки арбитров, их последствия и ответственность за них
Фото: «Адвокатская газета»
Зарубежные юристы рассказали о нюансах международного и национального иностранного арбитража, а их российские коллеги проанализировали распространенные ошибки представителей, допускаемые в ходе процесса.

15 февраля в рамках XVI Международной научно-практической конференции «Ковалевские чтения» прошла панельная дискуссия на тему «Ошибка арбитра и ошибка представителя в арбитраже. Какова цена и кто платит?». Ее модераторами выступили ответственный администратор Российского Арбитражного центра при Российском институте современного арбитража Андрей Горленко и президент Нотариальной палаты Свердловской области, заведующий кафедрой гражданского процесса УрГЮУ Владимир Ярков.

Открыла дискуссию адвокат DERRA, MEYER & PARTNERS Наталия Диппе, которая рассказала, что в Германии существует ответственность за ошибки арбитров как в рамках гражданского, так и уголовного законодательства.

Она пояснила, что арбитраж в немецком праве понимается исключительно как третейский суд, а арбитром обязательно является физическое лицо, с которым заключается соответствующий договор. Наталия Диппе отметила, что самые главные принципы деятельности арбитра – независимость и беспристрастность. Она перечислила основные принципы деятельности арбитра: конфиденциальность, запрет фальсификации, запрет представлять интересы двух сторон, обязанность действовать в интересах клиента.

Согласно законодательству Германии установлены различные виды ответственности: ответственность по договору в рамках Гражданского Уложения Германии; деликтная или дисциплинарная ответственность, а также уголовная ответственность за вынесение неправосудного решения, коррупцию, получение взятки. При этом арбитр при выполнении своих обязанностей отвечает только за действия, совершенные из умысла или грубой неосторожности. 

Также немецкий адвокат коснулась темы существующей диспропорции в различных системах права относительно полномочий защитников. Так, в США в обязанности адвоката вменяется подготовка свидетелей, а в Великобритании адвокатам запрещено общаться со свидетелями. При этом в Германии и Австрии общение защитника со свидетелями и их подготовка разрешены при условии отсутствия влияния на них.

Обсуждая жесткость рамок арбитража, международный арбитр, адвокат, поверенный консультант юридической фирмы Keystone Law Джордж Ламбру отметил, что этот вопрос зависит от нескольких факторов. Первый фактор – сам арбитраж, второй – правовая культура, определяющая жесткость арбитражного процесса и его пределы, третий фактор – то, о чем согласились стороны.

По британскому законодательству функции арбитража сводятся к справедливым и беспристрастным действиям, предоставляя каждой стороне разумную возможность изложения своей позиции. При этом третейский суд должен разрешить все вопросы материального и процессуального права, сохраняя за участниками процесса возможность заключения соглашения. По закону Великобритании проигравшая сторона компенсирует выигравшей стороне все расходы по делу, а Высокий Суд может придать решению третейского суда окончательную силу.

Старший юрист Norton Rose Fulbright Андрей Панов отметил общую ошибку в сравнении международного арбитража с национальным, что происходит из-за непонимания правил игры. Он также перечислил пять распространенных ошибок, допускаемых представителями в международном арбитраже.

Первая ошибка возникает в силу игнорирования особенностей международного арбитража, в частности порядка доказывания, нюансов назначения и выбора арбитра, каких нет, например, в российском праве, – такое пренебрежение может привести к фатальным последствиям.

Вторая ошибка заключается в отсутствии согласованной с клиентом цели и стратегии, когда у представителя имеется лишь общее понимание проблемы. В этом аспекте международный арбитраж можно сравнить с затянувшейся игрой в шахматы, когда сделанный первый ход может обернуться против игрока в конце игры, – это касается, в частности, вопроса распределения судебных издержек.

Третья ошибка – склонность забывать о том, зачем все собираются в арбитраже, когда стороны не могут договориться ни по каким вопросам. Эксперт отметил, что можно очень легко увлечься доказыванием мелочей вместо сосредоточения на ведении переговоров.

Четвертая ошибка, по словам Андрея Панова, заключается в излишней концентрации на юридической аргументации и игнорировании доказывания фактических обстоятельств дела. Большая часть процесса посвящена именно установлению фактов, а не их обоснованию.

Наконец, пятая ошибка – это неподготовленность к заседанию, когда представитель не знает деталей дела.

Старший юрист коллегии адвокатов «Регионсервис» Мария Любимова пояснила, какие последствия будут иметь ошибки при признании и приведении в исполнение иностранных решений. Согласно статистике Российской арбитражной ассоциации в России было рассмотрено 472 дела о признании и приведении в исполнение иностранных решений: из них были удовлетворены 378, в 45 случаях было отказано в удовлетворении, производство по 49 прекращено по процессуальным причинам. При этом среди самых распространенных оснований для отказа в признании арбитражных решениях она назвала нарушение публичного порядка; ненадлежащее уведомление или невозможность предоставления своей позиции; выход арбитров за пределы своих полномочий.

По мнению Марии Любимовой, решения арбитража сохраняют свою силу, даже если в них допущены правовые или фактические ошибки. Пороки в установлении применимого права также не могут являться основанием отмены таких решений, однако согласно российской практике применение арбитражем права, отличного от согласованного сторонами, влечет отказ в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения.

Юрист также пояснила, какие еще ошибки арбитров могут повлечь отказ в принудительном исполнении арбитража в России. Среди них: рассмотрение спора арбитражем в отсутствие компетенции, нарушение права стороны в выборе арбитра, взыскание составом третейского суда процентов за неисполнение стороной ранее вынесенного арбитражного решения.

В качестве иллюстрации процессуальных нарушений управляющий партнер адвокатского бюро «Думлер и партнеры» Виктор Думлер привел решение Стокгольмского арбитража по делу компании «Промконтроллер». Из материалов дела следовало, что накануне слушаний сторона истца представила детальный документ, принятый арбитражем. Впоследствии российский суд отказался приводить указанное решение в исполнение, так как ответчик был лишен возможности возразить по указанному документу. Также Виктор Думлер сослался на дело компании Tissen, рассмотренное Парижским арбитражем, когда было сформулировано правило, что стороне должна быть предоставлена возможность высказаться по каждому вопросу. Это правило нашло потом отражение в практике ЕСПЧ.

Рассказать: