×

Неключевой свидетель

ЕСПЧ счел, что отказ суда первой инстанции от допроса свидетеля не повлиял на общую справедливость судебного разбирательства
Представитель заявительницы отметил, что решение нетипично для практики Европейского Суда по данной категории дел.


9 мая Европейский Суд опубликовал решение по делу «Муртазалиева против России», в котором заявительница утверждала, что судебное разбирательство по ее делу не было справедливым в связи с невозможностью допросить свидетеля, который не был вызван в судебное заседание.

Как следует из текста решения,  4 марта 2004 г. заявительница была задержана патрулем для проверки документов, а затем в связи с истечением срока официальной регистрации в Москве доставлена в отделение. Там в присутствии двух свидетелей ее сумку обыскали, а также сняли у нее отпечатки пальцев. В сумке были обнаружены две квадратные упаковки неизвестного вещества, завернутые в алюминиевую фольгу. Согласно результатам экспертизы обнаруженное вещество содержало 196 г промышленного взрывчатого вещества, изготовленного на основе гексогена. В этот же день заявительница была арестована, в отношении нее было возбуждено уголовное дело по обвинению в терроризме и подстрекательстве к совершению террористического акта.

На досудебной стадии по просьбе заявительницы следствием был допрошен свидетель А. – ее знакомый, являвшийся сотрудником органов внутренних дел. Согласно его показаниям, в конце декабря 2003 г. по приказу начальства он установил доверительные отношения с заявительницей, помог ей найти жилье, где несколько раз навещал ее. В марте 2004 г. после задержания заявительница позвонила ему, и он посоветовал ей подчиниться приказу полицейских и следовать за ними в отделение полиции.

При этом в решении ЕСПЧ сообщается, что заявительница с февраля 2004 г. находилась под санкционированным судом наблюдением органов внутренних дел по подозрению в причастности к террористической группировке. 

В декабре 2004 г. в Московском городском суде началось судебное разбирательство по делу. Адвокаты заявительницы подали ходатайство о вызове в суд для допроса свидетеля А., но в удовлетворении ходатайства было отказано в связи с тем, что тот находился в рабочей командировке. Однако, по мнению заявительницы, суд не проверил, действительно ли А. находился в командировке и не было ли возможности допросить его после возвращения.

17 января 2005 г. суд признал заявительницу виновной в подготовке теракта, подстрекательстве других к совершению террористического акта и перевозе взрывчатых веществ и приговорил ее к девяти годам лишения свободы. В апелляционной жалобе заявительница и ее адвокаты указали на то, что суд необоснованно отклонил их ходатайство о допросе сотрудника полиции А. и что в материалах дела не было документов, подтверждающих, что А. находился в командировке, связанной с работой.
Верховный Суд РФ, проверив доводы апелляционной жалобы, счел их необоснованными, указав, в частности, что допрос А. не был проведен в связи с рабочей командировкой и его досудебные показания были зачитаны в судебном заседании с согласия заявительницы и ее защиты. При этом ВС РФ уменьшил приговор заявительнице с девяти до восьми с половиной лет лишения свободы.

Изучив материалы дела, Европейский Суд отметил, что рабочая командировка, в связи с которой свидетель А. не был допрошен, не подпадает ни под одно из оснований оглашения показаний свидетеля в его отсутствие, перечисленных в ст. 281 УПК РФ, и не может считаться причиной для отказа от допроса. Вместе с тем  Суд подчеркнул, что при подаче ходатайства о вызове в суд свидетеля А. ни заявительница, ни ее адвокат не пояснили причину, по которой его присутствие необходимо для защиты, и могут ли его показания привести к ее оправданию. Как отметил Суд, несмотря на то, что такие пояснения были даны заявительницей в ходе разбирательства жалобы, из материалов дела нельзя сделать вывод о том, что существовали достаточные основания для вызова свидетеля А. судом первой инстанции.

Суд также указал, что, несмотря на отсутствие А., право заявительницы на защиту было соблюдено. В частности, она имела возможность прокомментировать в судебном заседании его показания, а также другие представленные доказательства.

По результатам рассмотрения жалобы Суд постановил, что отказ суда первой инстанции вызвать свидетеля А. не повлиял на общую справедливость судебного разбирательства и не нарушил положений п. 1 и 3 ст. 6 Конвенции «Право на справедливое судебное разбирательство». Однако судьи Луис Лопес Гуэрра и Георгиос Сергидес высказали особое мнение по данному делу. Они сочли, что отказ вызвать сотрудника полиции А. в качестве свидетеля в ходе судебного разбирательства представляет собой нарушение названных пунктов Конвенции. По их мнению, данное нарушение вытекает из существа дела, в котором очевидна роль А., фактически спровоцировавшего арест заявительницы и дальнейшее возбуждение уголовного дела.

Представлявший заявительницу в ЕСПЧ юрист Кирилл Коротеев, комментируя «АГ» решение Суда, отметил, что данное дело можно назвать нетипичным. «Отказ российских судов в допросе свидетелей весьма распространен, и по таким делам ЕСПЧ чаще всего находит нарушения», – сказал юрист. Он добавил, что Суд в данном случае не стал обращаться к прецедентным делам, таким как «Шачашвили против Германии», где оценивалось право на допрос свидетелей, хотя в упомянутом прецеденте и аналогичных делах требования к заявителям были более жесткими, но и более последовательными. По мнению Кирилла Коротеева, такая позиция Суда, скорее всего, связана с тем, что жалоба была подана заявительницей в 2005 г., когда данные дела еще не были рассмотрены.

«В целом решение напоминает о том, что о перспективе дела в Страсбурге нужно задумываться еще на стадии рассмотрения дела судом первой инстанции», – заключил Кирилл Коротеев.


Рассказать: