×

Оперуполномоченный применил насилие к адвокату в Ставрополье

Комиссия по защите профессиональных прав адвокатов АП СК уже отреагировала на нарушение и рекомендовала адвокату требовать привлечения виновных лиц к ответственности
Скриншот с видео с личной страницы Юрия Кручинина в Facebook
Адвокат Максим Спасибов уже обратился в полицию, а после получения ответа палаты намерен обратиться в прокуратуру и следственный орган. Председатель Комиссии по защите профессиональных прав адвокатов АП СК Нвер Гаспарян отметил, что Комиссия готова оказать Максиму Спасибову как консультационную помощь, так и корпоративную поддержку с использованием предусмотренных законом процессуальных возможностей.

2 сентября оперуполномоченный ГУ МВД России по СКФО Мурат Каркмазов не пустил адвоката Ставропольского филиала МКА «Санкт-Петербург» Максима Спасибова в помещение организации, в которой проводился обыск в рамках уголовного дела в отношении ее собственника П., а после ударил защитника.

П. является учредителем общества. В отношении него было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного п. «а» ч. 2 ст. 178 УК. 2 сентября следователь СЧ по РОПД ГСУ ГУ МВД по Ставропольскому краю, лейтенант юстиции Виктор Редькин проводил обыск в офисе общества.

На место проведения обыска явился защитник П. – адвокат АП Ставропольского края Максим Спасибов. Он предъявил удостоверение и ордер, и следователь допустил его к участию в обыске, но затем, узнав, что сам П. отсутствует и адвокату некого защищать, стал выяснять, где находится его доверитель. Тогда Максим Спасибов вышел из помещения на лестничную площадку и стал звонить доверителю, который сообщил, что приедет через 10 минут. На лестничной площадке также находились мужчина и женщина.

Поговорив с доверителем, адвокат решил вернуться обратно, однако оперуполномоченный Мурат Каркмазов его не пустил – полицейский стал отталкивать Максима Спасибова от входа, после чего нанес удар головой по голове защитника. Максим Спасибов упал на лестницу, ударившись об нее спиной и ногой. После этого Мурат Каркмазов удалился, оскорбляя адвоката нецензурной бранью в присутствии очевидцев. Впоследствии следователь вновь допустил защитника к участию в обыске.

15 сентября Максим Спасибов обратился в АП Ставропольского края с просьбой дать заключение, вправе ли был следователь Виктор Редькин отказать в допуске к участию в проведении обыска, если адвокат предъявил удостоверение и ордер, вправе ли адвокат выступать в качестве защитника П. при проведении обыска без участия П. и вправе ли был Мурат Каркмазов применять физическую силу и иные методы физического, морального или иного воздействия. Максим Спасибов также попросил дать заключение Комиссии по защите профессиональных прав адвокатов палаты и принять необходимые меры.

Читайте также
КС пояснил порядок производства обыска у юрлица и участия в нем адвоката
Суд подчеркнул, что УПК не наделяет следователя возможностью отказа адвокату в допуске к участию в обыске на территории представляемого им лица, если он прибыл после начала следственного действия
06 Февраля 2020 Новости

20 сентября Комиссия по защите профессиональных прав адвокатов АП СК вынесла заключение (имеется у «АГ») по обращению Максима Спасибова. Комиссия сослалась на п. 4 Определения Конституционного Суда № 4-О/2020, согласно которому ч. 11 ст. 182 УПК в целях защиты прав владельца помещения, в котором производится обыск, устанавливает правило о том, что при производстве следственного действия участвует лицо, в помещении которого производится обыск, а также гарантируется право присутствовать при его проведении адвокату того лица, в помещении которого производится следственное действие.

Такой адвокат, представляющий интересы юридического лица, не является защитником, поскольку действующее правовое регулирование не предусматривает возможности привлечения к уголовной ответственности юридического лица. Участие адвоката позволяет ему наблюдать за производимыми действиями, непосредственно осматривать все изымаемые при обыске объекты, делать заявления о ходе и результатах данного действия, подлежащие обязательному занесению в протокол, замечания о его дополнении и уточнении в целях оказания квалифицированной юридической помощи, осуществляемой для защиты прав, свобод и интересов, а также обеспечения доступа к правосудию своему доверителю, что не может расцениваться как препятствование производству следственного действия. Наряду с этим закрепленному ч. 11 ст. 182 УПК праву адвоката лица, в помещении которого производится обыск, присутствовать при его проведении корреспондирует установленная ч. 1 ст. 11 «Охрана прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве» Кодекса обязанность следователя обеспечивать возможность осуществления данного права.

Указывается, что Конституционный Суд отмечал, что по смыслу ряда норм УПК (ст. 157, 164, 165, 182 и 183) требование о незамедлительном обеспечении права на помощь адвоката (защитника) не может быть распространено на случаи проведения следственных действий, которые не связаны с дачей лицом показаний и подготавливаются и проводятся без предварительного уведомления лица об их производстве ввиду угрозы уничтожения (утраты) доказательств, например на обыск, проведение которого не приостанавливается для явки адвоката. Это, впрочем, не исключает участия явившегося адвоката лица, в помещении которого производится обыск, в данном следственном действии для оказания ему квалифицированной юридической помощи.

В ряде своих определений Конституционный Суд указывал, что ч. 11 ст. 182 УПК не может рассматриваться как позволяющая следователю произвольно отклонить ходатайство лица, в чьем жилище производится обыск, о допуске адвоката (защитника) для участия в таком следственном действии. Сформулированная позиция в равной мере распространяется и на владельца обыскиваемого нежилого помещения, в том числе на юридическое лицо.

В Определении № 4-О/2020 КС отметил, что положения п. 3 ч. 2 ст. 38 и ч. 11 ст. 182 УПК предоставляют явившемуся защитнику, а также адвокату того лица, в помещении которого производится обыск, право присутствовать при проведении данного следственного действия, а на следователя возлагают обязанность обеспечить возможность осуществления этого права. Воспрепятствование присутствию адвоката лица, в помещении которого производится обыск, при проведении указанного следственного действия является нарушением уголовно-процессуального закона.

С учетом изложенного, указывается в заключении, следователь Виктор Редькин был не вправе отказать Максиму Спасибову в допуске к участию в проведении обыска, если адвокатом были предъявлены удостоверение и ордер. Воспрепятствование присутствию адвоката лица, в помещении которого производится обыск, является нарушением уголовно-процессуального закона.

Комиссия отметила, что по общему правилу при обыске должно быть обеспечено присутствие лица, у которого производится обыск. Вместе с тем в отсутствие данного лица закон и сложившаяся на его основе судебная практика допускают участие совершеннолетних членов его семьи либо иных лиц, проживающих либо работающих по месту производства обыска. Часть 11 ст. 182 УПК не связывает допуск и участие защитника либо адвоката в ходе обыска с участием его доверителя (подзащитного), по смыслу данной процессуальной нормы защитник (адвокат) вправе принимать участие в ходе обыска вне зависимости от участия в нем самого лица, у которого производится обыск.

«При отсутствии данного лица участие защитника (адвоката) в ходе обыска позволит защитить его права, наблюдать за производимыми при обыске действиями, непосредственно осматривать все изымаемые при обыске объекты, делать заявления о ходе и результатах данного действия, подлежащие обязательному занесению в протокол, замечания о его дополнении и уточнении (части четвертая и шестая ст. 166 УПК Российской Федерации) в целях оказания квалифицированной юридической помощи, осуществляемой для защиты прав, свобод и интересов, а также обеспечения доступа к правосудию своему доверителю», – отмечается в документе.

В связи с этим, указала Комиссия, Максим Спасибов был вправе выступать в качестве защитника П. по уголовному делу при проведении обыска без участия П., а следователь был не вправе отказать адвокату в допуске к участию в проведении обыска.

Также комиссия отметила, что применение должностным лицом насилия в отношении адвоката, осуществляющего законную деятельность, должно расцениваться как преступление, предусмотренное п. «а» ч. 3 ст. 286 УК. В заключении указано, что действиями должностных лиц, выразившимися в недопуске к участию в производстве обыска и применении насилия, допущено нарушение профессиональных прав адвоката Максима Спасибова. В связи с этим Комиссия рекомендовала обратиться к начальнику ГСУ ГУ МВД России по Ставропольскому краю с требованием об обеспечении прекращения противоправного вмешательства в деятельность адвоката и о привлечении следователя Виктора Редькина к дисциплинарной ответственности. С просьбой о привлечении к аналогичной ответственности Комиссия рекомендовала обратиться к начальнику ГУ МВД России по СКФО в отношении Мурата Каркмазова. Также Комиссия рекомендовала обратиться к указанным лицам с просьбой привлечь следователя и оперуполномоченного к предусмотренной законом ответственности.

В комментарии «АГ» Максим Спасибов рассказал, что после удара почувствовал головокружение и вызвал скорую. Медики предложили поехать с ним, но, так как следователь отказал в переносе обыска, а коллеги не смогли его заменить, он остался. Адвокат рассказал, что уже обратился в полицию, а после ответа палаты намерен обратиться в прокуратуру и следственный орган.

Председатель Комиссии по защите профессиональных прав адвокатов АП СК, советник ФПА Нвер Гаспарян отметил, что во избежание повторения таких ситуаций необходимо привлечь к ответственности виновных лиц. Он указал, что Комиссия готова оказать Максиму Спасибову как консультационную помощь, так и корпоративную поддержку с использованием предусмотренных законом процессуальных возможностей.

Рассказать:
Яндекс.Метрика