×

«Отсидка» далеко от дома – следствие приговора

Правительство РФ не согласилось с решением ЕСПЧ о неправомерности направления заключенных в тюрьмы, находящиеся за тысячи километров от их дома
Ранее эксперты полностью поддержали решение Европейского Суда. По словам одного из них, хотя в постановлении не содержится прямого указания на необходимость изменения норм УИК РФ, сложно представить себе более ясный сигнал для того, что их необходимо пересмотреть.


5 июня 2017 г. Уполномоченный РФ при Европейском Суде по правам человека – замминистра юстиции России Михаил Гальперин направил ЕСПЧ обжалование на постановление ЕСПЧ по делу «Полякова и другие против Российской Федерации», в котором установлено нарушение права заявителей на уважение личной и семейной жизни в связи с определением для отбывания наказания в виде лишения свободы исправительных колоний, расположенных в отдаленных от места жительства заявителей регионах.

Напомним, решение по делу, которое объединило четыре жалобы заключенных, отправленных в удаленные от мест проживания их семей колонии, было вынесено 7 марта. Европейский Суд пришел к выводу о том, что российскими органами исполнительной власти не учитывались личные ситуации заключенных и их заинтересованность в поддержании родственных связей. Доводы заявителей, связанные с трудностями поддержания их семейных связей, были отвергнуты сотрудниками ФСИН России и судами, которые ссылались на нормы действующего УИК РФ, не предусматривающие таких оснований для смены колонии. Родственникам названных заключенных присуждена компенсация в размере около 30 тысяч евро.

Как отметил в комментарии «АГ» представитель одного из заявителей в ЕСПЧ, адвокат Валерий Шухардинов, после вынесения такого решения Российская Федерация обязана принять меры общего характера, чтобы подобные нарушения не повторялись в дальнейшем в отношении других осужденных. «Это должно повлечь изменения УИК РФ в части, позволяющей направлять осужденного для отбывания наказания в виде лишения свободы в удаленные от места осуждения и места проживания близких родственников субъекты Российской Федерации», – считает он, хотя указание на необходимость изменения законодательства в самом решении и отсутствует.

Между тем, в своем ходатайстве о передаче дела в Большую Палату российские власти оспорили выводы ЕСПЧ о несоответствии Конвенции норм УИК РФ, регламентирующих порядок выбора исправительного учреждения для отбывания тем или иным осужденным назначенного ему наказания, сообщается на сайте Минюста России.

Также критике подвергнуто предложение Суда о необходимости проведения предварительных консультаций с осужденными на предмет определения места отбывания наказания, реализация которого, как следствие, приведет к невозможности своевременного и надлежащего исполнения приговора.

«Позиция российской стороны о соответствии установленного порядка определения места отбывания наказания требованиям Конвенции подкреплена ранее сформированной практикой Европейского Суда, согласно которой конвенционные положения не гарантируют право осужденного на выбор конкретного места отбывания наказания, и нахождение осужденных к лишению свободы на удаленном расстоянии от членов своих семей является прямым последствием вынесения обвинительного приговора», – подчеркивает Минюст России.

Заявление будет рассмотрено коллегией из пяти судей Большой Палаты Европейского Суда, которые примут решение о наличии оснований для отмены указанного постановления по делу «Полякова и другие против Российской Федерации».

Комментируя решение об обжаловании, адвокат Валерий Шухардинов высказал предположение, что оно связано исключительно с тем, что содержащиеся в постановлении ЕСПЧ выводы о несоответствии норм УИК РФ принципу правовой определенности указывают на некачественность российского законодательства. «Я думаю, именно этот аспект зацепил Правительство и поэтому они решили обжаловать решение в Большой Палате», – считает адвокат.

Он добавил, что попытка обжалования еще не означает, что доводы Минюста России будут приняты и что может возникнуть новое толкование ст. 8 Конвенции, предусматривающей право на уважение частной и семейной жизни.


Рассказать: