×

Подписан закон, уточняющий ключевые термины, связанные с иностранными инвестициями

Законом также конкретизируется определение субъектов, не имеющих права приобретать государственное и муниципальное имущество
В целом эксперты «АГ» положительно оценили принятый закон, однако указали и на его недостатки. Так, один из них отметил, что предлагаемый механизм может негативно повлиять непосредственно на размер инвестиций, привлекаемых в РФ. Другой считает, что с вносимыми изменениями будут утрачены гарантии защиты инвестиций.

Президент РФ Владимир Путин подписал закон от 31 мая № 122-ФЗ, которым уточняются ключевые понятия, связанные с иностранными инвестициями.

Так, законом уточняется понятие «иностранный инвестор», из которого исключены иностранные юридические лица или организации, не являющиеся юридическими лицами, находящимися под прямым или косвенным контролем (контролируемыми) юридических лиц или граждан Российской Федерации. Кроме того, исключено понятие иностранных граждан, имеющих гражданство РФ. Вместе с тем закон определил понятие «контролируемое лицо», которым выступает иностранное юридическое лицо или организация, не являющаяся юридическим лицом, находящиеся под контролем гражданина РФ и (или) российского юридического лица – контролирующего лица, которое имеет определенные признаки. Также вводятся понятия «контроль» и «контролирующее лицо». 

Кроме того, законом изменено понятие «иностранная инвестиция», которая определена как самостоятельное и непосредственное вложение иностранным инвестором своих средств.

В целях исключения влияния нового определения «иностранный инвестор» на осуществление контроля над иностранными инвестициями в хозяйствующие общества, имеющие стратегическое значение для обеспечения обороны страны и безопасности государства, установлено, что в Законе о порядке осуществления иностранных инвестиций данный термин остается в предыдущей редакции. Это же относится к Закону о недрах.   

Кроме того, скорректировано положение Закона о приватизации государственного и муниципального имущества. Уточняется, что его покупателями не могут быть юридические лица, местом регистрации которых является государство или территория, включенные в утверждаемый Минфином РФ перечень государств и территорий, предоставляющих льготный налоговый режим налогообложения и (или) не предусматривающих раскрытия и предоставления информации при проведении финансовых операций и которые не осуществляют раскрытия и предоставления информации о своих выгодоприобретателях, бенефициарных владельцах и контролирующих лицах.

Авторы проекта закона отмечали, что основными его целями являются создание действенного механизма пресечения получения российскими юридическими лицами и гражданами необоснованных преимуществ, предусмотренных для иностранных инвесторов, а также совершенствование норм инвестиционного законодательства.

Руководитель практик разрешения споров и международного арбитража ART DE LEX Артур Зурабян в комментарии указал, что законодательство России об иностранных инвестициях было принято сравнительно давно и долгое время не подвергалось корректировкам в части ключевых категорий. Он пояснил, что зачастую конструкция «иностранного инвестора» использовалась недобросовестными участниками оборота для получения необоснованных налоговых и иных преимуществ. 

«То есть российский субъект права, используя подконтрольную ему иностранную компанию (преимущественно в офшорных юрисдикциях), заводил через нее в качестве “иностранных инвестиций” собственные денежные средства, зачастую при этом ранее выведенные этим же российским субъектом. Классический пример такой ситуации – дело ЮКОСа, по которому было смоделировано несколько таких “инвесторов”, пытавшихся потом защитить свои “инвестиции” в третейских судах», – указал Артур Зурабян.

Он отметил, что государственный суд такое третейское решение отменил (так называемое дело о 50 миллиардах), сославшись в том числе на то, что никакого иностранного инвестора в этой ситуации в действительности не было. Само это решение третейского суда было отменено в июне 2016 г.

«Соответственно, как следует из изменений, понятие иностранного инвестора конкретизировано таким образом, чтобы исключить злоупотребления российских граждан и организаций путем прикрытия офшорами. При этом понятия “контроль”, “контролируемое лицо” и “контролирующее лицо”, вводимые в закон, аналогичны одноименным понятиям, успешно используемым в корпоративном законодательстве, что видится вполне логичным», – отметил эксперт. 

Артур Зурабян указал, что уточнение понятия «иностранная инвестиция», по мнению авторов документа, позволит исключить случаи осуществления инвестиционной деятельности через трастовые и иные доверительные институты, однако не очевидно, почему такие виды инвестирования рассматриваются в качестве «нежелательных».

«Очевидно, что зачастую трасты используются для обхода ограничений, но такой институт служит определенной учредителем траста цели, а не конкретным лицам, при этом она вполне может соответствовать интересам, защищаемым российским законодательством», – добавил он. 

Эксперт пояснил, что закон направлен в первую очередь не столько на устранение каких-либо недостатков или лакун в праве, сколько на развитие экономики и достижение более четкого понимания реальной ситуации с инвестированием в экономику РФ. «Вместе с тем нерешенным останется вопрос о том, как определять контролирующее лицо в тех случаях, когда речь идет об офшорах, учрежденных в странах, не раскрывающих в принципе информации о бенефициарах», – заключил Артур Зурабян.

Юрист корпоративной практики VEGAS LEX Никита Толкачев пояснил, что в целом новый федеральный закон, уточняющий понятие иностранного инвестора, вписывается в тренд развития законодательства, заданный не так давно произошедшими изменениями в налоговом законодательстве в рамках деофшоризации (например, введение норм о контролируемых иностранных компаниях). 

Эксперт отметил, что предлагаемый в законе механизм направлен на дестимулирование использования российскими гражданами и юридическими лицами при инвестировании на территории Российской Федерации подконтрольных иностранных структур и юридических лиц. «На первый взгляд, предлагаемый механизм будет способствовать деофшоризации российской экономики, однако он также может негативно повлиять непосредственно на размер инвестиций, привлекаемых в РФ», – указал юрист. 

Он пояснил, что зачастую использование российскими гражданами и юридическими лицами иностранных компаний для инвестирования в Российскую Федерацию было обусловлено гарантиями защиты инвестиций. Данные гарантии были предоставлены иностранным инвесторам Законом об иностранных инвестициях в Российской Федерации. «В результате вносимых в законодательство изменений они будут утрачены. Кроме того, негативно на инвестиционную привлекательность экономики может повлиять и внесение изменений в понятие “иностранная инвестиция”: исключено осуществление иностранных инвестиций через трасты и иные доверительные институты», – отметил Никита Толкачев.

Юрист положительно оценил изменения, вносимые в Закон о порядке осуществления иностранных инвестиций в хозяйственные общества, имеющие стратегическое значение для обеспечения обороны страны и безопасности государства, поскольку введение нового термина «иностранные инвесторы, не предоставляющие информацию» позволяет избежать общего запрета офшорным компаниям осуществлять инвестиции в стратегические направления деятельности. «Теперь у офшорных компаний, зарегистрированных в юрисдикциях, которые предусматривают льготный режим налогообложения или не предусматривают раскрытия информации, а также включены в специальный перечень Минфина, есть возможность добровольно предоставить информацию о своих выгодоприобретателях, бенефициарах и контролирующих лицах и затем осуществлять инвестирование на общих началах», – заключил Никита Толкачев.

Рассказать: