×

Поправки не оживят мертвые нормы

Принят президентский законопроект, усиливающий ответственность силовиков за необоснованное преследование предпринимателей
Адвокаты считают, что поправки вряд ли решат проблему давления силовиков на бизнес, – статьи сформулированы таким образом, что доказать наличие состава преступления в действиях сотрудника правоохранительных органов затруднительно.


Депутаты Госдумы во втором и сразу в третьем чтениях приняли законопроект, направленный на усиление ответственности должностных лиц правоохранительных органов за совершение действий, повлекших необоснованное уголовное преследование предпринимателей и прекращение ими хозяйственной деятельности.

Законопроектом, в частности, вносятся изменения и дополнения в ст. 299 УК РФ. Верхний порог срока лишения свободы за привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности предлагается увеличить с пяти до семи лет. За то же деяние, соединенное с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления либо повлекшее причинение крупного ущерба или иные тяжкие последствия, проектом устанавливается ответственность в виде лишения свободы на срок от пяти до десяти лет.

Также указанная статья дополняется п. 3, в соответствии с которым «незаконное возбуждение уголовного дела, если это деяние совершено в целях воспрепятствования предпринимательской деятельности либо из корыстной или иной личной заинтересованности и повлекло прекращение предпринимательской деятельности либо причинение крупного ущерба, – наказывается лишением свободы на срок от пяти до десяти лет». При этом уточняется, что крупным ущербом признается ущерб, сумма которого превышает 1 500 000 руб.

В ходе рассмотрения законопроекта депутат Рафаэль Марданшин отметил, что его принятие позволит положительно повлиять на инвестиционный и предпринимательский климат в стране. В то же время депутат Юрий Синельщиков заявил, что одним лишь усилением ответственности следователей и дознавателей за незаконное возбуждение уголовных дел в отношении предпринимателей существующие проблемы не решить. «Необходимо также усилить прокурорский надзор за ходом предварительного расследования», – подчеркнул он.

Представители адвокатского сообщества неоднозначно отреагировали на президентские поправки в УК РФ и УПК РФ, отметив, что при всей положительности и своевременности они вряд ли решат проблему давления силовиков на бизнес.

«Согласен с постановкой руководством страны задач по реформированию уголовного и уголовно-процессуального законодательства с целью оздоровления обстановки в сфере предпринимательства, однако полагаю, что изменения должны не только касаться ужесточения возможной ответственности следователей, но и затрагивать положения законодательства, непосредственно регламентирующие порядок действий следователей по уже возбужденному уголовному делу», – отметил советник ФПА РФ Сергей Бородин.

Адвокат Центральной коллегии адвокатов г. Владимира Максим Никонов разделяет эту позицию. Он заметил, что в ныне действующей редакции ст. 299 и 169 УК РФ в отношении правоохранителей не применяются, а надеяться на оживление мертвых норм с помощью внесенных изменений нет никаких оснований.

Он объяснил: ст. 299 УК РФ и в действующей, и в проектной редакциях сформулирована таким образом, что доказать наличие в действиях сотрудника правоохранительных органов состава преступления затруднительно.

«Такой обязательный признак состава преступления, как “заведомость” невиновности привлекаемого к ответственности, для сотрудников правоохранительных органов предполагает, что следователь в принципе не располагает какими-либо сведениями, позволяющими отрабатывать рабочую гипотезу о совершении лицом преступления, и тем не менее привлекает последнего к уголовной ответственности, – пояснил Максим Никонов. – Однако у сотрудников правоохранительных органов в силу тех или иных обстоятельств всегда или почти всегда “есть основания полагать, что…” И неважно, что в последующем эти основания отпали, не подтвердились, были переоценены».

Предлагаемая к включению в УК РФ ч. 3 ст. 299 хотя и предусматривает весьма внушительную санкцию (до десяти лет лишения свободы), по мнению Максима Никонова, имеет сразу два слабых места.
 
Во-первых, для того чтобы установить состав преступления, следует доказать, что у следователя или дознавателя при возбуждении уголовного дела была именно цель воспрепятствовать предпринимательской деятельности либо корыстная или иная заинтересованность. «Видимо, предприниматель должен заранее обеспечить себе оперативное сопровождение одних сотрудников правоохранительных органов, чтобы в результате ОРМ зафиксировать возможные поползновения в его адрес со стороны других сотрудников правоохранительных органов. Насколько такой вариант реалистичен – вопрос открытый», – пояснил он.

Во-вторых, само возбуждение уголовного дела должно повлечь прекращение предпринимательской деятельности либо причинение крупного ущерба. «Если этих последствий нет – нет и состава преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 299 УК РФ. Как при этом доказать причинно-следственную связь между возбуждением уголовного дела и указанными последствиями – вопрос столь же интересный, как и предыдущий, но более безнадежный с точки зрения поиска внятного ответа», – подытожил адвокат.



Рассказать:
Дискуссии
Ответственность силовиков за преследование бизнеса
Ответственность силовиков за преследование бизнеса
Уголовное право и процесс
20 Декабря 2016
Ответственность силовиков за преследование бизнеса
Ответственность силовиков за преследование бизнеса
Защита и правовое сопровождение бизнеса
20 Декабря 2016