×

Правовые подходы СИП

Судьи Суда по интеллектуальным правам рассказали о проблемах судебной практики
26 февраля в рамках IV Международного юридического форума «Правовая защита интеллектуальной собственности: проблемы теории и практики» (IP Форум) состоялся круглый стол СИП «Актуальные проблемы судебной практики в сфере интеллектуальных прав».

Информация, полученная с помощью интернета и используемая в качестве доказательств

Судья СИП Наталья Рассомагина рассказала, что в делах, рассматриваемых в Суде по интеллектуальным правам, в качестве доказательств часто выступает информация, полученная с помощью интернета.

Статья 64, ч. 2 ст. 75, ст. 78 АПК РФ позволяют проводить исследование судом интернет-страниц по месту их нахождения: осмотр может быть произведен в судебном заседании с составлением протокола, к которому прилагаются «скриншоты» осмотренных страниц, аудио- и видеозаписи. «Так, доказательство приобретает процессуальный статус и становится допустимым в арбитражном процессе», – объяснила Наталья Рассомагина.

Информация в интернете, зафиксированная самостоятельно лицами, участвующими в деле, и представленная в материалах дела в виде «скриншотов» интернет-страниц, не считается недопустимым доказательством, но вопрос их достоверности разрешается в состязательном процессе с учетом мнений, возражений лиц, участвующих в деле, отметила судья. Она объяснила, что такие материалы приобщаются к делу в качестве доказательств, так как ч. 3 ст. 75 АПК причисляет документы, полученные посредством факсимильной, электронной или иной связи, в том числе с использованием информационно-телекоммуникационной сети «Интернет», к письменным доказательствам. Об этом же говорится в Законе об информации, который называет такую информацию электронным документом. Кроме того, понятие электронного документа содержится в ст. 434 ГК РФ. Также лица, участвующие в деле, могут представлять нотариальные протоколы осмотра доказательств.

Говоря о достоверности доказательств, полученных с помощью интернета, судья СИП сделала акцент на источнике такой информации. «Сведения из госреестров должны признаваться достоверными, пока не будут опровергнуты. Достаточной степенью достоверности обладает информация с сайтов госорганов. Такой же степенью доверия пользуются интернет-версии справочников, энциклопедий, существующих в бумажном варианте, – перечислила она. – Однако степень достоверности Википедии и других свободных энциклопедий сомнительна, потому что вносить изменения в текст статей может любой пользователь, и такая информация подлежит доказыванию другими доказательствами».

Досрочное прекращение правовой охраны товарного знака

Выступая с докладом, судья СИП Надежда Кручинина рассказала об особенностях прекращения правовой охраны товарного знака. Она отметила, что существующее нормативное регулирование обязывает правообладателя использовать товарный знак, чтобы сохранить его, в противном случае, согласно ст. 1486 ГК РФ, любое лицо может обратиться в суд с требованием о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака вследствие его неиспользования в течение трех лет, предшествующих подаче заявления в суд.

При рассмотрении таких споров заинтересованное лицо должно доказать свою заинтересованность, а правообладатель – либо, что он использует товарный знак в спорный период, либо, что он не мог использовать его по объективным причинам, либо, что у заинтересованного лица отсутствует заинтересованность.

Она отметила, что исчисление трехлетнего срока обладания товарным знаком в случае регистрации по свидетельству РФ начинается с момента регистрации, тогда как в случае международной регистрации – с момента предоставления правовой охраны на территории РФ.

«Бывают случаи, когда право на досрочное прекращение правовой охраны товарного знака используется в целях “самообороны”. Правообладатель, пытаясь защититься, уступает товарный знак другому лицу, забывая, что смена правообладателя не изменяет течения трехлетнего срока», – указала судья.

Чтобы отклонить требование о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака, недостаточно факта любого использования товарного знака. «В соответствии с п. 2 ст. 1484 ГК РФ принимаются только те доказательства, которые свидетельствуют о введении в гражданский оборот товаров и услуг, маркированных спорным товарным знаком: любые договоры, товарные накладные и другие сопроводительные документы, свидетельствующие о том, что товар был введен в гражданский оборот», – объяснила она.

Практика применения ст. 10 ГК РФ

Судья СИП Инесса Лапшина рассказала о практике применения Судом по интеллектуальным правам ст. 10 ГК РФ (злоупотребления правом).

«Злоупотребление правом – дискуссионный вопрос в отечественном праве. Зачастую возникают ситуации, когда участники гражданских правоотношений, действуя в соответствии с законом, могут затронуть права и интересы третьих лиц. Также и суд, рассматривая дело и следуя строго букве закона, может вынести законное, обоснованное, но несправедливое решение», – объяснила природу ст. 10 Инесса Лапшина.

Наиболее распространенным случаем недобросовестной конкуренции с использованием результатов интеллектуальной деятельности является нанесение вреда деловой репутации, рассказала судья.

Несмотря на признание необходимости ст. 10, Инесса Лапшина считает, что правовая конструкция, предусмотренная этой статьей, дает возможность широкого усмотрения для суда, что вступает в противоречие с принципом правовой определенности. По ее мнению, участники, действуя в рамках закона, вправе рассчитывать, что эти законы будут применены одинаково ко всем участникам гражданского оборота. Эту правовую дилемму в какой-то степени разрешили разъяснения ВАС РФ, которые определили, каким образом оцениваются действия сторон с точки зрения добросовестности поведения (Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 25 ноября 2008 г. № 127, Постановление Пленума ВАС РФ от 23 декабря 2010 г. № 63, Постановление Пленума ВАС РФ от 6 декабря 2013 г. № 88 и др.).

«СИП по этой категории дел также издал справку, в которой определил, каким образом оценивать действия сторон с точки зрения добросовестного поведения. Президиум Суда в документе указал, что при возникновении вопроса о применении ст. 10 ГК, суд должен предложить сторонам высказаться на этот счет (Постановление Президиума Суда по интеллектуальным правам от 28 марта 2014 г. № СП-21/4)», – добавила Инесса Лапшина.

Изменение формулы изобретения

Судья СИП Виктор Химичев в своем выступлении коснулся условий изменения формулы изобретения. Поводом для выбора темы послужило одно из дел, рассмотренное Президиумом Суда по интеллектуальным правам (дело № СИП-32/2015). При рассмотрении возражений на выдачу патента на изобретение СИП часто сталкивается с таким доводом, как непредставление Палатой по патентным спорам возможности представить уточненную формулу изобретения.

«Суд по интеллектуальным правам, понимая всю значимость этого вопроса для правоприменительной практики, направил соответствующие запросы ученым, – рассказал судья. – Вопросы касались следующего: есть ли у палаты обязанность предложить заявителю право внести изменение в формулу изобретения? При этом обязана ли палата предложить ему конкретные варианты или это предложение должно быть выражено в абстрактной форме?»

Однако ответы ученых на запрос СИП также не смогли разрешить вопрос. Часть ученых считает, что у Палаты по патентным спорам нет обязанности предлагать конкретные изменения, поскольку право изменять формулу изобретения, а значит, и определять объем правовой охраны, принадлежит исключительно заявителю. Другие ученые сходятся во мнении, что лицо, которое должно внести изменения в формулу изобретения, должно знать обстоятельства, на основании которых Палата по патентным спорам пришла к выводу о возможности изменения формулы изобретения, поэтому их предложения должны быть конкретными.

Виктор Химичев рассказал, что этот вопрос планируется вынести на обсуждение Научно-консультативного Совета СИП.

Рассказать: