×

Приставам хотят дать право получать сведения о содержимом сейфовых ячеек должника

Минюст разрабатывает поправки, направленные на расширение возможностей судебных приставов по установлению имущественного положения должника
Одна из экспертов «АГ» позитивно оценила предлагаемые изменения, отметив, что они направлены на соблюдение интересов кредиторов и будут способствовать реальному исполнению судебных решений. Другой согласился с этим, добавив, что банковская тайна не может являться иммунитетом от обращения взыскания на имущество должника.

Министерство юстиции разрабатывает поправки в ст. 69 Закона об исполнительном производстве, которые направлены на получение судебными приставами-исполнителями более полной информации об имеющихся в банке счетах должника, их видах и иных ценностях для правильного и своевременного исполнения требований, содержащихся в исполнительном документе.

Как отмечается в паспорте проекта, согласно ч. 9 ст. 69 Закона, приставы в этих целях могут запрашивать у налоговых органов, банков и иных кредитных организаций сведения о наименовании и местонахождении банков и иных кредитных организаций, в которых открыты счета должника, о номерах расчетных счетов, количестве и движении денежных средств, об иных ценностях должника, находящихся на хранении в банках и иных кредитных организациях. Перечень этих сведений трактуется банками и иными кредитными организациями как закрытый и не подлежащий расширенному толкованию.

«Извлекая преимущество из складывающейся судебной практики, недобросовестные должники имеют возможность перевода денежных средств, получаемых, например, в силу гражданско-правового договора, на счета иных видов, не входящих в установленный перечень (текущие, специальные, депозитные). Также должники имеют возможность заключить договор хранения ценностей в банке с использованием индивидуального банковского сейфа (ячейки сейфа, изолированного помещения в банке)», – указывают авторы поправок.

В целях исключения неопределенности в части объема информации, запрашиваемой судебным приставом-исполнителем, предлагается отдельно установить перечень сведений, которые могут быть запрошены у налоговых органов, и отдельно – у банков и кредитных организаций.

Так, у налоговых органов могут быть запрошены сведения о наименовании и местонахождении банков и иных кредитных организаций, в которых открыты счета, вклады (депозиты) должнику; о реквизитах счетов, вкладов (депозитов); о реквизитах корпоративного электронного средства платежа, используемого должником-организацией и должником – индивидуальным предпринимателем.

А у банков и иных кредитных организаций могут быть запрошены сведения о реквизитах счетов, вкладов (депозитов), остатке денежных средств на них, о движении денежных средств (совершенных операциях) на счетах и по вкладам, а также о сторонах и обязательствах по договору счета эскроу. Кроме того, предлагается, чтобы приставы могли запрашивать информацию о платежных документах по конкретным банковским операциям, о реквизитах электронного средства платежа, используемого должником, остатке электронных денежных средств и их движении, о договорах, предусматривающих хранение ценностей должника в индивидуальном банковском сейфе, и условиях этих договоров, а также виде ценностей и их объеме в случаях, если банк осуществляет контроль за их помещением в сейф.

Партнер юридической фирмы «Зельдин и Партнеры» Оксана Бескорская, отметила, что ч. 9 ст. 69 Закона об исполнительном производстве не менялась со дня его принятия, то есть более 10 лет: «За это время успело измениться экономическое поле, и праву теперь нужно его догонять».

Оксана Бескорская согласилась, что действующим законодательством и сложившейся судебной практикой пристав-исполнитель ограничен в перечне запрашиваемой информации, что порой препятствует реальному исполнению судебных решений. «Налоговая и банковская тайны, безусловно, являются гарантией прав и законных интересов физических и юридических лиц. Однако нельзя забывать и о создании необходимых условий для эффективного исполнения судебных решений, то есть о соблюдении интересов кредиторов», – указала эксперт.

Она отметила, что пока не представлен сам текст законопроекта, сложно говорить о том, насколько его принятие изменит ситуацию. Но сама инициатива, по мнению юриста, уже давно является актуальной и увеличит возможности кредиторов восстановить свои права. «Естественно, при подготовке данного закона необходимо, как всегда, помнить о соблюдении баланса публичных и частных интересов», – добавила Оксана Бескорская.

Советник юстиции РФ третьего класса Алексей Шарон также считает, что законопроект Минюста заслуживает внимания: «Действительно, банки могут не обращать взыскание на денежные средства должника по тем причинам, что они находятся формально на счете, который поименован как специальный, а не на расчетном счете должника. На самом деле, не должно иметь значения, как именно называется счет, важно другое. Если на этом счете хранятся денежные средства и (или) проводятся операции с денежными средствами, то на эти денежные средства возможно обращение взыскания судебным приставом-исполнителем».

Эксперт также отметил, что если счет по своей природе является бухгалтерским (например, ссудный счет) и на нем не хранятся денежные средства и не проводятся операции, то в данном случае приставу нет необходимости направлять постановление об обращении взыскания на денежные средства.

Что касается получения информации и возможности наложения запрета на ценности, которые хранятся в банковских ячейках, то, по мнению Алексея Шарона, такое право должно быть предоставлено судебному приставу без каких-либо ограничений. «Решение суда должно исполняться, и банковская тайна не может являться иммунитетом от обращения взыскания на имущество должника», – подчеркнул он.

Рассказать:
Дискуссии
Защита прав должников
Защита прав должников
Защита прав потребителей
27 Апреля 2018