×

Проблема процессуального равноправия

КС РФ в своем определении указал на то, что право следователя отвести адвоката не ограничивает право на защиту, но закрепляет дополнительные гарантии его реализации
Адвокаты, отметив, что это решение укладывается в сложившуюся правоприменительную практику, указали на случаи злоупотребления таким правом со стороны следственных органов.


В своей жалобе, направленной в КС РФ, заявитель пытался оспорить конституционность ряда положений УПК РФ: ст. 62 «Недопустимость участия в производстве по уголовному делу лиц, подлежащих отводу», ст. 69 «Отвод переводчика», а также ст. 72 «Обстоятельства, исключающие участие в производстве по уголовному делу защитника, представителя потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика».

По мнению заявителя, данные положения неконституционны, так как позволяют следователю как стороне обвинения по собственной инициативе принимать решение об отводе адвоката, осуществляющего защиту двух лиц, на основании того, что их интересы противоречат друг другу. При этом не принимается во внимание отсутствие самоотвода адвоката или заявлений свидетеля, подозреваемого, обвиняемого о таком отводе.

Конституционный Суд отказал в принятии жалобы, повторив свою позицию относительно того, что право и обязанность следователя принять решение об отводе не ограничивают право на защиту, а, напротив, закрепляют дополнительные гарантии его реализации. При этом такое право следователя не является произвольным, поскольку допускает отвод защитника лишь при наличии закрепленных в законе оснований, которые могут поставить под сомнение качество защиты и, соответственно, законность итогового решения. Также  Суд напомнил, что правомерность отвода может быть обжалована в суде.

Комментируя определение, адвокаты отметили, что оно не носит революционного характера, ничем принципиально не отличаясь от ранее опубликованных КС РФ определений от 14 октября 2004 г. № 333-О, от 19 марта 2009 г. № 322-О-О и других.

Подобный линейный подход к проблеме отвода защитника уже неоднократно апробировался и потенциальных новелл не содержит. Однако в данном случае решение Суда показывает, что на практике адвокаты сталкиваются с проблемами, связанными со злоупотреблением со стороны следователей.

Так, адвокат АП г. Москвы Тимур Хутов сообщил, что на практике встречаются случаи, когда следователь отводит «проблемного» адвоката, защищающего двух обвиняемых, даже при полном отсутствии противоречий в их интересах. «С точки зрения закона адвокат вправе защищать обоих, поскольку не выполняется ключевое условия для отвода – наличие противоречий. Однако следователи исходят из соблюдения только одного условия – наличия двух или более подзащитных, не принимая во внимание наличие или отсутствие противоречий. А надзорные органы, в том числе суд, при выполнении судебного контроля практически всегда идут на поводу у следствия», – пояснил он.

По словам адвоката КА «Свердловская областная гильдия адвокатов» Сергея Колосовского, при применении ст. 72 УПК РФ органы следствия зачастую допускают злоупотребление правом, которое действительно требует корректировки. Ему самому приходилось обращаться в КС РФ с жалобой на действия следователя, который вынес постановление об отводе защитника в связи с тем, что, хотя позиции обвиняемых на тот момент совпадали, однако они могли содержать скрытые в то время от следствия противоречия. Суд своим Определением от 9 ноября 2010 г. № 1573-О-О разъяснил: из действующего уголовно-процессуального закона не вытекает, что решение об отводе защитника принимается исходя лишь из предположения о возможности возникновения противоречия интересов в будущем. Напротив, из п. 3 ч. 1 ст.72 УПК РФ с определенностью следует, что наличие таких противоречий должно иметь место на момент принятия решения об отводе. «Данное разъяснение позволило мне вернуться в дело на стадии кассационного обжалования, что послужило одной из причин отмены указанного приговора», – уточнил Сергей Колосовский.

Адвокат Октябрьской центральной адвокатской конторы г. Белгорода Борис Золотухин также указал на существующую проблему процессуального неравноправия сторон. Несмотря на то что декларирован принцип состязательности сторон на стадии досудебного производства, следователь имеет право на отвод адвоката, при этом ходатайство защитника об отводе следователя рассматривается его вышестоящим начальником. «Это нарушает принцип равноправия. Если бы работал институт следственных судей, которые могли бы рассматривать подобные вопросы, то это бы более соответствовало духу Конституции РФ», – считает эксперт.


Рассказать: