×

Разъяснения ВС с обвинительным уклоном?

Пленум Верховного Суда отправил на доработку проект постановления по вопросам рассмотрения уголовных дел в суде первой инстанции
У одного из экспертов «АГ» документ вызвал двоякое впечатление: с одной стороны, многие его положения, разъясняющие условия применения норм УПК РФ, будут полезны, с другой – он указал на сомнительность толкования правил допроса специалиста в судебном процессе. Второй эксперт уверена, что некоторые разъяснения проекта прямо нарушают принципы состязательности и равноправия сторон, а положения о проверке исследований экспертов и специалистов имеют явно обвинительный уклон.

Сегодня Пленум Верховного Суда РФ рассмотрел проект постановления «О практике применения законодательства, регламентирующего рассмотрение уголовных дел в суде первой инстанции в общем порядке судопроизводства». Документ заменит собой неоднократно изменявшиеся разъяснения Пленума от 17 сентября 1975 г. № 5 «О соблюдении судами Российской Федерации процессуального законодательства при судебном разбирательстве уголовных дел» и от 29 августа 1989 г. № 4 «О соблюдении судами Российской Федерации процессуального законодательства при рассмотрении уголовных дел по первой инстанции».

«Рассмотрение уголовного дела в суде первой инстанции в точном соответствии с установленным законом порядком, отвечающим критериям справедливого судебного разбирательства, служит надежной гарантией эффективной защиты прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, и личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод», – подчеркивается в преамбуле документа.

В проекте постановления разъясняется обязанность суда создать все необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав. В частности, говорится о необходимости суда разъяснять все права подсудимого и потерпевшего в судебном разбирательстве, о порядке рассмотрения ходатайств о вызове новых свидетелей и признания доказательств недопустимыми, о необходимости мотивировать и оглашать различные судебные решения.

Также разъяснен порядок хода судебного следствия по делу, указано, что подсудимый и потерпевший с разрешения председательствующего могут давать в его ходе показания в любой момент. Рассмотрены вопросы участия в судебном заседании специалиста, вынесения решений в случае отказа обвинителя от обвинения в ходе судебного разбирательства, составления протокола судебного заседания и порядка рассмотрения замечаний на него.

По итогам обсуждения на заседании Пленума была сформирована редакционная комиссия, которая займется доработкой проекта постановления.

Проанализировав этот документ, советник ФПА РФ, член Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека Игорь Пастухов согласился с тем, что целесообразность подготовки новых разъяснений Пленума ВС РФ по данному вопросу не вызывает сомнений. «Подавляющее большинство положений документа не вызывает возражений. Вполне понятно и рационально акцентирование внимания судов на содержащихся в нормах УПК РФ условиях их применения», – отметил он.

Эксперт назвал полезными указания на то, что государственный обвинитель должен излагать не все содержание обвинительного заключения, а только описание преступных действий и обстоятельства, подлежащие доказыванию. Что оглашение в судебном заседании данных при производстве предварительного расследования показаний подсудимого, потерпевшего, свидетелей возможно лишь при наличии обстоятельств, указанных в ст. 276 и 281 УПК РФ, перечень которых является исчерпывающим. Что ходатайства об оглашении подлежат рассмотрению судом только по завершении допроса лица всеми участниками со стороны обвинения и защиты, а само оглашение показаний допустимо только при условии, что обвиняемому (подсудимому) в предшествующей стадии была предоставлена возможность оспорить их.

«Важным является разъяснение судам, что правило о распределении обязанностей по доказыванию при рассмотрении ходатайства о признании доказательств недопустимыми, установленное ч. 4 ст. 235 УПК РФ для предварительного слушания, надо применять и в ходе судебного разбирательства», – отметил Игорь Пастухов. Также он положительно отозвался о разъяснении, согласно которому наличие в материалах дела судебного постановления о разрешении производства следственного действия или о законности такого действия, произведенного без предварительного разрешения суда, не освобождает государственного обвинителя от обязанности опровержения доводов стороны защиты о недопустимости полученных таким образом доказательств, если они приводятся в судебном заседании. Не менее важным эксперт назвал и то, что проектом не допускается допрос эксперта вместо производства дополнительной или повторной экспертизы, для назначения которой имеются основания.

В то же время адвокат МКА «Адвокатское партнерство», доцент кафедры уголовно-процессуального права МГЮА им. О.Е. Кутафина Анна Паничева считает, что некоторые разъяснения, содержащиеся в проекте, прямо нарушают принципы состязательности и равноправия сторон.

«Особенно явно обвинительный уклон рекомендаций прослеживается в пунктах постановления, разъясняющих действия суда, связанные с проверкой проведенных экспертных исследований, использованием специальных знаний в науке, технике, искусстве или ремесле, для оспаривания этих доказательств», – пояснила она, добавив, что проект постановления Пленума предлагает регулирование рассматриваемых вопросов, игнорируя продуманное и взвешенное толкование тех же самых проблем, имеющееся в Постановлении Пленума ВС РФ от 21 декабря 2010 г. № 28 «О судебной экспертизе по уголовным делам».

Анна Паничева обратила внимание на то, что в документе прослеживается стремление избавиться от такого доказательства, как заключение и показания специалиста. Так, в п. 17 проекта воспроизводится ч. 1 ст. 58 УПК РФ, но исключается начало нормативного определения: «Специалист – лицо, обладающее специальными знаниями», зато добавляется указание о том, что заключение специалиста не может подменять заключение эксперта.

«Акцент в этом пункте сделан на понимании специалиста как технического помощника (осмотр предметов, применение технических средств). Но закон указывает на существование разных участников уголовного судопроизводства, именуемых специалистами: это и лица, которые помогают вскрывать запертые помещения, взламывать сейфы, получать отпечатки, вести видеозапись и т.п. – т.е. технические помощники, обладающие определенными навыками, а специалисты, чьи заключения и показания представляют следствию и суду в порядке ч. 3 и 4 ст. 80 УПК РФ, – это лица, обладающие специальными знаниями, и их показания и заключения, полученные в судебном разбирательстве, являются доказательствами, которые подлежат оценке судом», – пояснила Анна Паничева.

Также эксперт отметила, что, вопреки прямому указанию ч. 4 ст. 271 УПК РФ, п. 18 проекта предписывает удовлетворять ходатайства о допросе явившегося в судебное заседание лица в качестве специалиста лишь в том случае, если оно ранее привлекалось к расследованию или судебному рассмотрению дела. Кроме того, она обратила внимание на то, что судьям дополнительно разъясняют необходимость проверки оснований, влекущих отвод специалиста, не упоминая о проверке таких же оснований применительно к экспертам.

«Между тем убеждение в том, что исследование, назначенное лицом или органом, обладающим властными полномочиями (следователем, судом), всегда является всесторонним и объективным, а эксперты – компетентными, является ошибочным. В сущности, рекомендации, содержащиеся в п. 18, позволят судам не допускать в судебное разбирательство лиц, которые смогут профессионально оспорить компетентность экспертов, научность примененных в экспертизах методик и прочего, так как специалист по ходатайствам защиты или представителей потерпевшего в подавляющем большинстве случаев на досудебных стадиях не допускается», – констатирует Анна Паничева.

Игорь Пастухов также негативно оценил разъяснения, касающиеся вопросов участия специалистов в судебном процессе: «Трудно согласиться с позицией, изложенной в п. 18, о правилах допроса специалиста в судебном заседании. Проектом предусматривается, что допрос специалиста об обстоятельствах производства следственного действия с его участием по вопросам, входящим в его профессиональную компетенцию, а также для разъяснения выраженного им суждения по этим вопросам проводится по правилам допроса свидетеля и с разъяснением специалисту его прав и ответственности, предусмотренных ст. 58 УПК РФ».

Такое толкование УПК РФ фактически игнорирует положения ч. 4 ст. 58 УПК РФ, в которой прямо указано, что специалист допрашивается именно об обстоятельствах, требующих специальных познаний, а также для разъяснения своего мнения. «Представляется, более правильным было бы указать, что при допросе специалиста по правилам ст. 58 УПК РФ в случае выяснения у него обстоятельств проведения следственных действий с его участием по аналогии также должны применяться положения ст. 56 УПК РФ. Хотелось бы, чтобы такое разъяснение были распространено и на допрос специалиста, привлеченного стороной защиты в случае необходимости выяснения у него обстоятельств его привлечения», – отметил Игорь Пастухов.

Также эксперт считает, что трудно признать обоснованным указание в п. 19 проекта, в котором разъясняется применение нового положения закона о невозможности отказа стороне защиты в ходатайстве о привлечении к участию в судебном разбирательстве специалиста, на право стороны обвинения на аналогичные действия со ссылкой на положение о равенстве прав сторон. «Хотелось бы напомнить, что новая ч. 2.1 ст. 58 УПК РФ была добавлена в текст закона именно ради уравновешивания прав стороны защиты с правами стороны обвинения», – пояснил он свою позицию.

К недостаткам проекта постановления Пленума ВС РФ Анна Паничева отнесла и то, что в документе не предпринято ничего для создания ясного представления о правилах допроса в судебном разбирательстве. «В УПК РФ отсутствует определение “наводящего вопроса” и не регламентируются различия в процедуре “прямого допроса” и “перекрестного допроса”, хотя эти понятия тесно связаны с запретом на постановку наводящих вопросов. Отсутствие нормативного регулирования этих важных положений влечет неопределенность, способствующую произвольному судейскому усмотрению при принятии решений о правильной постановке вопросов в судебном следствии. В ситуации, когда ни суд, ни стороны не могут опереться на легальные положения, можно наблюдать принятие судом различных решений в одинаковых случаях, что неизбежно порождает сомнения в справедливости судебного разбирательства, равенстве прав и состязательности сторон», – подчеркнула она.

Рассказать:
Дискуссии