×

Решение, меняющее практику

ВС РФ впервые признал возможность пересмотра дел российскими судами в связи с принятием решения договорным органом ООН по жалобе заявителя
Адвокат, представлявший интересы истца в Верховном Суде, отметил, что тот не ограничился общим утверждением о необходимости учитывать позиции договорных органов по правам человека, а прямо применил такое решение. Другой эксперт подчеркнул, что решение ВС РФ открывает новые перспективы для действенного восстановления нарушенных прав граждан.

24 июля Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ рассмотрела дело по заявлению гражданки М. о пересмотре по новым обстоятельствам решения Самарского районного суда от 20 августа 2012 г. по ее иску к предприятию о возложении обязанности в кратчайший срок создать условия труда и заключить трудовой договор.

Поводом для иска послужил отказ предприятия принять гражданку М. на работу на должность моториста-рулевого на теплоход, несмотря на то, что она имеет соответствующее образование и квалификацию, а ее кандидатура была предварительно одобрена. Из письменного мотивированного отказа следовало, что принять ее на должность не представляется возможным на основании п. 404 ч. XXXIII Перечня тяжелых работ и работ с вредными или опасными условиями труда, при выполнении которых запрещается применение труда женщин, утвержденного Постановлением Правительства РФ  от 20 февраля 2000 г. № 162, поскольку рабочее место моториста-рулевого по параметрам шума не соответствовало санитарным требованиям.

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении исковых требований М., апелляция оставила решение без изменения. Кассационной жалобы в ВС РФ не последовало.

После этого М., полагая, что в ее отношении нарушаются положения Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении  женщин, обратилась с жалобой в Комитет по ликвидации дискриминации в отношении женщин ООН. В феврале 2016 г. Комитет принял Мнение со следующими рекомендациями в адрес Российской Федерации: возместить заявителю понесенный ущерб, выплатить надлежащую компенсацию и обеспечить ей доступ к работам, для выполнения которых она имеет соответствующую квалификацию; пересмотреть и внести изменения в ст. 253 ТК РФ и периодически пересматривать и вносить изменения в ограничительный Перечень с тем, чтобы он включал лишь ограничения, необходимые для охраны материнства и создания особых условий для беременных женщин и кормящих матерей; поощрять и упрощать трудоустройство женщин в ранее запрещенных областях путем улучшения условий труда.

На основании принятого документа М. обратилась в Самарский районный суд с заявлением о пересмотре прежнего решения по ее иску по новым обстоятельствам на основании п. 4 ч. 4 ст. 392 ГПК РФ. Суд отказал в удовлетворении заявления, указав, что вынесенное Комитетом ООН Мнение нельзя признать новым обстоятельством, поскольку отсутствует вступившее в законную силу решение ЕСПЧ, в котором установлено нарушение Европейской конвенции.

Также суд сослался на принцип правовой определенности, указав, что ни одна из сторон не может требовать пересмотра окончательного и вступившего в законную силу постановления только в целях проведения повторного слушания и получения нового судебного постановления. «Полномочие вышестоящего суда по пересмотру дела должно осуществляться в целях исправления судебных ошибок, неправильного отправления правосудия, а не пересмотра по существу. Отступления от этого принципа оправданны, только когда являются обязательными в силу обстоятельств существенного и непреодолимого характера», – указал суд, добавив, что, исходя из содержания Мнения, оно не может повлечь отмену судебного постановления по новым обстоятельствам.

Апелляционная инстанция вновь поддержала выводы Самарского районного суда, в связи с чем М. обратилась в Верховный Суд с кассационной жалобой. Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ нашла выводы нижестоящих судов ошибочными, сделанными с нарушением норм права.

Судебная коллегия отметила, что, хотя возможность пересмотра вступивших в силу судебных постановлений на основе мнений и соображений комитетов ООН не урегулирована напрямую законом, Конституционный Суд в своем Определении от 28 июля 2012 г. № 1248-0 высказал правовую позицию относительно возможности пересмотра приговора по новым обстоятельствам на основании соображений Комитета по правам человека ООН. Кроме того, в п. 9 Постановления Пленума ВС РФ от 10 октября 2003 г. № 5 указано: при осуществлении правосудия суды должны иметь в виду, что неправильное применение судом общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации может являться основанием к отмене или изменению судебного акта.

«С учетом универсальности таких принципов уголовного и гражданского судопроизводств, как состязательность и равноправие сторон (часть 3 статьи 123 Конституции Российской Федерации), приведенная правовая позиция Конституционного Суда Российской Федерации может быть распространена на производство в судах общей юрисдикции по гражданским делам», – указал ВС РФ.

Таким образом, Суд пришел к выводу, что Мнение Комитета по ликвидации дискриминации в отношении женщин ООН, принятое по письменному обращению гражданина России и содержащее рекомендации для России об устранении нарушений Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин, обязательно для исполнения и может являться новым обстоятельством для пересмотра вступившего в законную силу судебного постановления в целях соблюдения прав и законных интересов гражданина, обратившегося в Комитет.

Также Верховный Суд указал, что вывод суда первой инстанции о том, что в силу принципа правовой определенности ни одна из сторон не может требовать пересмотра окончательного и вступившего в силу постановления, не соответствует нормам процессуального закона. «Пересмотр судебных постановлений по вновь открывшимся и новым обстоятельствам не противоречит принципу правовой определенности, а, напротив, способствует установлению оптимального баланса между данным принципом и принципом законности, соблюдение которого является одной из основных задач гражданского судопроизводства, названных в статье 2 ГПК РФ», – подчеркивается в определении ВС РФ.

Таким образом, коллегия определила удовлетворить заявление М. о пересмотре ее дела по новым обстоятельствам, решения судов, вынесенные в 2012 г., отменить и направить дело на новое рассмотрение.

В своем комментарии для «АГ» адвокат Дмитрий Бартенев, представлявший интересы М. в Верховном Суде, отметил, что тот впервые признал возможность пересмотра решений российских судов в связи с принятием решения договорным органом ООН по жалобе заявителя по аналогии с пересмотром судебных решений на основании постановления ЕСПЧ.

«Это не только подтверждает значимость международных норм о правах человека, но и является сигналом для более внимательного прочтения судами международных договоров по правам человека, которые нередко содержат положения, расходящиеся с российскими законами. Именно поэтому данное дело интересно тем, что Верховный Суд указал на необходимость применения решения международного контрольного органа по правам человека, несмотря на расхождение его позиции с выводами Конституционного Суда», – сказал адвокат, уточнив, что ранее КС РФ высказывался о допустимости ограничивать право женщин на труд в интересах охраны их здоровья.

По словам Дмитрия Бартенева, речь идет о фундаментально различных подходах к пониманию дискриминации в отношении женщин: «Если для КС РФ допустимо ограничивать право женщин на труд в интересах охраны их здоровья, то для Комитета ООН любые ограничения прав женщин по признаку пола – недопустимая дискриминация».

При этом адвокат отметил, что только практика покажет, можно ли считать вынесенное ВС РФ решение прецедентом. «Но важно то, что, в отличие от Конституционного Суда, Верховный Суд в данном деле не ограничился общим утверждением о необходимости учитывать позиции договорных органов по правам человека, а прямо применил такое решение», – заключил Дмитрий Бартенев.

Председатель президиума Коллегии адвокатов «Лапинский и партнеры» Владислав Лапинский назвал данное решение Верховного Суда долгожданным. «Суд приравнял по своим последствиям в целях пересмотра дел решения комиссий ООН и Европейского Суда по правам человека. До этого складывалась парадоксальная ситуация, когда при вынесении постановления ЕСПЧ дело пересматривалось, а при установлении тех же фактов комиссиями ООН дело пересмотру не подлежало. Ввиду этого граждане России просто не видели смысла в обращениях в комиссии ООН», – пояснил эксперт.

При этом Владислав Лапинский отметил, что сроки рассмотрения дел в ЕСПЧ и комиссиях ООН несопоставимы: пока ЕСПЧ рассматривает жалобу, актуальность поставленного вопроса зачастую утрачивается – фактически вместо восстановления прав граждане получают только денежную компенсацию и моральное подтверждение своей правоты. «В отличие от Европейского Суда в комиссиях ООН сроки рассмотрения соответствуют международным стандартам, и после принятия ими решений права граждан реально могут быть восстановлены. Поэтому данное решение Верховного Суда открывает новые перспективы для действенного восстановления нарушенных прав наших доверителей, а это можно только приветствовать», – считает он.

Рассказать: