×

Роль адвокатуры в примирительных процедурах

Президент ФПА отметил, что на данный момент большинство адвокатов не готовы активно участвовать в процессе примирения сторон судебного спора
Фото: Пресс-служба ФПА
О причинах этого Юрий Пилипенко рассказал на «Ковалевских чтениях – 2020» в ходе пленарной сессии «Примирение в праве: компромисс или уступка?»

13 февраля в рамках XVII Международной научно-практической конференции «Ковалевские чтения» прошла пленарная сессия «Примирение в праве: компромисс или уступка?», в ходе которой ученые-правоведы и юристы-практики обсудили возможности применения примирительных процедур и степень вмешательства государства в отношения конфликтующих сторон, сообщает пресс-служба Федеральной палаты адвокатов.

Модератором сессии выступил председатель Совета партнеров Адвокатского бюро LOYS, старший преподаватель кафедры уголовного права УрГЮУ Денис Пучков. Он предложил спикерам рассмотреть различные аспекты разрешения в том числе уголовных конфликтов, начав при этом с учета в процедуре примирения интересов потерпевшего. Второй модератор – заведующий отделом научно-практического центра проблем укрепления законности и правопорядка Генеральной прокуратуры Республики Беларусь Владимир Хомич отметил, что одним из способов волевого регулирования является право, содержащее элементы принуждения и насилия. Но право – это также то, о чем люди договариваются. Задав вопрос, почему же реальное право не выполняет свою функцию примирения, Владимир Хомич предложил «вернуться к человеческим истокам правоприменения и коммуникации». 

Вице-президент ФПА, первый вице-президент АП г. Москвы Генри Резник, рассуждая о природе компромисса, сделал вывод о том, что «проблема примирения выросла из признания кризиса уголовной юстиции», который был осознан давно, а в 60–70 гг. прошлого столетия это осознание еще больше укрепилось. Он отметил, что традиционное представление о роли наказания в борьбе с преступностью предполагает победу одной из сторон. Представление, что человечество может справиться с преступностью, доминировавшее при советской власти, по его мнению, – утопия, а попытки направить преступников на путь исправления потерпели крах. 

Генри Резник поставил вопросы о достижимости таких целей, как восстановление социальной справедливости и предупреждение преступности. Особенно в тех реалиях, когда Уголовный кодекс направлен только на наказание, когда признается «антиобщественная установка совершившего преступление», а попытки выйти на истинные причины преступности даже не предпринимаются. Спикер указал, что преступник не является носителем особых качеств, как правило, преступление – это реакция человека на условия жизни. «Безусловной целью социального и нравственного государства является минимизация уголовной репрессии», – подчеркнул он, добавив, что поэтому необходима минимизация уголовного наказания. 

«От задачи противостояния преступности мы перешли к охране прав и интересов потерпевшего», – заявил вице-президент ФПА. При таком подходе возможность примирения является продуктом осознания скромной роли наказания и предвестником восстановительного правосудия. 

Директор Института бихевиористских наук Глобального университета имени Ом Пракаш Джиндала, директор «Центра инновационного лидерства и изменений», «Центра виктимологии и психологических исследований» Санджив Сахни в начале своего выступления констатировал, что криминальная психология пытается прежде всего исследовать причины агрессии, приводящей к преступлениям, но практически нигде в мире не исследуется психологическое состояние жертвы. 

Рассказывая о судебной системе Индии, спикер отметил, что независимо от числа судов и правоохранительных органов, их будет недостаточно для удовлетворения потребности общества в снижении криминальной обстановки. К тому же существующие органы правопорядка далеки от совершенства, добавил он. Санджив Сахни также сообщил, что доля незанятых вакансий в судах Индии достигает 30%, из-за этого некоторые уголовные дела рассматриваются десятки лет, что наносит жертвам преступлений еще одну моральную травму. Что касается примирения, то оно, по мнению спикера, не всегда может достичь желаемого результата, не всегда люди доверяют юристам, которые берутся разрешать споры, к тому же на медиативные процедуры уходит очень много времени. 

Заведующий кафедрой криминологии и уголовно-исполнительного права МГЮА, заместитель председателя Научно-консультативного совета при ФПА РФ Игорь Мацкевич отметил, что при всей важности виктимологии необходимо изучать прежде всего личность преступника. Изменение условий жизни, научно-технический прогресс, появление искусственного интеллекта влияют на личность преступника, которая за последнее время изменилась радикально. 

По мнению спикера, в современном мире насилие становится непременным атрибутом преступления и даже образом жизни преступника, постепенно превращающегося из медийной персоны в медийного законодателя. Государство совершенно не готово к встрече с ним, отметил ученый, не способно разумно оценить преступника нового типа и общество. Не случайно террористу, убившему несколько десятков людей, Андерсу Брейвику приходит по почте все больше объяснений в любви, добавил он. Игорь Мацкевич сделал прогноз, что в недалеком будущем именно «позитивный социопат будет решать те проблемы, которые государство не в силах решить, чтобы защитить жертву». 

Заместитель министра юстиции РФ Денис Новак рассказал о планах Правительства РФ по развитию законодательства о медиации. Снижение конфликтности в обществе он назвал одной из приоритетных задач государства. Гражданин должен иметь возможность воспользоваться не только традиционными, но и альтернативными механизмами урегулирования спора. Именно они будут приобретать все большую популярность, так как позволяют не выносить личные проблемы на всеобщее обозрение. 

Читайте также
Законопроект ВС о примирительных процедурах
Эксперты обсуждают поправки Верховного Суда в Налоговый кодекс РФ в связи с совершенствованием примирительных процедур
31 Января 2020 Дискуссии

Денис Новак напомнил, что принятый в 2019 г. Закон о развитии примирительных процедур ввел фигуру судебного примирителя, уже утвержден первый список таких примирителей. Но параллельно законодателю следует подумать и о развитии медиации. Существующие сейчас нормы о медиации нуждаются в совершенствовании, полагает спикер, поскольку сейчас позволяют суду не учитывать заключенное медиативное соглашение. Необходимо усилить значение медиативных оговорок. В частности, подготовленный Минюстом законопроект предусматривает внесение изменений в процессуальные кодексы, где появится обязанность обратиться к медиации, если в заключенном сторонами договоре имеется соответствующая оговорка и одна из сторон настаивает на ее применении. Также готовится законопроект о развитии примирительных процедур в отношении несовершеннолетних. 

Представители деловых кругов, по словам заместителя министра юстиции РФ, сетуют на недостаток информации об имеющихся медиаторах и предлагают создать специальный государственный ресурс, содержащий такие сведения в открытом доступе. Денис Новак упомянул о «рывке» в развитии медиации с использованием института нотариата и назвал позитивным начавшийся процесс взаимодействия нотариусов с медиаторами. Он также обратил внимание на то, что теперь медиативное соглашение, удостоверенное нотариально, приобретает силу исполнительного документа. 

Председатель Арбитражного суда Уральского округа Ирина Решетникова рассказала о процедурах примирения в арбитражном правосудии. Она заявила, что в ХХI в. в гражданском процессе намечается тенденция развития примирительных процедур, однако она еще не популярна: в настоящее время мировыми соглашениями в арбитражных судах заканчивается 2% дел, в судах общей юрисдикции – 0,7%, в административных делах – 0,01%. 

Перенос споров из суда в другие инстанции, по ее словам, вызван не только интересом самих судов к процедуре примирения, но также добровольностью, бесплатностью и конфиденциальностью этой процедуры для сторон конфликта. Она сообщила, что Верховный Суд утвердил регламент судебных процедур и составил список примирителей. Однако в первом списке предусмотрено всего 5 судебных примирителей на каждый субъект РФ. Этого может быть недостаточно, считает спикер. 

По мнению Ирины Решетниковой, если в семейных спорах медиаторами могут быть не только юристы, то во всех арбитражных спорах примирителем должен быть профессиональный юрист, поэтому выбор бывших судей здесь представляется оправданным. Она выразила надежду, что судебное примирение будет хорошим подспорьем для разрешения как экономических, так и других споров. 

Президент Федеральной палаты адвокатов Юрий Пилипенко, говоря о месте и функциях адвоката в процедуре примирения, отметил, что адвокат должен помнить о своей роли независимого советника по праву. Однако, по его мнению, некоторые адвокаты, особенно молодые, «часто принимают на себя всю боль своих доверителей и отождествляют себя со своим клиентом, становясь субъектом конфликта. И это неправильно». Адвокаты должны уметь держать дистанцию со своими доверителями, «это необходимо хотя бы потому, что делает нашу профессию более безопасной», – пояснил спикер. 

Готовы ли адвокаты активно участвовать в процессе примирения? Отвечая на собственный вопрос, Юрий Пилипенко констатировал, что хотя ст. 7 Кодекса профессиональной этики адвоката обязывает к этому, большинство адвокатов не готовы к этому. Он пояснил, что помимо того, что еще не все они в достаточной степени владеют необходимыми для этого инструментами, есть и другие причины. В частности, сами доверители нередко требуют от адвоката только «чистой победы», полного разгрома противоположной стороны. Тем не менее ФПА, отметил Юрий Пилипенко, должна усилить работу по повышению уровня подготовки адвокатов к участию в примирительных процедурах. 

Кроме того, президент ФПА указал, что, согласно статистике, число уголовных дел в стране за последние годы существенно снизилось, и адвокаты, как представители одной из самых гуманных профессий, относятся к этому положительно. «В то же время хотелось бы, чтобы с учетом снижения уровня преступности и осуществления политики декриминализации, которую успешно проводит Верховный Суд, российским адвокатам нашлось чем заниматься, чтобы они были по-прежнему полезны обществу, чтобы их профессия была по-прежнему востребована, а интересы граждан с их помощью были все более защищены». 

Читайте также
Адвокатуру предложено прописать в главе 7 Конституции, посвященной судебной власти и прокуратуре
Федеральная палата адвокатов предлагает включить в нее положение о том, что адвокатура является независимой самоуправляемой частью правосудия, функции и организация которой определяются федеральным законом
04 Февраля 2020 Новости

По просьбе Дениса Пучкова Юрий Пилипенко высказал свое отношение к предложенным поправкам в Конституцию РФ, заявив, что в гл. 7 Конституции РФ следовало бы прописать роль и место российской адвокатуры. В этой главе речь идет о правосудии, которое не может функционировать без института адвокатуры. Принцип состязательности, являющийся базовым для российского правосудия, невозможно реализовать без участия адвокатов. Невозможен без участия защитников и суд присяжных. «Российская адвокатура достойна того, чтобы быть как минимум упомянутой в 7 главе Конституции РФ», –  считает он. 

Заведующий кафедрой гражданского процесса УрГЮУ, президент Нотариальной палаты Свердловской области Владимир Ярков говорил о концептуальных проблемах развития института медиации, остановившись главным образом на нотариальной медиации. Накопленный нотариатом за последнее десятилетие опыт позволил в прошлом году внести в законодательство изменения, расширяющие участие нотариуса в медиативных процедурах. 

Для нотариуса участие в согласительных процедурах – это оказание квалифицированной юридической помощи, подчеркнул Владимир Ярков. Судебные процедуры все больше уходят в интернет-пространство, где судья в принципе не видит представителей сторон. При медиации люди хотят, чтобы их выслушали, выяснили их позицию, что в принципе свойственно профессии нотариуса, нередко выполняющего функции «юридического исповедника». В силу закона нотариус должен быть беспристрастным, учитывать интересы всех сторон, участвующих в совершении нотариального действия, соблюдать нотариальную тайну. Следовательно, он готов при участии медиатора эффективно выполнять свою часть работы, предусмотренной Федеральным законом об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника, при этом нотариальное удостоверение придает исполнительную силу медиативному соглашению. 

В завершение сессии заместитель председателя Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству Александр Башкин отметил, что возможность примирения заложена в Конституции РФ, предусматривающей защиту прав человека государством и право гражданина защищать свои права самостоятельно. Нужно найти новые пути разрешения споров, что и пытается делать законодатель. Насколько возможно вводить процедуры примирения в различные сферы, в том числе уголовную, везде ли они могут быть эффективными? Ответы на эти вопросы законодатель ждет от ученых и практиков, в том числе выступавших на данной конференции, заявил сенатор.

Рассказать:
Дискуссии
«Ковалевские чтения - 2020»
«Ковалевские чтения - 2020»
Адвокатура, государство, общество
18 Февраля 2020