×

Широкие возможности для произвола

Эксперты раскритиковали необоснованные и противоречащие Конституции РФ меры по противодействию терроризму
Совет при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека (СПЧ) обнародовал экспертное заключение на так называемый антитеррористический пакет Яровой и Озерова.


В экспертном заключении на ряд федеральных законов, принятых в целях совершенствования правового регулирования в сфере противодействия терроризму, в частности, напоминается, что еще при рассмотрении этих законопроектов в первом чтении СПЧ указывал на необходимость использовать для усиления борьбы с терроризмом и экстремизмом «только действительно адекватные правовые средства, исключающие необоснованное ограничение прав и свобод человека и гражданина».

Хотя замечания Совета частично были учтены, в окончательном варианте законов появились и некоторые новые положения, вызывающие критику и требующие корректировки.

Так, например, поправки в УК РФ позволяют привлечь к уголовной ответственности иностранцев и лиц без гражданства в случаях, когда это допускается не только международным договором, но и «иным документом международного характера». А круг таких документов не определен, что не соответствует требованию точности уголовно-правового закона и допускает произвольное распространение уголовно-правовой юрисдикции Российской Федерации на совершенные за ее пределами деяния.

Введение в УК РФ новой ст. 205.6 «Несообщение о преступлении» фактически означает криминализацию бездействия. Но, подчеркивается в заключении, «бездействие может быть уголовно наказуемо только в случае, если на лицо возлагается юридическая обязанность действовать, лицо знает об этой обязанности и способно ее выполнить». Тогда как принятая норма «создает широкие возможности для произвола и злоупотреблений при привлечении к ответственности», считают в СПЧ.

Расширение установленного в ч. 2 ст. 20 УК РФ круга преступлений, ответственность за которые наступает с 14-летнего возраста, по мнению законодателя, ликвидирует имеющийся пробел. Как указывалось в пояснительной записке к проекту, уголовный закон должен исходить из объективно возможного полного осознания несовершеннолетним с этого возраста особой общественной опасности таких деяний. Однако СПЧ указывает, что такая позиция «не соответствует действительности, не согласуется с существующими криминологическими и уголовно-правовыми исследованиями и статистикой и, более того, не учитывает существовавшие и ранее достаточные возможности преследования за тяжкие преступления с 14-летнего возраста».

В СПЧ считают, что в принятых законах не обосновано повышение низших и тем более максимальных пределов наказания по многим составам преступлений, а введенное законом дублирование уголовно-правовых составов не имеет разумных оснований и порождает противоречивую практику, существенно ослабляются имеющиеся гарантии конституционных прав граждан в ходе уголовного судопроизводства. Все это, как сказано в заключении, нельзя оправдывать необходимостью дополнительных мер противодействия терроризму, «явно свидетельствует о дефектной законодательной технике», а в ряде случаев противоречит Конституции РФ.

Поправки в Федеральный закон «О противодействии терроризму» и отдельные законодательные акты, вводящие «непомерные и опасные для общества требования к провайдерам телефонной и электронной коммуникации», представляют собой, как сказано в заключении, «беспрецедентное покушение на неприкосновенность личной жизни граждан». К тому же хранение огромных массивов данных чрезмерно дорого, и эти расходы лягут в конечном счете на плечи потребителей услуг связи и интернета, то есть всех граждан России. А утечка данных на «черный рынок» создаст большую угрозу и отдельным гражданам, и общественной безопасности.

В целом, как полагает СПЧ, «регулирование, влекущее ограничения многих конституционных прав, не является соразмерным, адекватным по отношению к возможной его эффективности в качестве меры по противодействию терроризму и обеспечению общественной безопасности».

Что касается поправок (в Закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» и в КоАП РФ), связанных с регулированием миссионерской деятельности, то они, как указывает СПЧ, приняты второпях, производят впечатление нечетких и чреватых произвольным правоприменением. Их предлагается выделить из принятого регулирования и разрабатывать заново, причем в качестве предмета самостоятельной законопроектной работы, при условии, если Правительство РФ сочтет это необходимым.

Серьезные критические замечания к принятым антитеррористическим поправкам ранее высказывались в «АГ» членом Экспертно-правового совета при СПЧ Татьяной Марковой, заметившей, что «статья УК РФ, которую общественность окрестила “статьей за недоносительство”, противоречит и Конституции РФ, и здравому смыслу». «Во-первых, данная норма фактически предполагает, что каждый человек должен обладать знаниями в области уголовного права. Например, понимать, что такое призыв к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма. Однако даже не все юристы способны верно квалифицировать такие действия, не говоря уже о гражданах. Во-вторых, данная норма содержит санкцию за неисполнение обязанности, которой, по сути, у граждан и нет, ведь ни один нормативный акт не возлагает обязанность сообщать о преступлении», – пояснила Татьяна Маркова.


Рассказать: