×

Скриншот СМС-переписки может быть доказательством наличия трудовых отношений между сторонами

Верховный Суд указал, на что должны обращать внимание суды при рассмотрении споров о признании гражданско-правовых отношений трудовыми
Фото: «Адвокатская газета»
Эксперты «АГ» поддержали выводы ВС РФ. По мнению большинства из них, определение окажет существенное влияние на практику разрешения трудовых споров, возникающих из-за уклонения работодателей от заключения трудового договора в установленном законом порядке.

13 мая Верховный Суд РФ вынес Определение № 69-КГ19-4 по делу об оспаривании договора аренды транспортного средства, заключенного организацией с водителем в обход трудового законодательства.

Обстоятельства дела

В декабре 2016 г. Денис Чирков (арендатор) и ООО «Авторынок 1» (арендодатель) заключили договор аренды транспортного средства (без экипажа). По его условиям арендодатель предоставил арендатору автомобиль с прицепом без оказания услуг по его управлению и технической эксплуатации для осуществления грузоперевозок на территории РФ. Ежемесячная арендная плата по такому договору составила 200 тыс. руб. В марте 2017 г. стороны перезаключили договор на аналогичных условиях. Через несколько месяцев общество выдало Денису Чиркову справку о том, что он работает там водителем с декабря 2016 г., а его зарплата за последние полгода составила около 10 тыс. руб. в месяц.

В сентябре 2017 г. гражданин направил в компанию заявление об увольнении с просьбой направить ему трудовую книжку, а также о перечислении зарплаты на его счет. Зарплата выплачена не была, а трудовая книжка была прислана без записей о трудоустройстве и увольнении. Вместо этого, спустя три месяца организация направила ему претензию об оплате задолженности по договору аренды ТС на сумму 1,2 млн руб. за период с 20 марта по 20 сентября 2017 г. Впоследствии «Авторынок 1» обратился в суд с иском к Денису Чиркову на эту же сумму.

Ответчик не признал исковые требования и подал встречный иск, в котором просил суд признать договор аренды ТС ничтожной сделкой, установить факт трудовых отношений между ним и обществом, а также взыскать с последнего компенсацию морального вреда в размере 100 тыс. руб.

В обоснование встречного иска Денис Чирков указал, что в декабре 2016 г. он написал заявление о приеме на работу в ООО «Авторынок 1» на должность водителя. Однако трудовой договор с ним заключен не был, приказ о приеме на работу не издавался. Вместо этого организация предложила ему заключить договор аренды транспортного средства для работы в качестве водителя автомобиля. Необходимость заключения такого договора общество мотивировало отсутствием для владельца транспортного средства обязанности устанавливать тахограф, нести расходы и оплачивать систему «Платон», совершать обязательные платежи при осуществлении услуг коммерческих грузоперевозок.

По заявлению Дениса Чиркова, стороны не соблюдали условия заключенного договора аренды в силу фактического отсутствия волеизъявления на его заключение. Обязательное страхование ответственности владельца транспортного средства осуществляло ООО «Авторынок 1», хотя по условиям договора эта обязанность была возложена на арендатора. В подтверждение своих доводов Денис Чирков ссылался на следующие доказательства: договор-заявку на перевозку грузов, в котором он был указан в качестве водителя; скриншот СМС-переписки с исполнительным директором ООО «Авторынок 1» и справку о размере своей зарплаты за полгода.

С учетом изложенного гражданин указал, что спорный договор аренды транспортного средства является притворной сделкой, фактически прикрывающей трудовые отношения. Денис Чирков утверждал, что поскольку он работал в качестве водителя общества и осуществлял от имени последнего грузоперевозки, ему полагалась зарплата, которую он получил в итоге в неполном объеме.

Суды разошлись в оценках доказательств по делу

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении иска общества и частично удовлетворил встречный иск Дениса Чиркова. Спорный договор был признан ничтожной сделкой ввиду ее притворного характера, фактически прикрывающей трудовые отношения. К данной сделке суд применил правила, относящиеся к трудовому договору, и установил факт трудовых отношений между организацией и Денисом Чирковым в должности водителя с 1 декабря 2016 г. по 30 сентября 2017 г. В удовлетворении остальной части встречного иска было отказано.

Свое решение суд обосновал тем, что стороны не заключали между собой договор аренды ТС, который бы порождал у них определенные обязанности друг перед другом, поэтому фактической обязанности гражданина перед обществом осуществлять арендные платежи не существовало. С момента перезаключения договора и до направления Денису Чиркову претензии о погашении задолженности по арендной плате общество не требовало оплаты по договору и не просило вернуть транспортное средство в связи с невнесением арендных платежей. При этом суд принял во внимание представленные Чирковым доказательства.

Однако в дальнейшем апелляция отменила решение первой инстанции и приняла новое решение по делу, удовлетворив иск ООО в полном объеме и отказав во встречном иске. Апелляционный суд обосновал свое решение тем, что организация не принимала в отношении гражданина кадровые решения (в частности, не издавала приказ о приеме его на работу, не заключала с ним трудовой договор), а значит, между сторонами имелись именно гражданско-правовые отношения, а не трудовые.

Указав, что Денис Чирков не представил бесспорных и достаточных доказательств притворности договора аренды и нахождения его в трудовых отношениях с ООО «Авторынок 1», суд апелляционной инстанции взыскал с гражданина задолженность по договору аренды транспортного средства в размере 1,2 млн руб.

Выводы ВС РФ

Ссылаясь на незаконный характер решения апелляции, Денис Чирков обратился с кассационной жалобой в Верховный Суд РФ, Судебная коллегия по гражданским делам которого нашла ее обоснованной.

Коллегия напомнила, что порядок признания трудовыми отношениями отношений, связанных с использованием личного труда, которые были оформлены договором гражданско-правового характера, регулируется ст. 191 ТК РФ. Согласно указанной норме спорные отношения могут быть признаны трудовыми в судебном порядке. При этом все неустранимые сомнения при рассмотрении судами таких споров толкуются в пользу наличия трудовых отношений.

Со ссылкой на Определение КС РФ от 19 мая 2009 г. № 597-0-0 и Постановление Пленума ВС РФ от 17 марта 2004 г. № 2 Судебная коллегия пришла к выводу, что апелляционный суд неверно применил нормы трудового законодательства в рассматриваемом деле. Так, апелляция ошибочно отдала приоритет юридическому оформлению отношений между сторонами, не выясняя при этом действительное наличие между ними признаков трудовых отношений и трудового договора. Вторая инстанция, как указал ВС, также не стала выявлять наличие со стороны общества злоупотреблений при заключении договора аренды транспортного средства вопреки намерению работника как экономически более слабой стороны заключить трудовой договор.

Верховный Суд также указал, что апелляционный суд не установил все существенные для спора обстоятельства, не оценил совокупно имеющиеся в деле доказательства и не дал оценки заключенному между сторонами договору аренды транспортного средства с учетом положений ГК РФ. Кроме того, Суд обратил внимание на ошибочный вывод апелляции о том, что Денис Чирков должен был доказать наличие между ним и ответчиком трудовых отношений.

Как пояснил ВС, договор аренды транспортного средства без экипажа отличается от трудового договора предметом договора и тем, что арендодатель сохраняет положение самостоятельного хозяйствующего субъекта. «В то время как по трудовому договору работник принимает на себя обязанность выполнять работу по определенной трудовой функции (специальности, квалификации, должности), включается в состав персонала работодателя, подчиняется установленному режиму труда и работает под контролем и руководством работодателя; арендатор по договору аренды транспортного средства без экипажа работает на свой риск, а лицо, работающее по трудовому договору, не несет риска, связанного с осуществлением своего труда», – отмечено определении.

В этой связи Верховный Суд отменил определение апелляции, возвратив ей дело на новое рассмотрение. При новом рассмотрении апелляции рекомендовано учесть разъяснения, содержащиеся в Постановлении Пленума ВС РФ от 29 мая 2018 г. № 15.

Значимость для практики

Читайте также
Пленум ВС принял постановление о трудовых отношениях на микропредприятиях
Верховный Суд разъяснил применение законодательства при рассмотрении трудовых споров работодателей – физлиц и микропредприятий с их сотрудниками
29 Мая 2018 Новости

Комментируя определение Верховного Суда, адвокат международной коллегии адвокатов «Санкт-Петербург» Сергей Краузе заметил, что содержащиеся в нем выводы не являются революционно новыми. «Скорее, в данном необычном деле ВС смог очень четко показать, как следует применять нормы материального и процессуального права. Выводы Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ совершенно логичны и аргументированны», – пояснил он.

По мнению Сергея Краузе, правоприменительная практика за последние годы показывает, что работодатели стараются все более умело маскировать трудовые отношения: «Если ранее вместо трудового договора работнику предлагали заключить договор оказания услуг или подряда, то теперь в ходу договоры, еще более далекие от трудовых (например, как в данном случае, договор аренды). Такого рода изобретательность работодателей помогает им избегать ответственности, предусмотренной ТК РФ, или, по крайней мере, существенно затрудняет ее применение».

Эксперт отметил, что определение ВС РФ отвечает на несколько существенных вопросов. «Так, Верховный Суд указал на необходимость отдавать предпочтение фактическому характеру возникших правоотношений, по сравнению с их юридическим оформлением. Это означает, что при анализе сделки на предмет ничтожности в форме притворности необходимо, прежде всего, проверять совпадение воли и волеизъявления сторон. В данном случае в сделке выявлен порок воли, поскольку обе стороны преследовали иные цели, чем те, что предусмотрены договором аренды транспортного средства», – уточнил Сергей Краузе.

Он также обратил внимание на важный вывод и в области толкования процессуального права. «Верховный Суд фактически указал, что при распределении обязанностей по доказыванию следует учитывать, что оформлением трудового договора должен заниматься работодатель, а не работник, следовательно, возлагать на последнего обязанность представить бесспорные и достаточные доказательства нахождения в трудовых отношениях – неправомерно. Сам по себе факт выполнения гражданином работ по заданию юридического лица за плату устанавливает презумпцию наличия трудовых отношений. Это соответствует и рекомендации МОТ № 198 от 15 июня 2006 г. о трудовом правоотношении», – заключил адвокат.

По словам Сергея Краузе, данное определение ВС окажет существенное влияние на практику разрешения трудовых споров в тех случаях, когда такие споры возникают из-за уклонения работодателей от заключения трудового договора в установленном законом порядке.

Старший юрист корпоративной и арбитражной практики «Качкин и Партнеры» Ольга Дученко пояснила, что при рассмотрении дел, связанных с установлением факта трудовых отношений, суды проверяют, имеют ли отношения истца и ответчика признаки трудовых. Например, выполнял ли истец трудовую функцию под контролем другой стороны и как часто, подчинялся ли правилам внутреннего трудового распорядка, имел ли доступ в офис, выплачивалось ли ему вознаграждение, предоставлялись ли инструменты и оборудование для работы и т.д.

«При этом в распоряжении истца редко бывают документы, подтверждающие наличие трудовых отношений. Ведь трудовой договор не оформляется, с внутренними актами компании такого работника под подпись не знакомят, зарплату выплачивают в конверте, иногда его должности даже нет в штатном расписании. Как правило, при отсутствии доказательств, подтверждающих наличие трудовых отношений, суды отказывают в удовлетворении требований. Однако в последние годы наметился тренд против формального подхода к оценке доказательств по таким спорам», – подчеркнула Ольга Дученко.

По словам юриста, в рассматриваемом деле Верховный Суд придал значение «нестандартным» доказательствам: скриншоту СМС-переписки с сотрудником работодателя; поведению сторон (тому, что они не соблюдали условия заключенного между ними договора гражданско-правового характера, поскольку фактически у них отсутствовало волеизъявление на его заключение). «Сложно не согласиться с выводами Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ. Думаю, они положительно повлияют на судебную практику, доказывать факт наличия трудовых отношений работникам будет проще», – полагает Ольга Дученко.

Юрист практики трудового права АБ «ЕПАМ» Ольга Тянгаева полагает, что Верховный Суд продолжает развивать подход, который был им изложен в Постановлении Пленума от 29 мая 2018 г. № 15. «Пленум ВС ориентировал суды в делах о признании отношений трудовыми руководствоваться, в первую очередь, не документами, которыми отношения с работником оформлены (в частности, трудовым договором, приказами, штатным расписанием). Оформление этих документов – обязанность работодателя, которую он может не исполнить (или просто отказаться приносить в суд доказательства, свидетельствующие против него самого)», – пояснила эксперт.

«Из определения ВС и постановления Пленума следует, что любые средства доказывания, которые предусмотрены процессуальным законодательством, могут быть использованы для подтверждения трудовых отношений. Необходимо помнить, что работнику достаточно поставить под сомнение факт отсутствия трудовых отношений, а не доказывать все признаки трудовых отношений. В силу ст. 19.1 ТК РФ все неустранимые сомнения должны трактоваться судами в пользу наличия трудовых отношений», – отметила Ольга Тянгаева.

По ее словам, Верховный Суд настраивает суды и истцов использовать любые, даже косвенные и самые незначительные доказательства наличия трудовых отношений: «Это могут быть визитки, информация о работнике с сайта, подпись работника в корпоративной электронной почте, пропуск на работу, данные учетной записи работника, график работы, переписка с руководителем, аудио- и видеозаписи, свидетельские показания». Эксперт отметила, что все эти доказательства могут свидетельствовать о том, что работник был включен в коллектив компании, осуществлял деятельность не самостоятельно, а под руководством и управлением работодателя.

«По нашему опыту работники часто приносят в суд переписку о согласовании отпусков и отсутствии на работе, справки, выданные им для консульства или ипотеки, документы о направлении в командировку за счет компании, информацию о прохождении обучения и тренингов. В одном нашем деле работник приносил в суд фотографии с руководителем, которые сделал на выставке, когда он работал на стенде компании. Для водителей будут актуальны документы о направлении на медицинский осмотр, о прохождении инструктажей, путевые листы», – пояснила Ольга Тянгаева.

По ее словам, особое внимание работодателям нужно обратить на бухгалтерские документы. «Сотрудники юридических отделов компаний ими не занимаются, а в судах они часто всплывают и могут разрушить всю позицию. В нашей практике было дело, когда доверитель принес в суд распечатки с банковских карт и выписки по счету. Операции по перечислению ему денежных средств назывались “аванс по заработной плате” и “заработная плата”. Кроме того, по справкам 2-НДФЛ было видно, что выплаты ему производились по “зарплатным кодам”. Перечисление выплат в качестве заработной платы подтвердили и сведения, представленные в суд по запросу из ФНС», – рассказа Ольга Тянгаева.

Рассказать: