×

Смягчение наказания – не повод усомниться в законности приговора

Верховный Суд отменил постановление суда кассационной инстанции, основанное на ошибочном выводе о немотивированности ходатайства прокурора о смягчении наказания
Эксперты поддержали позицию ВС РФ, отметив, что данное дело является примером ответственной работы адвоката, а также подтверждает, что на сегодняшний день прокуратура нацелена не на законное обвинение, а на суровые наказания.

Гражданин Т. обвинялся в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 и 4 ст. 159 УК РФ, однако по ходатайству прокурора его деяния были переквалифицированы по ч. 1 и 2 ст. 159.4 УК РФ. В результате Т. был признан виновным в совершении этих преступлений и приговорен к штрафу в размере 700 тыс. рублей. При этом в связи с объявлением амнистии он был освобожден от назначенного наказания со снятием судимости.

Суд апелляционной инстанции оставил приговор без изменения. Однако президиум областного суда отменил решения нижестоящих инстанций и направил уголовное дело в отношении Т. на новое судебное рассмотрение. Кассационная инстанция, ссылаясь на правовую позицию Конституционного Суда РФ, высказанную в Постановлении от 8 декабря 2003 г. № 18-П, указала, что государственный обвинитель на стадии судебного следствия, ходатайствуя о переквалификации действий подсудимого, т.е. об изменении обвинения в сторону смягчения, фактически не мотивировал свое ходатайство. Кроме того, президиум суда указал, что ходатайство не было обсуждено с участниками судебного заседания со стороны обвинения и защиты. По мнению кассации, это свидетельствовало о нарушении судом первой инстанции конституционных принципов правосудия, закрепленных в ст. 6 и 15 УПК РФ, ст. 123 Конституции РФ, и является основанием для отмены судебных решений в отношении Т.

По итогам нового рассмотрения Т. был осужден за совершение преступлений по ч. 3, 4 ст. 159 УК РФ и приговорен к 6 годам лишения свободы. Апелляционным определением приговор оставлен без изменения.

В кассационных жалобах, направленных в Верховный Суд, осужденный и его адвокат просили отменить постановление президиума областного суда и последующие судебные решения и оставить без изменения первый приговор. Они указали, что в протоколе судебного заседания содержится полное выступление государственного обвинителя в прениях, где дана оценка действиям Т. и приведены мотивы, связанные с необходимостью переквалификации его действий. При этом потерпевшие и их представители, выступавшие после государственного обвинителя, имели возможность выразить свое мнение в отношении предлагаемой переквалификации действий Т., но не сделали этого, а сторона защиты при выступлении в прениях также высказала свое мнение по данному вопросу.

Рассмотрев кассационные жалобы, Судебная коллегия по уголовным делам ВС РФ сочла их подлежащими удовлетворению. ВС РФ указал, что, согласно протоколу судебного заседания, гособвинитель изменил обвинение в сторону смягчения не в ходе судебного следствия, а по его окончании, на стадии прений сторон, что он мотивировал и обосновал свое решение со ссылками на исследованные доказательства и нормы закона. После выступления государственного обвинителя слово было предоставлено участвовавшим потерпевшим и адвокату одного из них, которые возражений не высказали. Изложенная государственным обвинителем позиция по поводу переквалификации действий Т. была также оценена стороной защиты, которая высказала свое мнение.

ВС РФ указал, что суд первой инстанции, принимая решение о переквалификации действий Т. на менее тяжкие составы преступлений, не ограничился формальной ссылкой на изменение обвинения в сторону смягчения, а проанализировал исследованные доказательства и мотивировал свои выводы. Суд апелляционной инстанции также проанализировал исследованные доказательства и сделал вывод о правильности квалификации действий Т. Таким образом, выводы президиума областного суда о допущенных нарушениях не основаны на фактических обстоятельствах.

С учетом изложенного Судебная коллегия отменила постановление президиума областного суда и все последующие судебные акты и направила дело на новое кассационное рассмотрение.

Адвокат АБ «ЗКС» Алексей Новиков отметил, что определение ВС РФ основано на выявленных нарушениях процедуры принятия решения одной из судебных инстанций, которые относятся к техническим ошибкам и в настоящее время нередки. По его словам, указание в определении ВС РФ о том, что выводы президиума областного суда не основаны на фактических обстоятельствах, может свидетельствовать о формальном подходе без досконального изучения материалов уголовного дела данной судебной инстанцией. По мнению Алексея Новикова, определение вряд ли имеет судьбоносный характер, однако теоретически может улучшить позицию стороны защиты.

Председатель МКА «Солдаткин, Зеленая и партнеры» Дмитрий Солдаткин обратил внимание, что ВС РФ, исключив неверное толкование закона нижестоящими судами, вынес редкое по нынешним временам определение по уголовному делу о мошенничестве, согласившись с тем, что применение уже утратившей силу и более мягкой ст. 159.4 УК РФ было возможно при сложившихся обстоятельствах.

Партнер АБ «Бартолиус» Сергей Гревцов назвал анекдотичным тот факт, что именно прокуратура области оспаривала квалификацию в приговоре, к которой пришел суд на основании позиции государственного обвинителя по делу. «И это несмотря на то, что потерпевшие не возражали против квалификации действия обвиняемого как мошенничества, сопряженного с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности», – отметил он.

Сергей Гревцов назвал дело примером ответственной работы адвоката и того, что крайне важно внимательно читать не только материалы дела, но и протоколы судебного заседания. Помимо этого, по его словам, ситуация подтверждает то, что на сегодняшний день прокуратура нацелена не на законное обвинение, а на суровые наказания – именно этим мотивом, по мнению Сергея Гревцова, руководствовался прокурор, который обратился с кассационным представлением в президиум областного суда.

Рассказать: