×

Снижение оплаты подрядных работ из-за несвоевременной их сдачи не является сделкой с предпочтением

ВС пояснил, что действия заказчика по вычету неустойки из выплаты подрядчику в связи с несвоевременной сдачей им работ не являются основанием для признания недействительными действий по сальдированию как сделки с предпочтением
Эксперты «АГ» разошлись в оценке выводов Суда. По мнению одного из них, правовая позиция ВС РФ подробна и ясна, а потому она, вероятно, устранит неопределенность при разрешении аналогичных споров. Другой эксперт полагает, что в рассмотренном споре заказчик должен был оплатить всю стоимость выполненных работ, а требование о взыскании неустойки ему следовало озвучить в деле о несостоятельности подрядчика.

29 августа Верховный Суд РФ вынес Определение № 305-ЭС19-10075 по делу о взыскании конкурсным управляющим подрядчика-банкрота неустойки, вычтенной заказчиком из оплаты подрядных работ в связи с несвоевременной их сдачей. 

В 2015 г. ФГБОУ «Ульяновский институт гражданской авиации имени главного маршала авиации Б.П. Бугаева» (заказчик) и ООО «Родина техник» (подрядчик) заключили государственный контракт на ремонт винтов самолетов стоимостью в 4,1 млн руб. По условиям госконтракта, работы следовало сдать до 20 декабря 2015 г., за нарушение сроков их сдачи господрядчик уплачивал пени, которые могли быть вычтены заказчиком из оплаты.

Далее институт перечислил обществу авансовый платеж в размере 1,2 млн рублей. Господрядчик сдал работы с просрочкой в 159 дней, они были приняты заказчиком по акту приема-передачи без замечаний по объему и качеству. После этого институт перечислил обществу в счет оплаты выполненных работ еще 704 тыс. рублей. 

В сентябре 2017 г. общество признали банкротом в судебном порядке. Его конкурсный управляющий направил институту претензию, в которой потребовал погасить остаток задолженности по госконтракту на сумму 2,1 млн рублей. Институт счел претензию необоснованной и сообщил, что в связи с допущенной подрядчиком просрочкой выплачиваемая ему сумма была уменьшена на сумму неустойки.

Впоследствии конкурсный управляющий общества Андрей Лукьянов обратился в суд с заявлением о признании недействительной сделки по прекращению взаимных обязательств общества и института на сумму 2,1 млн руб. В обоснование своих требований заявитель ссылался на то, что институт совершил одностороннюю сделку по зачету требования подрядчика об оплате выполненных работ против требования заказчика о выплате неустойки за нарушение срока выполнения этих же работ. Таким образом, конкурсный управляющий намеревался признать спорную сделку недействительной как сделку с предпочтением на основании ст. 61.3 Закона о банкротстве.

Арбитражный суд отказался удовлетворять заявление конкурсного управляющего. В своем определении суд указал, что основанные на договорном условии спорные действия заказчика не являются сделкой, оспоримой на основании ст. 61.3 Закона о банкротстве.

Тем не менее апелляция отменила определение суда первой инстанции, признав недействительной спорную сделку. Задолженность сторон по госконтракту была восстановлена на сумму 2,1 млн рублей. Вторая инстанция выявила, что действия по вычету неустойки были совершены институтом в момент перечисления господрядчику последней суммы платежа, то есть менее чем за месяц до возбуждения дела о банкротстве общества. Таким образом, апелляция сочла, что данные действия являются недействительными в силу п. 2 ст. 61.3 Закона о банкротстве как повлекшие предпочтительное удовлетворение требования института о выплате ему финансовых санкций по отношению к требованиям других кредиторов. Впоследствии окружной суд поддержал выводы апелляционного суда.

В кассационной жалобе в Верховный Суд РФ институт оспорил судебные акты апелляционной и кассационной инстанций.

Изучив материалы дела № А40-151644/2016, высшая судебная инстанция подчеркнула, что общество и институт согласовали срок выполнения работ и их цену. В подрядных отношениях стороны обычно исходят из того, что потребность заказчика в наиболее быстром выполнении работ повышает цену этих работ. Следовательно, при вступлении в договор общество не имело разумных ожиданий относительно того, что цена сделки осталась бы неизменной и в том случае, если бы институт устроил более продолжительный срок ремонта винтов самолетов.

Со ссылкой на ряд положений ГК РФ Суд напомнил, что обязательственное правоотношение по договору подряда состоит из двух основных встречных обязательств подрядчика и заказчика. Соответственно, просрочка подрядчика в выполнении работ не позволяет признать его лицом, которому действительно причитаются денежные средства в размере всей договорной цены. 

«Поскольку согласованные в договоре подряда предоставления общества (подрядчика) и института (заказчика) презюмируются как равные (эквивалентные): 4 017 509 руб. 90 копеек за доброкачественный ремонт винтов самолетов, произведенный в срок до 20 декабря 2015 г., просрочка подрядчика в выполнении ремонтных работ порождает необходимость перерасчета итогового платежа заказчика путем уменьшения цены договора на сумму убытков заказчика, возникших вследствие просрочки. Подобное сальдирование происходит в силу встречного характера основных обязательств заказчика и подрядчика», – отмечено в определении ВС РФ.

При этом Верховный Суд отметил, что действия, направленные на установление вышеуказанного сальдо взаимных предоставлений, не являются сделкой, которая может быть оспорена в рамках ст. 61.3 Закона о банкротстве. Ведь в случае сальдирования отсутствует такой квалифицирующий признак (получение заказчиком какого-либо предпочтения), так как причитающуюся подрядчику итоговую денежную сумму уменьшает сам подрядчик своим ненадлежащим исполнением основного обязательства, а не заказчик, констатировавший факт сальдирования. В обоснование своей позиции ВС РФ сослался на абз. 4 п. 13 Постановления Пленума ВАС РФ от 23 июля 2009 г. № 63 о текущих платежах по денежным обязательствам в деле о банкротстве.

Кроме того, Суд указал, что общество не оспаривало недобросовестность действий института при определении сальдо, их направленность на причинение вреда имущественным правам кредиторов или несоразмерность учтенной неустойки. «Само же по себе применение при сальдировании неустойки в качестве упрощенного механизма компенсации потерь кредитора, вызванных ненадлежащим исполнением должником основного обязательства, не является основанием для признания недействительными действий по сальдированию как сделки с предпочтением», – резюмировал Суд.

С учетом изложенного Верховный Суд своим Определением отменил судебные акты апелляции и кассации, оставив в силе определение суда первой инстанции.

Комментируя определение ВС, адвокат КА «ЮрПрофи» Илья Лясковский отметил его мотивировочную часть. «В ней Судебная коллегия постаралась придать верное наполнение терминам “сделка” и “зачет”. В рассмотренном деле широкое понимание сделки нарушило баланс положения сторон, что ощущалось интуитивно, но, при буквальном толковании закона, казалось правомерным», – полагает он. 

По словам эксперта, Верховный Суд противопоставил такому толкованию следующие мотивы. «Так, применяемая по договору неустойка – в своем роде способ определения договорной цены (нет несправедливости в уменьшении платы за несвоевременно выполненные работы); действия по определению итоговой оплаты работ с учетом просрочки подрядчика не являются зачетом. Применительно ко второму мотиву ВС РФ использует уже применявшийся при разрешении экономических споров термин “сальдирование”, он предназначен подчеркнуть, что заказчик лишь констатирует сальдо, но не совершает одностороннюю сделку зачета», – считает адвокат. 

Илья Лясковский выделил критерии дифференциации сальдо и зачета исходя из мотивировочной части определения: «Первое прямо влияет на цену сделки (а не прекращает обязательство путем зачета иного требования, прямо не связанного с ценой того же договора), а обязательства, в отношении которых рассчитано сальдо, являются встречными (тогда как зачтены могут быть различные по основаниям возникновения обязательства)». 

По словам адвоката, Верховный Суд воздержался от категорического вывода, являются ли сделкой действия по расчету или констатации сальдо, однако указал, что такие действия определенно не являются сделкой, подходящей под признаки подозрительной. «Попутно Суд указал и на возможный способ защиты подрядчика, полагающего, что цена уменьшена несоразмерно просрочке: такому лицу предложено прямо доказывать это предположение, выдвинув его как основание иска», – заметил Илья Лясковский. Он заключил, что правовая позиция Суда подробна и ясна, а потому она, вероятно, устранит неопределенность при разрешении аналогичных споров. 

Адвокат, партнер Tenzor Consulting Group Антон Макейчук полагает, что Верховный Суд РФ продолжает тенденцию защиты прав заказчика в рамках дел о банкротстве подрядчика, отстаивая правомерность сальдирования взаимных требований сторон договора. «Ранее на уровне Верховного Суда уже несколько раз была сформулирована позиция о том, что уменьшение договорной цены в связи с ненадлежащим исполнением основного обязательства не является зачетом по смыслу ст. 410 ГК РФ и подобные действия по сальдированию не могут быть оспорены в рамках дела о банкротстве (например, Определения ВС РФ № 304-ЭС17-14946 от 29 января 2018 г., № 305-ЭС17-17564 от 12 марта 2018 г.). Таким образом, в анализируемом определении Суд в целом подтвердил свою правовую позицию», – пояснил он.

В то же время эксперт назвал спорной позицию ВС относительно сальдирования неустойки и основного долга, поскольку в данном случае «тело» долга зачитывается штрафными санкциями. «Данная позиция, конечно, является обоснованной и справедливой в условиях нормального делового оборота, однако в спорной ситуации подрядчик имел признаки неплатежеспособности. Сальдирование основного долга и неустойки (которая является неголосующей в реестре требований) нарушает баланс интересов по отношению к должнику и иным кредиторам. Тем более с учетом того, что в спорном деле работы были полностью сданы, а, следовательно, имелись все основания для полной оплаты работ, поскольку для заказчика выполненные работы имели потребительскую ценность, – полагает адвокат. – При этом если вместо неустойки сальдируются требования, касающиеся «тела» долга (например, в части неосвоенного аванса, в части некачественности работ и т.д.), то баланс интересов не нарушается, поскольку в данном случае действительно можно говорить о том, что у заказчика не имелось обязанности по полной оплате выполненных работ (ввиду их невыполнения в надлежащем виде)». 

Антон Макейчук уверен, что в рассмотренном Верховным Судом РФ споре заказчик должен был оплатить всю стоимость выполненных работ, а требование о взыскании неустойки ему следовало озвучить в деле о несостоятельности подрядчика. 

Рассказать: