×

Стоит ли ждать извинений?

КС РФ пояснил, когда прокуроры должны приносить официальные извинения незаконно подвергнутым мерам процессуального принуждения гражданам
По словам эксперта, своим решением Суд поддержал существующее отношение к тем, кто пострадал от уголовного судопроизводства, не имея отношения к предмету этого производства. Другой адвокат назвал спорной саму идею обязывать прокурора приносить извинения кому-либо.


В КС РФ поступила жалоба, в которой гражданин просил признать не соответствующей Конституции РФ ч. 1 ст. 136 УПК РФ «Возмещение морального вреда» в той мере, в какой по смыслу, придаваемому ей сложившейся правоприменительной практикой, она служит основанием для отказа в принесении прокурором от имени государства официального извинения за вред, причиненный лицу, незаконно подвергнутому мерам процессуального принуждения в ходе производства по уголовному делу.

Как следует из приложенных к жалобе документов, судом апелляционной инстанции было отменено постановление районного суда о наложении ареста на признанное вещественным доказательством имущество гражданина, участвовавшего в уголовном деле в качестве потерпевшего. Поданная им жалоба о признании незаконным бездействия прокурора, выразившегося в непринесении официальных извинений, оставлена без удовлетворения.

Изучив дело, КС РФ отметил, что обжалуемая статья УПК РФ предусматривает обязанность прокурора от имени государства принести официальное извинение реабилитированному за вред, причиненный ему в результате уголовного преследования. При этом, уточняется в определении, под реабилитированным, согласно п. 35 ст. 5 УПК РФ, понимается лицо, имеющее в соответствии с этим Кодексом право на возмещение вреда, причиненного ему в связи с незаконным или необоснованным уголовным преследованием.

Поясняется, что оспариваемая заявителем норма направлена на защиту прав и законных интересов лиц, незаконно или необоснованно подвергнутых уголовному преследованию (определения КС РФ от 21 июня 2011 г. № 758-О-О и от 17 ноября 2011 г. № 1552-О-О). Право же на возмещение вреда лиц, незаконно подвергнутых мерам процессуального принуждения в ходе производства по уголовному делу, гарантировано другими законоположениями, в том числе ч. 3 ст. 133 УПК РФ, предусматривающей право на возмещение имущественного вреда, и ч. 5 той же статьи, согласно которой в иных случаях вопросы, связанные с возмещением вреда, разрешаются в порядке гражданского судопроизводства.

Также КС РФ сослался на Постановление Пленума ВС РФ от 29 ноября 2011 г. № 17, в котором подчеркивается, что физические лица, не указанные в ч. 2 ст. 133 УПК РФ, незаконно подвергнутые в ходе производства по уголовному делу мерам процессуального принуждения, а также юридические лица, которым незаконными действиями (бездействием) и решениями суда, прокурора, следователя, дознавателя, органа дознания в ходе производства по уголовному делу причинен вред, не отнесены уголовно-процессуальным законом к кругу лиц, имеющих право на реабилитацию; однако в случае причинения вреда указанным лицам они имеют право на его возмещение в порядке, предусмотренном гл. 18 УПК РФ.

С учетом вышесказанного КС РФ не нашел оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

По словам адвоката Адмиралтейской КА Санкт-Петербурга Константина Кузьминых, под реабилитацией необходимо понимать восстановление не только материальных прав, но и утраченного доброго имени. «По общему правилу уголовное преследование ущемляет права подозреваемых или обвиняемых, т.е. лиц, в отношении которых оно ведется. Но нередки случаи, когда серьезный ущерб, и не только материальный, орган уголовного преследования наносит и иным лицам. Достаточно напомнить о практике обысков в фирмах, на предприятиях, где следствие активно ищет те или иные документы, временно блокируя их работу и параллельно нанося им репутационный ущерб», – пояснил он.

Эксперт привел пример из своей практики, когда в налоговом органе был задержан стажер адвоката, не имеющий отношения к расследуемому делу. Его принудительно доставили к следователю, отняли паспорт и телефон, заставили давать показания в качестве свидетеля – в общем, подчеркнул Константин Кузьминых, сотрудники правоохранительных органов более шести часов вели себя с процессуальной и этической точки зрения недопустимо. «Уверен, что после суда в порядке ст. 125 УПК РФ никаких извинений должностные лица полиции приносить не станут, даже если суд жалобу удовлетворит. В лучшем случае исполнят решение суда о выдаче копии протокола изъятия или вернут телефон», – добавил адвокат.

Константин Кузьминых указал на то, что формулировка ст. 133 УПК РФ гласит: лица не отнесены к категории реабилитируемых, при этом ст. 136 УПК РФ говорит об обязанности прокурора извиняться только перед реабилитированным. «Конституционный Суд РФ, на мой взгляд, в данном случае не использовал возможность иного, отличного от буквального понимания ст. 133 и 136 УПК РФ, толкования и таким решением поддержал существующее отношение к тем, кто пострадал от уголовного судопроизводства, не имея отношения к предмету этого производства», – заключил он.

В то же время заместитель управляющего партнера АБ «Багрянский, Михайлов и Овчинников» Филипп Багрянский считает, что сама идея обязывать прокурора приносить извинения кому-либо спорна. «Извинения – категория не правовая, а скорее моральная. Они должны приноситься искренне, а не из-под палки и быть следствием раскаяния, а не принуждения. В данный момент принесение извинений носит формально-ритуальный характер, и прокуроры их приносят, как правило, только потому, что их обязывает это делать закон, а не потому, что они сожалеют о чем-то. Неискреннее извинение – это всегда лицемерие. Зачем кого-то принуждать к лицемерию?» – подчеркнул адвокат.


Рассказать: