×

Суд не имеет полномочий по переводу нежилого помещения в жилое

ВС подчеркнул, что законом установлен административный порядок перевода нежилых помещений в жилые, поэтому недопустимо подменять решение органа местного самоуправления об изменении целевого назначения помещения судебным актом
Фотобанк Лори
Эксперты согласились с позицией Верховного Суда. Один из них отметил наличие пробелов в нормах, регулирующих изменение назначения объектов капитального строительства, не связанное с реконструкцией. Как указал второй, обращение в муниципальный орган обязательно, однако в судебном порядке может быть обжалован отказ администрации по данному вопросу.

В июне 2012 г. потребительский гаражный кооператив «Таврия» арендовал земельный участок сельскохозяйственного назначения, находящийся в федеральной собственности. В сентябре 2014 г. решением Адлерского районного суда г. Сочи в пользу Шаганэ Мкоян были выделены два гаража, расположенные на этом участке кооператива, а на Управление Росреестра по Краснодарскому краю была возложена обязанность по регистрации за гражданкой права собственности на эти объекты.

Позднее Шаганэ Мкоян, реконструировав гаражи, фактически превратила их в жилое помещение. Затем она обратилась в суд с иском к «Таврии» о признании нежилого здания жилым, мотивируя свои требования тем, что она является собственником гаражей, находящихся в этом кооперативе. Женщина указала, что принадлежащие ей объекты фактически являются жилым домом, поскольку используются ею для проживания.

В феврале 2016 г. Адлерский районный суд г. Сочи удовлетворил исковые требования. При апелляционном обжаловании Краснодарский краевой суд перешел к рассмотрению дела по правилам первой инстанции, поскольку нижестоящий суд не привлек к участию в процессе Департамент имущественных отношений г. Сочи, тогда как именно он занимается переводом нежилых помещений в жилые и, соответственно, обжалуемым актом затрагиваются его права и законные интересы. В апреле 2018 г. во второй инстанции требования истицы также были удовлетворены.

Апелляция признала гаражи жилым домом и право собственности Шаганэ Мкоян на него, обязав соответствующий филиал Росреестра провести кадастрового учета объекта, Управление Росреестра по Краснодарскому краю – зарегистрировать право собственности истицы на дом, а Департамент архитектуры, градостроительства и благоустройства администрации г. Сочи – присвоить объекту почтовый адрес.

Вторая инстанция исходила из того, что гаражи являются жилым домом, поскольку в них имеются жилые комнаты, кухня, подсобные помещения, которые Шаганэ Мкоян использует для проживания. Принимая решение, краевой суд основывался на заключении строительно-технической экспертизы, в соответствии с которым спорный объект соответствует всем требованиям, предъявляемым к жилым помещениям, не нарушает права и законные интересы третьих лиц и не создает угрозу жизни и здоровью граждан.

Поскольку судья краевого суда отказал в передаче кассационных жалоб администрации г. Сочи и Межрегионального территориального управления Росимущества в Краснодарском крае и Республике Адыгея для рассмотрения в судебном заседании президиума, управление Росимущества обратилось в Верховный Суд.

В Определении № 18-КГ19-58 от 30 июля 2019 г. Коллегия по гражданским делам ВС РФ напомнила, что в соответствии с ч. 1 ст. 23 Жилищного кодекса перевод нежилого помещения в жилое осуществляется органом местного самоуправления. Таким образом, сделал вывод Суд, нормами жилищного права установлен внесудебный (административный) порядок перевода жилых помещений в нежилые, что исключает подмену судебным решением соответствующего решения органа местного самоуправления об изменении целевого назначения помещения.

Суд также обратил внимание на тот факт, что в силу п. 3 ст. 85 Земельного кодекса использовать земельный участок можно в соответствии с любым видом разрешенного использования, предусмотренным градостроительным регламентом для соответствующей территориальной зоны. При этом материалы данного дела, по мнению ВС, содержат неполную и противоречивую информацию об участке, на котором расположены гаражи.

Так, решением исполнительного комитета Сочинского городского Совета народных депутатов Краснодарского края от 9 января 1991 г. были разрешены проектирование и строительство закрытой автостоянки коллективного пользования на 400 мест на данном участке. Но в то же время из кадастровой выписки следует, что этот же участок относится к землям сельскохозяйственного назначения. Судебная коллегия подчеркнула, что выяснение правового статуса участка, на котором расположен кооператив «Таврия», и обстоятельств, касающихся возведения всего гаражного комплекса и непосредственно спорных гаражей, принадлежащих истцу на праве собственности, являлось юридически значимым для данного дела. Однако апелляционная инстанция проигнорировала этот вопрос.

ВС указал, что необходимо было выяснить, не нарушаются ли права членов кооператива при удовлетворении требований Шаганэ Мкоян. Как указано в определении, данная проблема связана с тем, что принадлежащие истцу гаражи являются частью «блокированного здания гаражей, а не самостоятельным объектом капитального строительства, поскольку имеют общие стены с иными гаражами». Кроме того, суд не истребовал договор аренды участка и допсоглашение к нему.

По мнению Верховного Суда, вывод апелляционной инстанции о том, что для признания нежилого помещения жилым достаточно установления факта использования спорного объекта недвижимости для проживания, основан на ошибочном толковании норм материального права.

Старший юрист практики «Земля. Недвижимость. Строительство» компании «Инфралекс» Андрей Стаценко полагает, что в акте Верховного Суда интересной является не столько в целом верная правовая позиция, сколько поднятая проблема недостаточной урегулированности в градостроительном, жилищном и земельном законодательстве вопросов изменения назначения объектов капитального строительства, не связанного с реконструкцией, и в частности – перевода в жилые помещений, не расположенных в многоквартирных домах.

Читайте также
Права собственников гаражей и машино-мест пропишут в отдельном законе
В Думу внесен проект закона, которым предполагается снять правовую неопределенность статуса гаражей и машино-мест, а также статуса объединений их собственников
03 Сентября 2019 Новости

Юрист сообщил, что в законодательстве не содержится четко определенный порядок действий правообладателей объектов, которые принимают решение об изменении их назначения. «В связи с данным судебным актом отдельное внимание обращает на себя неурегулированность правового режима гаражей как недвижимого имущества, в том числе гаражей блокированной застройки. Возможность надстройки отдельных блоков гаражей, изменения назначения помещений в таких гаражах, а также возможность признания помещений в таких комплексах жилыми помещениями должна быть более детально урегулирована», – полагает Андрей Стаценко.

Он также отметил проблему установления уполномоченным органом самовольности строительства объекта на этапе согласования изменения назначения такой недвижимости. «Представляется, что такая проверка может проводиться только в том случае, если это будет установлено законом», – подчеркнул юрист.

Ведущий юрист Содружества Земельных Юристов Марина Строкань отметила, что перевод нежилого помещения в жилое в соответствии с нормами ЖК связан прежде всего с принятием соответствующего решения органом местного самоуправления по итогам рассмотрения документов, представляемых собственником. «Заявитель должен представить, среди прочего, проект переустройства или перепланировки помещения. Именно этот документ позволяет местному органу сделать вывод о соответствии помещения новому правовому статусу», – пояснила она.

Юрист согласилась с выводами ВС, отметив, что решение муниципального органа не может подменяться судебным актом, даже если такой акт является правильным по существу. «В данном случае административный порядок должен быть использован собственником до обращения в суд. Если заявитель считает отказ уполномоченного органа по данному вопросу неправомерным, процессуальное законодательство предусматривает возможность его оспаривания уже в судебном порядке. В противном случае административный механизм теряет свое прямое назначение, а полномочия по принятию решения перекладываются на суд», – рассказала Марина Строкань.

Она сообщила, что определение судебной коллегии в этой части не является инновационным, поскольку аналогичным образом процедурные вопросы высший судебный орган решал и ранее, указывая на пропуск заявителями обязательного этапа реализации своих интересов – обращения в местную администрацию. «Вместе с тем ВС указал на ряд принципиально важных моментов, которые были упущены нижестоящими судами: необходимость определения правового статуса земельного участка, оценка соответствия спорного объекта категории земельного участка, а также учет мнения всех членов потребительского гаражного кооператива», – отметила юрист.

Рассказать: