×

Суд разбирался в деле вместо органов следствия

Суд оправдал пилота, допустившего повреждение самолета при попытке избежать травм пассажиров
Защитник Игорь Кустов рассказал «АГ», что полноценное расследование дела фактически было проведено в судебном заседании, поскольку следствие проигнорировало множество неоднозначных обстоятельств происшествия.

Как явствует из материалов дела, на Чукотке опытному пилоту Марату Нигматулину было поручено управление новым самолетом DHC-6 Twin Otter, который впервые использовался в России. Полет прошел благополучно, однако после посадки из-за сильного порыва бокового ветра судно потеряло управление на обледенелой полосе, и его стало сносить на боковую полосу к обледенелому брустверу, образовавшемуся от уборки снега и наледи.

Уходя от столкновения с бруствером, которое могло привести к травмам находящихся на борту людей, летчик принял нестандартное решение, заставив самолет буквально перескочить препятствие. В результате никто не пострадал, однако воздушное судно оказалось повреждено. В дальнейшем причиненный ущерб был оценен в 75 млн рублей.

После инцидента авиакомпания предъявила летчику многомиллионный иск о взыскании причиненного самолету ущерба, кроме того в его отношении было возбуждено уголовное дело по ч. 1 ст. 263 УК РФ «Нарушение правил безопасности движения и эксплуатации железнодорожного, воздушного, морского и внутреннего водного транспорта и метрополитена». По версии следствия, пилот нарушил ряд пунктов Руководства летной эксплуатации (РЛЭ) и выполнял посадку в условиях сильного бокового ветра с нарушением установленных для такой ситуации требований.

Расследование продолжалось около трех лет. По его итогам в апреле 2017 г. суд первой инстанции вынес оправдательный приговор.

Судом было установлено, что при выполнении посадки действия командира экипажа соответствовали правилам безопасности движения и эксплуатации воздушного транспорта,  а между его действиями и причинением ущерба самолету нет причинно-следственной связи.

Суд указал, что непосредственно при совершении посадки самолет не получил никаких повреждений – они возникли в связи с выкатыванием самолета на боковую полосу безопасности из-за бокового ветра и столкновением передней опоры шасси и носовой части фюзеляжа со снежным бруствером, образовавшимся от уборки снега и наледи со взлетно-посадочной полосы. При этом суд подчеркнул, что нахождение снежного бруствера явилось нарушением действовавших на момент происшествия положений Руководства по эксплуатации гражданских аэродромов РФ.

Пилот был признан невиновным и оправдан по предъявленному ему обвинению в связи с отсутствием в его деяниях состава преступления.

В своем решении суд основывался на результатах анализа объяснений экипажа и данных средств объективного контроля, а также на заключениях двух экспертиз. Стоит отметить, что, несмотря на противоречащие друг другу результаты экспертиз (по одной действия пилота признаны верными, а по другой – нет), было установлено, что причиной инцидента стал именно боковой ветер, который, по данным приборов объективного контроля, составлял 20,5 м/с, что для этого типа самолетов является недопустимым значением.

Эксперты РОО «Общество независимых расследователей авиационных происшествий» по результатам проведения повторной авиационной эксплуатационно-технической экспертизы указали на то, что при совершении посадки самолета действия пилота не являлись нарушением РЛЭ для самолетов данного типа, поскольку руководство носит рекомендательный характер. Кроме того, на момент происшествия РЛЭ и вовсе не имело ограничений, характерных для той ситуации, в какую попал летчик, однако их ввели после этого авиационного инцидента.

Вместе с оправдательным приговором судом первой инстанции было вынесено частное постановление, в котором были аргументированы обстоятельства некачественного расследования уголовного дела. В частности, внимание Дальневосточного транспортного прокурора было обращено на допущенные его заместителем нарушения при осуществлении прокурорского надзора за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия и при утверждении обвинительного заключения, которое тот направил в суд без должного изучения и анализа его материалов, что привело к длительному рассмотрению дела. 

Прокурор и его заместитель направили апелляционные представления на приговор и частное постановление, в которых поставили вопрос об отмене решения суда и о направлении дела на новое рассмотрение в ином составе суда. Однако 11 июля 2017 г. апелляционный суд Чукотского автономного округа счел изложенные в представлениях доводы несостоятельными и постановил оставить оправдательный приговор пилоту в силе.

Адвокат АП Чукотского автономного округа Игорь Кустов, защищавший в суде пилота, рассказал «АГ», что следствие рассматривало только одну версию, по которой инцидент произошел исключительно из-за ошибок в пилотировании самолета. Следователя не смущали ни два противоположных заключения экспертной комиссии, ни обледенелая взлетно-посадочная полоса и бруствер на летном поле, ни особенности конструкции модели самолета.

«Без внимания остался и тот факт, что в Канаде и США, где в основном и используются данные самолеты, взлетные полосы расположены с таким расчетом, что посадка при боковом ветре практически не осуществляется. Между тем инцидент, произошедший в аэропорту Анадырь, был настолько уникальным, что производитель самолетов даже внес уточнение в руководство по летной  эксплуатации этой модели», – рассказал Игорь Кустов.

Также адвокат сообщил, что эксперт, проводивший первую экспертизу, в соответствии с выводами которой действия пилота были признаны ошибочными, всю жизнь летал на вертолете: «Очевидно, ему было непросто оценить ситуацию, в которую попал пилот самолета, впервые использовавшегося в России». Поэтому первое, что сделала сторона защиты, – обжаловала результаты этой экспертизы.

Затем была запрошена инструкция по управлению самолетом (это внушительного размера книга на техническом английском). В ней обнаружилось положение, при котором действия подзащитного были описаны как оправданные при обстоятельствах, в которых пилот как раз и оказался. Кроме того, выяснилось, что организация, проводившая экспертизу,  в соответствии с ее уставом, не могла ее проводить самостоятельно – она вправе только назначать ее. Именно на этом основании первую экспертизу признали недопустимой и назначили вторую.

Также судом было установлено, что в принципе наличие бруствера являлось серьезным нарушением, в то время как сторона обвинения постоянно указывала на то, что пилот допустил столкновение с бруствером, которое и повлекло повреждения.

«По объему дела у следствия вышло только 3 тома, а в конечном счете суд рассматривал 27», – констатировал адвокат.

Судом была проделана кропотливая работа по изучению всех доказательств, и в конечном итоге истина была установлена. «Честь и репутация заслуженного человека, отдавшего всю свою жизнь службе в авиации, восстановлены. Только вот ждать правды пришлось три года. Слишком это долго», – заключил Игорь Кустов.

Рассказать: