×

Суд удовлетворил ходатайство следователя об отводе защитника сразу после его вступления в дело

Поводом послужил вызов адвоката на допрос в качестве свидетеля, о чем следователь заявил суду почти сразу после начала заседания
Фото: «Адвокатская газета»
Адвокат Сергей Бобровский рассказал «АГ», что следователь подготовил вызов на допрос, пока он в судебном заседании знакомился с материалами дела и общался с подзащитным, также являющимся адвокатом. Председатель Комиссии по защите профессиональных прав адвокатов АП Санкт-Петербурга Сергей Краузе сообщил, что палата проверяет правомерность вызова Сергея Бобровского как свидетеля, но так как адвокат обратился с жалобой в суд, рассмотрение этого вопроса отложено.

Адвокат АП Санкт-Петербурга Сергей Бобровский рассказал «АГ» о том, что он был вызван на допрос и отведен от участия в деле в качестве защитника почти сразу после вступления в дело.

18 января Сергей Бобровский явился в судебное заседание по вопросу избрания меры пресечения адвокату Владимиру Подоприхину, сообщил, что принял на себя его защиту, представив ордер и удостоверение адвоката, и приступил к ознакомлению с материалами дела.

Вскоре после этого старший следователь третьего следственного отдела второго управления по расследованию особо важных дел ГСУ СК России по г. Санкт-Петербургу Владимир Палагичев представил в заседание повестку о вызове Сергея Бобровского на допрос 22 января в качестве свидетеля. Одновременно с этим он заявил суду ходатайство об отводе защитника от участия в деле по данному основанию. Ходатайство было немедленно удовлетворено судом. В тот же день следователь направил в АП СПб повестку о вызове адвоката на допрос.

В связи с этим Сергей Бобровский обратился в палату с просьбой предоставить ответ о возможности или невозможности его участия в деле в качестве свидетеля (документ имеется у «АГ»). Он отметил: так как совместно с повесткой следователь заявил суду об отводе его как защитника, адвокат сделал вывод о том, что его вызывают свидетелем именно по делу доверителя.

В ответе Владимиру Палагичеву, направленном также и Сергею Бобровскому (имеется у «АГ»), Комиссия по защите профессиональных прав адвокатов АП Санкт-Петербурга указала, что согласно п. 3 ст. 8 Закона об адвокатуре следственные и оперативно-розыскные действия производятся исключительно на основании предварительного судебного разрешения.

Подчеркивается, что в соответствии с Определением КС РФ от 15 января 2016 г. № 76-О адвокат не может быть вызван и допрошен в качестве свидетеля об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием. В силу изложенного установленный в п. 2 и 3 ч. 3 ст. 56 УПК запрет допрашивать адвоката об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с участием в производстве по уголовному делу или в связи с оказанием иной юридической помощи, распространяется на обстоятельства любых событий – безотносительно к тому, имели они место после или до того, как адвокат был допущен к участию в деле в качестве защитника, а также независимо от того, кем решается вопрос о возможности допроса адвоката – судом или следователем.

Комиссия отметила, что в силу ч. 3 ст. 56 УПК допрос адвоката в отношении его доверителя возможен только в случае личного согласия защитника и доверителя, исключительно по процессуальным вопросам производства по уголовному делу. Причем даже при наличии согласия доверителя именно адвокат принимает решение о возможности ответа на те или иные вопросы в ходе допроса и само по себе согласие доверителя для адвоката не является определяющим. Указывается, что данные обстоятельства нашли отражение в Определении КС от 6 марта 2003 г. № 108-О, сохраняющем свою силу в настоящее время.

Как отмечается в документе, АП Санкт-Петербурга известно, что Сергей Бобровский заключил соглашение на защиту адвоката Владимира Подоприхина и ордер был им представлен в уголовное дело, по крайней мере, в суд при рассмотрении вопроса об избрании последнему меры пресечения. Таким образом, согласие его подзащитного на допрос адвоката обязательно.

«Вами не указано, что основанием вызова адвоката на допрос в качестве свидетеля явился допустимый повод, указанный в законе. В любом случае вопрос о допустимости допроса адвоката и о вопросах, на которые может ответить адвокат, о связи этих вопросов с профессиональной деятельностью адвоката может решить только суд», – подчеркивается в ответе следователю.

Кроме того, в письме отмечается, что ни АП Санкт-Петербурга, ни ее комиссии не являются органами, выполняющими указания следователя по обеспечению явки адвокатов на допросы. Напротив, функции адвокатской палаты и ее органов исчерпывающе определены ст. 29–31 Закона об адвокатуре. Одна из основных – защита прав адвокатов.

Между тем Сергей Бобровский направил в Куйбышевский районный суд г. Санкт-Петербурга жалобу на вызов его на допрос. В ней он сослался на ст. 188 УПК, в соответствии с которой повестка о вызове на допрос лицам, в отношении которых возбуждено уголовное дело, должна быть вручена этим лицам под расписку или направлена по месту их проживания, и они считаются надлежаще извещенными о вызове на допрос с момента вручения им такой повестки. Он указал, что повестка по почте не направлялась, под роспись вручена не была, а до начала судебного заседания он допрошен не был.

В жалобе отмечается, что адвокат относится к лицам, перечисленным в ст. 447 УПК, к которым применяется особый порядок производства по уголовным делам. Он указал, что Конституционный Суд в ряде решений разъяснил, что в отношении лиц, перечисленных в ст. 447 УПК РФ, следственные действия производятся с учетом отраслевых законов, определяющих порядок совершения таких действий, причем нормы этих законов имеют преимущества перед нормами УПК как предоставляющие этим лицам большие гарантии.

Сергей Бобровский сослался на ч. 1 ст. 8 Закона об адвокатуре, которым установлено, что адвокатской тайной являются любые сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи своему доверителю. В п. 2 этой же статьи закреплено, что адвокат не может быть вызван и допрошен в качестве свидетеля об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием. Он добавил, что его доверитель, адвокат Владимир Подоприхин не дал согласие на допрос защитника.

Таким образом, Сергей Бобровский попросил суд признать вызов на его допрос в качестве свидетеля незаконным.

В комментарии «АГ» Сергей Бобровский рассказал, что после того, как следователь принес в заседание повестку о вызове на допрос и попытался ее вручить, адвокат попросил направить ее по почте, однако этого сделано не было. «22 января мне звонил оперативник и интересовался, собираюсь ли я приходить. Я сказал, что повестка мне не направлялась и что явиться я не могу. Кроме того, существует адвокатская тайна, которая не позволяет мне давать показания против Подоприхина», – указал он.

Сергей Бобровский также сообщил, что ни у него, ни у его доверителя еще нет постановления суда о его отводе в качестве защитника, поэтому оно пока не обжаловано.

Член Совета АП Санкт-Петербурга, председатель Комиссии по защите профессиональных прав адвокатов Сергей Краузе рассказал «АГ», что палата проверяет правомерность вызова Сергея Бобровского на допрос как свидетеля, однако рассмотрение этого вопроса отложено в связи с обжалованием его в порядке ст. 125 УПК.

Читайте также
АП СПб просит руководителя СК проконтролировать дело обвиненных в оскорблении сотрудника ФСБ адвокатов
В письме указывается, что конфликт между адвокатами и следователем возник из-за неправомерных действий последнего
24 Января 2019 Новости

Отвечая на вопрос, почему возникла такая ситуация, Сергей Краузе отметил, что возможны три варианта объяснения. «Первый – следователь хочет незаконно получить информацию о доверителе адвоката. К сожалению, иногда адвокаты ошибочно дают показания, за что потом подвергаются дисциплинарным взысканиям. Второй вариант – следователь хочет получить информацию о самом адвокате, когда его подозревают в причастности. Бывает редко, но тоже случается. Третий – следователь под надуманным предлогом пытается вывести неугодного (активного) адвоката из дела, т.е. провести “технический” допрос. (Так было в начале 2018 г. по Андрею Зломнову)», – пояснил председатель Комиссии по защите профессиональных прав адвокатов АП СПб.

Сергей Краузе отметил, что ранее третий вариант приобрел распространенный характер, но адвокаты стали обжаловать такие случаи, что зачастую приводило к отмене постановлений. Это, в свою очередь, стало неудобно для самих следователей, поскольку им приходилось повторять следственные действия с «возвращенным» по решению суда защитником.

Рассказать: