×

Суд вправе отказать в истребовании доказательства, только если оно не имеет отношения к делу

Как указал ВС, проигнорировав ходатайство ответчика об истребовании доказательств и разрешив спор по существу, первая инстанция фактически лишила его возможности предоставить опровержение доводов истца
Фотобанк Лори
Адвокаты сообщили, что нередко суды, удовлетворяя ходатайство об истребовании доказательств, принимают решения без поступления ответа на запрос и объясняют это сжатыми сроками рассмотрения дела. Одна из экспертов полагает, что определение Суда послужит дополнительным аргументом при обосновании соответствующего ходатайства. Другой отметил, что будет и использовать позицию ВС, и «наблюдать за действиями судей». Третий подчеркнул, что данный случай следует включить в очередной обзор судебной практики ВС.

В Определении от 3 сентября 2019 г. № 5-КГ19-105 Верховный Суд пришел к выводу, что отказ в содействии в истребовании доказательств возможен лишь в случаях, когда соответствующее доказательство не имеет отношения к гражданскому делу, по которому ведется разбирательство, либо не отвечает требованиям относимости и допустимости.

Несовершеннолетние Екатерина, Григорий и Иван Щукины являются собственниками квартиры. В период с 23 марта по 10 апреля 2017 г. в доме, где она расположена, было проведено общее собрание собственников помещений. Общее количество голосов принявших участие в собрании составило чуть более 76% от общего числа голосов собственников. При этом при определении кворума, необходимого для принятия решений по каждому из вопросов повестки дня, собственники исходили из того, что 100% голосов составляют не голоса всех собственников, а голоса тех, кто принял участие в собрании.

Отец несовершеннолетних Игорь Щукин в интересах своих детей обратился в суд с иском о признании недействительным решения общего собрания. Ответчиком по делу стала одна из инициаторов собрания Марианна Бентхен.

Игорь Щукин указал, что в соответствии с п. 1 ст. 46 Жилищного кодекса решения по вопросам, указанным в повестке, должны быть приняты большинством не менее двух третей от общего числа голосов собственников помещений в многоквартирном доме, а не от общего числа проголосовавших. Поэтому, по мнению истца, оспариваемые им решения общего собрания были приняты в отсутствие кворума. Истец также сослался на то, что в протоколе не содержатся сведения о площади помещений, принадлежащих лицам, проголосовавшим положительно. Дополнительно Игорь Щукин обратил внимание суда на тот факт, что копии решений и протокола общего собрания не были своевременно представлены в орган государственного жилищного надзора (Мосжилинспекцию). Это, как полагает истец, свидетельствует о нарушении процедуры подсчета голосов.

В решении от 15 мая 2018 г. по делу № 02-0635/2018 (02-5580/2017) Головинский районный суд г. Москвы согласился с заявленными требованиями. В дальнейшем указанный акт был оставлен в силе Московским городским судом (апелляционное определение от 8 ноября 2018 г. по делу № 33-49444/2018).

Принимая решение об удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции исходил из того, что ответчик не доказал наличие кворума при принятии решений общим собранием собственников. Районный суд также указал на то, что им самим «соответствующие доказательства не добыты». При этом первая инстанция отметила, что протокол общего собрания сам по себе не является документом, на основании которого может быть установлено количество присутствующих на собрании лиц, поскольку такие сведения в протокол вносятся на основании иных документов, по которым производится подсчет голосов, участвующих в собрании.

При рассмотрении спора в кассационном порядке Верховный Суд обнаружил допущенные нижестоящими инстанциями существенные нарушения норм процессуального права, которые повлияли на исход дела.

Коллегия по гражданским делам указала, что по смыслу п. 1 ст. 181.3 и п. 2 ст. 181.5 ГК в данном случае бремя доказывания наличия необходимого кворума возлагается на ответчика. Суд первой инстанции, по мнению ВС, правильно распределил бремя доказывания и принял верное решение об оказании содействия ответчику в истребовании доказательства наличия кворума на общем собрании из Мосжилинспекции.

Проанализировав материалы дела, Верховный Суд установил, что Мосжилинспекция по запросу суда представила копии протоколов общих собраний, проведенных в многоквартирном доме, и ответ, в котором отрицался факт поступления в орган жилищного надзора протокола оспариваемого общего собрания. Поскольку Мосжилинспекция не представила в суд все запрашиваемые у нее документы, в том числе решения собственников, ответчик повторно обратился к суду с просьбой оказать содействие в истребовании доказательства наличия кворума, поскольку сам он не мог их получить. Однако обе инстанции в удовлетворении ходатайства отказали.

Высшая судебная инстанция напомнила, что ч. 1 ст. 57 ГПК РФ предоставляет суду полномочия по содействию в собирании и истребовании доказательств в случае, если представление необходимых доказательств для этих лиц затруднительно. По мнению Судебной коллегии, отказ в содействии в истребовании доказательств возможен лишь в случаях, когда соответствующее доказательство не имеет отношения к гражданскому делу, по которому ведется разбирательство, либо не отвечает требованиям относимости и допустимости.

ВС подчеркнул, что, разрешая ходатайство об истребовании и исследовании доказательств, суд использует властные полномочия, которые в судебных стадиях гражданского судопроизводства имеются у него и отсутствуют у сторон. «Уклонившись от разрешения ходатайства об истребовании доказательств, имеющих основное значение для разрешения спора и разрешив спор по существу, суд первой инстанции тем самым создал неравные условия для стороны ответчика, лишив фактически сторону ответчика возможности представить доказательства, опровергающие доводы истца», – говорится в определении.

Коллегия по гражданским делам отметила, что в соответствии с ч. 1 ст. 46 ЖК, действующей на момент принятия решения общего собрания, копии решений и протокола общего собрания собственников помещений в многоквартирном доме подлежат обязательному представлению лицом, по инициативе которого было созвано общее собрание, в управляющую организацию и правление ТСЖ не позднее чем через 10 дней после проведения общего собрания собственников помещений в многоквартирном доме. После этого управляющая компания и правление ТСЖ обязаны направить копии указанных решений и протокола в орган государственного жилищного надзора для хранения в течение 3 лет.

Верховный Суд указал, что ответчик сообщала о надлежащем исполнении своей обязанности по представлению в управляющую организацию копий решений и протоколов общего собрания, которая, в свою очередь, направила копии данных документов в Мосжилинспекцию. Более того, как указано в определении, Марианна Бентхен представила суду апелляционной инстанции документы, подтверждающие факт получения Мосжилинспекцией копий соответствующих документов.

Однако, отметила коллегия, суд апелляционной инстанции не оценил указанные доказательства и при явной очевидности отсутствия у ответчика возможности подтвердить свою правовую позицию иным способом отказал в принятии доказательства, подтверждающего нахождение в Мосжилинспекции документов, касающихся общего собрания.

ВС отметил, что Московский городской суд также нарушил разъяснения п. 29 Постановления Пленума от 19 июня 2012 г. № 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции» и не поставил на обсуждение вопрос о необходимости дополнительно истребовать из Мосжилинспекции документы, касающиеся оспариваемого общего собрания.

Таким образом, Суд отменил решения нижестоящих инстанций и направил дело на новое рассмотрение в Мосгорсуд.

Комментируя решение ВС, адвокат АП г. Москвы Анна Минушкина сообщила, что суды часто отказывают в удовлетворении ходатайств об истребовании доказательств, несмотря на то, что сторона обосновывает свою позицию невозможностью предоставить их самостоятельно. «В моей практике встречались случаи, когда суд, удовлетворяя ходатайство об истребовании доказательств, принимал решение без поступления ответа на судебный запрос, мотивировав это сроками рассмотрения дела и иными обстоятельствами», – поясняет адвокат.

Анна Минушкина полагает, что рассматриваемое определение ВС послужит дополнительным аргументом при обосновании стороной необходимости удовлетворения ее ходатайства об истребовании доказательства.

Адвокат АК № 22 «Гражданские компенсации» Нижегородской областной коллегии адвокатов Александр Немов рассказал «АГ», что он также неоднократно сталкивался с отказом суда ожидать ответ на ранее направленный судебный запрос. По его словам, обосновывая свою позицию, суды ссылаются на сроки рассмотрения дела. «Я разделяю позицию Верховного Суда. Раз уж Суд принял решение, что для рассмотрения дела необходимо получить те или иные сведения, то пока эти сведения не будут получены, при наличии объективной возможности их получения, обстоятельства не могут считаться изученными судом всесторонне. Я точно буду в своей практике использовать данное определение ВС РФ в будущем и наблюдать за действиями судей», – заключил адвокат.

Адвокат МКА «Центрюрсервис» Илья Прокофьев отметил, что суды часто выносят решения, не дожидаясь поступившего ответа на судебный запрос, когда рассмотрение дела, по мнению судьи, уже слишком затянулось. «При этом судебные решения, вынесенные с такими нарушениями, апелляция и кассация оставляют в силе, считая данные нарушения несущественными», – сообщил адвокат.

Илья Прокофьев считает, что мнение Верховного Суда, изложенное им в данном определении, должно «в очередной раз напомнить судам о базовых принципах судопроизводства и предотвратить повторение аналогичных судебных ошибок». Адвокат полагает, что данный случай следует включить в очередной обзор судебной практики ВС.

Рассказать: