×

Уничтожение вещдока как повод для изменения наказания

Верховный Суд освободил осужденную от наказания за хранение наркотиков из-за невозможности перепроверить их массу
Эксперты указали, что Суд вынес решение согласно сложившейся практике. При этом один из них заметил, что оно делает для правоприменителя целесообразным сохранение наркотических веществ в качестве вещдоков и после вступления приговора в законную силу.

Верховный Суд рассмотрел кассационную жалобу осужденной, признанной виновной в содержании наркопритона, изготовлении и хранении наркотиков в значительном размере и покушениях на их сбыт в том числе в составе группы лиц по предварительному сговору.

Осужденная в своей жалобе указывала на допущенные судом существенные нарушения уголовного и уголовно-процессуального законодательства. В частности, что оперативно-розыскные мероприятия в ее отношении были проведены незаконно и что сотрудники наркоконтроля спровоцировали ее на повторный сбыт наркотических средств, в связи с чем она просила исключить осуждение по двум эпизодам дела. Кроме того, она сослалась на то, что в заключениях проведенных по делу судебно-химических экспертиз отсутствуют сведения о массе сухого остатка наркотического средства. Также осужденная настаивала на том, что ей назначено несправедливое и чрезмерно суровое наказание в виде 12 лет лишения свободы, поскольку судом не были учтены смягчающие обстоятельства.

Проверив материалы дела, Судебная коллегия по уголовным делам ВС РФ пришла к выводу, что ОРМ были произведены законно, а в действиях сотрудников правоохранительных органов не усматривается признаков провокации или произвола.  В то же время она установила, что по данному делу были допущены нарушения уголовного и уголовно-процессуального законов, повлиявшие на исход дела.

Верховный Суд указал, что с 1 января 2013 г. вступило в силу постановление Правительства РФ, которым были утверждены размеры наркотических средств и психотропных веществ для целей ст. 228, 228 , 229 и 229.1 УК РФ. При этом список запрещенных к обороту наркотиков был дополнен примечанием, согласно которому «для всех жидкостей и растворов, содержащих хотя бы одно наркотическое средство из перечисленных в указанном списке, их количество определяется массой сухого остатка после высушивания до постоянной массы при температуре +70...+110 градусов Цельсия».

Далее Суд обратил внимание на то, что приговор осужденной, вынесенный в сентябре 2012 г., был изменен постановлением президиума краевого суда в ноябре 2013 г. Ее действия были переквалифицированы с ч. 2 ст. 228 УК РФ на ч. 1 той же статьи, но при этом особо крупный размер наркотического средства определяется на основании размеров наркотических средств, утвержденных постановлением Правительства РФ от 7 февраля 2006 г., и в заключениях проведенных по делу судебно-химических экспертиз отсутствуют сведения о массе сухого остатка дезоморфина, определенной после высушивания до постоянной массы при температуре +70...+110 градусов Цельсия.

Однако, как указала судебная коллегия, президиум краевого суда оставил без внимания обстоятельство, что в тот момент определение массы сухого остатка дезоморфина, изъятого во время обыска у осужденной, не представлялось возможным, так как вещественное доказательство было уничтожено в соответствии со ст. 81 УПК РФ после вынесения приговора.

Суд пояснил: ответственность за преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 228УК РФ, установлена при наличии наркотического средства в значительном размере, а в силу того, что установить размер не представлялось возможным, и того, что все сомнения толкуются в пользу осужденного, осужденную следует освободить от наказания по ч. 1 ст. 228 УК РФ и назначить ей наказание по совокупности оставшихся преступлений.

Адвокат КА «Комиссаров и Партнеры» Андрей Комиссаров сообщил, что и ранее встречались решения нижестоящих судов с подобной мотивировкой. Однако эксперт добавил, что следует обратить внимание, как в данном определении Верховный Суд освободил от наказания в связи с подачей кассационной жалобы на приговор суда, а не в порядке, предусмотренном п. 13 ст. 397 УПК РФ.
 
Эксперт также отметил, что интересны доводы судебной коллегии при отклонении жалобы на проведенные оперативно-розыскные мероприятия: «Исходя из судебных актов по данному делу, Верховный Суд признал законным проведение оперативного эксперимента 27 декабря 2011 г. лишь потому, что осужденная покушалась на сбыт другого вида наркотического средства, чем ранее. Судя по определению Суда и других судебных актов по делу, каких-либо иных новых результатов в ходе данного оперативного эксперимента не получено».

Старший партнер АБ «Ковалёв, Рязанцев и партнеры» Александр Рязанцев также отметил, что Суд вынес решение в соответствии со сложившейся практикой. Тем не менее он обратил внимание на то, что уничтожение вещества в данном случае носило естественный характер – ввиду вступления приговора в законную силу. Определение Верховного Суда, положившего в основу своего решения факт отсутствия наркотика, делает для правоприменителя целесообразным сохранение вещества и после вступления приговора в законную силу.

Рассказать: