×

УПК – не аргумент?

Несмотря на поправки в законодательство, в Москве у адвокатов продолжают требовать разрешение следователя для свидания с подзащитными
При этом, как сообщила «АГ» адвокат, суд не принял жалобу на явное нарушение под предлогом отсутствия документального подтверждения отказа в допуске ее в дело, а также из-за отсутствия доверенности от самого подзащитного, к которому адвокат не может попасть.


Как сообщила «АГ» адвокат АП Ленинградской области Марина Мошко, проблема с допуском к доверителю у нее возникла в СИЗО-4 г. Москвы 17 мая, то есть ровно спустя месяц после подписания Владимиром Путиным поправок в УПК РФ, в соответствии с которыми адвокат не допускается в уголовное дело, а участвует в нем.

Марина Мошко рассказала, что, по прибытии в следственный изолятор она в соответствии с ч. 4 ст. 49 УПК РФ предъявила сотрудникам ордер на защиту ее доверителя, находящегося под стражей, и адвокатское удостоверение. Однако сотрудники СИЗО сообщили, что посетить подзащитного адвокат сможет только после согласования данного вопроса со следователем, в производстве которого находится уголовное дело. После этого сотрудница изолятора созвонилась со следователем, который заявил, что Марина Мошко не допущена в дело, и в результате в свидании с подзащитным ей было отказано.

Адвокат попыталась решить ситуацию, обратившись к начальнику СИЗО-4, напомнив ему, что в соответствии с вступившим в силу законом разрешения следователя на посещение адвокатом подзащитного в следственном изоляторе не требуется, однако тот все равно ответил отказом. При этом, как сообщила Марина Мошко, в беседе с ней сотрудник ФСИН заявил, что ему «не нужны проблемы с оперативными сотрудниками и следственными органами», и предложил разобраться со следователем, после чего и приходить на свидание к своему подзащитному.

Попытка выяснить у самого следователя, в производстве которого находится уголовное дело ее доверителя, по каким причинам он считает ее не допущенной к участию в деле, Марине Мошко не удалась.

После произошедшего адвокат направила жалобы в суд, Следственный комитет РФ, ФСИН России и Генпрокуратуру. Кроме того, Марина Мошко обратилась и к Уполномоченному по правам человека в РФ Татьяне Москальковой, а также к Президенту РФ через его сайт.

 Первая реакция на жалобу поступила из Басманного районного суда г. Москвы, который не стал ее рассматривать и вернул заявителю. Предлогом для возвращения жалобы стало то, что к самой жалобе не было приложено документальное подтверждение отказа следователя в допуске Марины Мошко к участию в уголовном деле, наличие которого в соответствии с УПК РФ не требуется.

Иными словами, аргументация адвоката о том, что УПК РФ в новой редакции прямо указывает, что для участия в деле адвокату не нужно ничего, кроме удостоверения и ордера, была проигнорирована не только сотрудниками ФСИН и Следственным комитетом РФ, но и судом. На это постановление уже подана апелляционная жалоба.

Абсурдности ситуации добавило определение Бабушкинского районного суда г. Москвы об оставлении жалобы адвоката на действия начальника СИЗО без движения ввиду того, что к ней не приложена доверенность подзащитного, в допуске к которому препятствуют как следователь, так и начальник изолятора, действия которого оспариваются адвокатом. На данное определение был подан ответ адвоката, в котором она указала, что в данном случае действует в своих профессиональных интересах, а потому предъявления доверенности подзащитного не требуется. Реакции суда пока не последовало.

Комментируя ситуацию «АГ», Марина Мошко рассказала, что в ходе своей адвокатской деятельности она часто посещает подзащитных, содержащихся в различных следственных изоляторах на территории Санкт-Петербурга и Ленинградской области. «Никогда ни в одном следственном изоляторе там у меня и моих коллег не просили в каком-либо виде предъявить разрешения следователя и суда на посещение подзащитных. Всегда предъявлялся только ордер и удостоверение, поскольку наличие разрешения следователя не регламентируется никакими нормами закона. Поправки в УПК РФ, обеспечивающие дополнительные гарантии независимости адвокатов при оказании ими квалифицированной юридической помощи в уголовном судопроизводстве, цинично игнорируются именно в Москве. Закон не исполняется, ожидания адвокатов не оправдались», – заключила адвокат.


Рассказать: